Приютить или усыпить: что делать с бродячими собаками в Карелии?

Почему количество безнадзорных собак растет, несмотря на выделяемые миллионы из бюджета? С какими неприятностями сталкиваются приюты? Какие варианты решения проблемы предлагают муниципалитеты? Депутаты, общественники и журналисты разбирались во время рабочей поездки в Сегежский и Медвежьегорский районы.

Условия в сегежском приюте по состоянию на 9 февраля 2021 года.  Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Условия в сегежском приюте по состоянию на 9 февраля 2021 года. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Жители Петрозаводска и районов Карелии всё чаще жалуются на бродячих собак. По России прошла череда нападений безнадзорных животных. Депутаты Заксобрания Карелии Марина Гуменникова и Андрей Монастыршин решили посетить Сегежский и Медвежьегорский районы, чтобы посмотреть, как в местных приютах содержатся безнадзорные животные.

«Сейчас идет речь о совершенствовании федерального законодательства о безнадзорных животных. Оно не отвечает современным реалиям. Поэтому мы инициируем предложения по изменению законодательства. Мы решили посетить приюты Сегежского и Медвежьегорского районов, чтобы с муниципальной властью обсудить, какие проблемы по данной теме актуальны сейчас. Мы хотим понять, что мы не доделываем с точки зрения законодательства, чтобы местному самоуправлению и общественникам было легче справляться с теми полномочиями, которые есть у них», — сообщила Марина Гуменникова.

Марина Гуменникова. Фото: Заксобрание Карелии

Марина Гуменникова. Фото: Заксобрание Карелии

Сегежский район

В Сегеже, по подсчетам волонтеров, сейчас около 100 безнадзорных собак. Во всем районе — более 200. Суммы на отлов и содержание животных растут год от года: в прошлом году району выделили 1,5 млн рублей, а в этом — уже 1,65 млн. Однако количество бродячих собак не уменьшается. Их отлавливают, стерилизуют, вакцинируют и отпускают снова на свободу. Такими темпами