Промзона в законе

Эксклюзивная мебель из массива, кроличье мясо, туалетная бумага, сумки, одежда, брусчатка и сувениры — все это продукция, которую производят заключенные девятой колонии строгого режима Петрозаводска. Никто не подведет: не напьется, не прогуляет, не обманет. Товары, сделанные в тюрьме, есть у многих дома, просто мы об этом не знаем. «Республика» побывала на промплощадке за колючей проволокой.

Осужденный Валерий Лазарев на воле работал профессиональным водителем в карельской деревне Юшкозеро. Но навыки вождения в колонии не пригодились. Пригодилось то, чему научил его в детстве отец и чем раньше он занимался в свободное время: плел корзины и продавал. Раньше это было хобби, теперь — работа. Сейчас Валерий — наставник, сам передает опыт корзиноплетения другим заключенным девятой колонии строгого режима в Петрозаводске.

— Все просто. Чтобы плести корзины, нужно два качества: желание и терпение, — объяснил Валерий.

Валерий Лазарев

Мастер по плетению корзин Валерий Лазарев. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

На самом деле, корзину сплести далеко не просто: выбрать материал без сучков — сосновые лучины, которые потом нужно расщепить. Мастерство приходит со временем. Время есть, и ученики постигают секреты корзиноплетения скрупулезно, а потому — качество гарантировано. Модную и прочную корзину можно сделать за один день. Это если работать без перекуров.

Корзины

Корзины. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

«Сделано в тюрьме» как бренд

Мебель, сувенирная продукция, различный банный инвентарь — ходовой товар. Широчайший ассортимент продукции из дерева поступает на рынок страны из многих исправительных учреждений. Производить за колючей проволокой можно все, что пользуется спросом и продается. Колония — это идеальный промпарк: есть цеха с инфраструктурой, куда можно установить оборудование, и есть профессиональная рабочая сила — заключенные. Многие товары повседневного спроса известных брендов сделаны руками узников российских колоний. Но покупатели об этом не знают.

— Сейчас представители бизнеса, которые у нас работают, не хотят этого афишировать. На упаковках и лейблах, которые мы видим на продукции, нигде не написано «Сделано в тюрьме». Я сам не против такого бренда, но это нужно вначале разъяснить, показать, как все производится, чтобы не было непонимания, — рассказал сказал начальник отдела по организации трудовой занятости осужденных УФСИН РФ по Карелии Игорь Шевчук.

Игорь Шевчук

Игорь Шевчук. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Бренд «Сделано в тюрьме» пока в нашей стране в тени, но сейчас активно идет речь о его регулярном и открытом использовании.

В настоящее время в 9 колонии работает только одна треть заключенных. Всего в Карелии около 3,5 тысяч узников, и трудоустроено менее половины. Трудятся не все, хотя желающих много. Увеличить количество рабочих мест не позволяют площади колоний.

Камнеобработка в колонии колония №9 Петрозаводска

Камнеобработка в колонии. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.


По данным ФСИН, в России в настоящее время трудоустроены не более половины заключенных. Это общая проблема исправительных учреждений и на федеральном уровне рассматриваются  инициативы по увеличению количества рабочих мест в тюрьмах. Например, сегодня прорабатывается идея создать совместное предприятие ФСИН России и крупнейшего Агрохолдинга на основе государственно-частного партнерства, чтобы заключенные занимались производством продуктов питания для всей страны. В рамках проекта планируется построить общежития для осужденных. Тем более, статья 103 Уголовно-исправительного кодекса не запрещает узникам трудиться вне колонии «при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осужденных».

Профессия из-за решетки

В вечерней школе девятой колонии осужденные до 30 лет обязаны учиться, чтобы получить среднее образование. Также здесь есть профессиональное училище № 31, где осужденные могут получить профессии каменщика, автослесаря, кроликовода, мастера столярного и мебельного производства, швейного дела, уборщика служебных помещений. Все как положено: сдал экзамены — получаешь «корочку». Потом на свободе можно продолжить работать по специальности.

Швейное производство в колонии№ 9 Петрозаводска. Фото: ИА "Республика"/ Максим Смирнов.

Швейное производство в колонии№ 9 Петрозаводска. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Раиса Маврова — преподаватель швейного дела в профтехучилище в колонии. Сама училась в Одессе, в Карелию приехала в 1975 году. Раньше работала в петрозаводском колледже технологий и предпринимательства. Вышла на пенсию, и ей предложили учить заключенных. Преподаватель отгорожен от класса решеткой. По окончании занятия входит инспектор и открывает дверь — таковы правила.

— У меня сейчас 700 часов, но я работаю и как мастер. Ребята хорошие, учатся хорошо, все схватывают, отстающих нет. За все время — девять лет я работаю — один раз только был конфликт. А так ребята послушнее, чем в колледже было, — смеется Раиса Маврова.

Раиса Маврова

Преподаватель швейного дела Раиса Маврова. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Занятость заключенных — это не только возможность для них заработать, многие заключенные по суду обязаны выплачивать деньги тем, кому нанесли ущерб. Именно этот критерий принимается во внимание, когда руководство колонии решает, кому дать работу. Специалистов-профессионалов в нужной области трудоустраивают в первую очередь. Платят осужденным в пределах МРОТ. Средняя сумма — около 6000 рублей. С учетом повышения минимального размера эта цифра будет чуть-чуть больше.

колония тюрьма

Швейное производство в колонии № 9 Петрозаводска. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

— Смысл производственной деятельности в учреждениях ФСИН, во-первых, чтобы помочь осужденным в ресоциализации, чтобы после освобождения они могли себя применить в жизни, и второе — дать им возможность заработать деньги, чтобы они гасили иски, алименты и все возложенные на них штрафы, — сказал Игорь Шевчук.

Те, кто не работает — просто сидят, отбывают срок. Все по распорядку: завтрак, ужин, обед, прогулки, личное время, уборка, просмотр телевизора. Полезным трудом они не заняты.

колония тюрьма

Построение. Колония № 9 в Петрозаводске. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Сотрудники учреждения рассказали, что производственные травмы в девятой редкий случай. В последние годы таких фактов не было.

Все оборудование — станки, инструменты, приборы — все покупается за счет заработанных средств. Бюджет не выделяет деньги на развитие производства. Бросается в глаза, что и к видавшим видам станкам очень далеких советских времен относятся бережно: все отремонтировано, все работает.

колония, цех,

В деревообрабатывающем цехе колонии № 9 Петрозаводска. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Производство в колониях страны функционирует по законам рынка. Нет спроса — закрывают. Так в девятой колонии был закрыт цех по выпуску туалетной бумаги. Колония выступала поставщиком услуг — предоставила промплощадку. Бизнесмен привез свое оборудование, установил, и цех был запущен. Но у коммерсанта возникли проблемы со сбытом. Видимо, где-то просчитался с маркетинговой стратегией.

— Люди работали, мы должны были им платить зарплату, а продукция не продавалась, заказчик оказался в долгах и до сих пор должен нам деньги, — рассказал Игорь Шевчук.

колония

Колония № 9 Петрозаводска. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

В «девятке» доход приносят камнеобработка, мебельное, швейное производства и авторемонт, а вот кролиководческая ферма испытывает сложные времена. Ничего не поделать — капитализм. Сейчас рассматривается возможность производить пластиковые окна, поскольку у государственных и муниципальных учреждений есть в них потребность, и можно получить крупные заказы. По 44 закону о закупках часть продукции госорганизации могут купить в исправительных учреждениях без торгов.

Востребована услуга швейного производства. Для государственных и муниципальных учреждений республики колония делает заказ полностью, закупает ткань и фурнитуру. В ИК по госконтрактам шьют спецодежду для медиков, строителей, уборщиц, лесников. Делают и постельное белье.

— Насколько я понимаю, рынок спецодежды страны процентов на 80 — это производство спецучреждений, — сказал Игорь Шевчук.

Бирка. Продукция колонии № 9 Петрозаводска. Фото: ИА "Республика"/ Максим Смирнов.

Бирка. Продукция колонии № 9 Петрозаводска. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Если приходит бизнес со стороны, то колония уже выступает в роли поставщика услуги. Заказчиками в «девятке» в основном выступают оптовые фирмы Санкт-Петербурга, уже давно торгующие на рынке большим объемом продукции. Люди, покупающие сумки с каким-нибудь хлестким брендом с иностранными буквами, даже и не догадаются, что товар пошит руками заключенных. Игорь Шевчук говорит, что людей часто отталкивает сам факт того, что вещи делают преступники.

Производство сумок в колонии № 9 Петрозаводска. Фото: ИА "Республика"/ Максим Смирнов.

Производство сумок в колонии № 9 Петрозаводска. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Андрей Карпов шитью обучался в профтехучилище колонии, имеет третий разряд и каждый год повышает квалификацию. Рассказал, что попробовал разные профессии, но шитье больше пришлось по душе.

— Я думаю, что и на свободе смогу дальше работать в швейном деле. Кроме шелка шил все. Можно приличные деньги зарабатывать. Работа мне нравится. Так-то я был водителем-дальнобойщиком, разбираюсь в технике, — сказал Андрей Карпов.

Андрей Карпов. Фото: ИА "Республика"/ Максим Смирнов.

Андрей Карпов. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Маркетинг

В колонии есть маркетинговая служба, она содержится целиком за счет заработанных средств. Владислава Щербакова работает в «девятке» недавно. Принимает заказы, оформляет все документы, занимается продвижением продукции. Спецучреждение, например, сейчас старается активно участвовать в городских выставках-ярмарках Петрозаводска.

Владислава Щербакова

Владислава Щербакова. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Владислава Щербакова рассказала, что на рекламу денег тратится мало, она не окупается — активными розничными продажами колония не занимается, большая часть ориентирована на оптовиков. Рекламируют обычно услуги, например, автосервис. А так в основном исполняются частные заказы, и здесь информационно очень хорошо работает сарафанное радио.

— Люди заказывают типовую продукцию: табуретки, столы, банные аксессуары, ограды металлические и также эксклюзив, например, мебель под собственные размеры. Это пользуется спросом. В прошлом году один человек купил кресло-качалку, и, видимо, потом показал ее друзьям. У нас более 30 заказов на эти кресла пришло, — сказала Владислава Щербакова.

Владислава Щербакова

Сотрудник отдела маркетинга Владислава Щербакова. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

В отделе маркетинга есть мастер, который сделает оценку заказа, например, мебели. Бывает люди приходят с фотографией, взятой из интернета, и говорят, что хотели бы «вот такое». Специалист подбирает размеры. Краску или лак заказчик приносит свои; в цену входят материал и трудозатраты — сложность исполнения. Эксклюзивный комод, кровать или сервант могут стоить от 8000 рублей и выше. Кто знает, заказывает постоянно и для дома, и для дачи.

В начале нулевых в Петрозаводске был спецмагазин, где можно было купить продукцию карельских колоний, но это оказалось экономически не выгодно, и его закрыли.

Продукция колонии № 9. Фото: ИА "Республика"/ Максим Смирнов.

Продукция колонии № 9. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Автомастерская

В автомастерскую колонии на ремонт привезли раритетный Фольксваген — здесь есть мастера на все руки.

ретроавтомобиль

Ретроавтомобиль на ремонте. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Ремонтируют здесь свои машины и сотрудники спецучреждения — для них есть небольшая скидка. Сотрудник колонии показывает подготовленный под покраску внедорожник.

— Клиент на нем врезался в столб. Понимаете? В столб! Это была куча металлолома, а вот теперь осталось покрасить и будет как новенький.

Авторемонтная мастерская в 9 колонии ПЕтрозаводска. Фото: ИА "Республика"/ Максим Смирнов.

Авторемонтная мастерская в 9 колонии Петрозаводска. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Кирилл — из Костромы. Закончил курсы автослесаря по ремонту автомобилей, работает в автомастерской уже полтора года. Ремонтирует двигатели, КПП, подвески, кузова… в общем, говорит, что может практически все. Работы хватает.

— Я уже точно уверен, что после освобождения найду работу по специальности, — заключил Кирилл.

Автослесарь Кирилл. Фото: ИА "Республика"/ Максим Смирнов.

Автослесарь Кирилл. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Автосервис колонии конкурирует с городскими ремонтными организациями в основном за счет цены.

— Почему мы держим цены ниже, чем в городе. Есть свои сложности. Сюда, во-первых, машину нужно  привезти, оставить и это не центр города, — пояснил Игорь Шевчук.

 

Кролики и гробы

На кролиководческой ферме — 2 тысячи кроликов, колония реализует около 700 килограммов мяса в месяц. Сбытовая цена за килограмм — 350 рублей.

Мясо покупают и частные предприниматели, которые его перепродают, есть оно и на прилавках в местной торговой сети. Для собственных нужд, для питания заключенных выращивать кроликов дорого. Корма закупаются через торги, а животные к ним очень чувствительны, если поменять корм, то кролики могут отказаться от еды. В разведении животных очень много рисков, но ферма пока держится на плаву.

— Вот еще мех, такой шикарный мех! Его приходится утилизировать — нет покупателей на него. Может, вы напишите и кто-нибудь прочитает. Может, найдутся предприниматели, готовые его покупать и обрабатывать? — спросил Игорь Шевчук.

На кроликовой ферме в колонии №9 Петрозаводска. Фото: ИА "Республика"/ Максим Смирнов.

На кроликовой ферме в колонии №9 Петрозаводска. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.

Если с кроликами туговато, то со сбытом гробов проблем нет. Этот товар всегда будет востребован и заказы растут. Сейчас в цехах колонии сколачивают 250 гробов в месяц, примерно столько же и крестов. Ритуальные аксессуары делают по заказам мемориальных компаний. Цена гроба — 1240 рублей. Без обивки. В городском салоне ритуальных услуг цена на  домовину начинается  от 3500 рублей в зависимости от оформления.

Продукция колонии № 9 Петрозаводска. Гроб. Фото: ИА "Республика"/ Максим Смирнов.

Продукция колонии № 9 Петрозаводска. Гроб. Фото: ИА «Республика»/ Максим Смирнов.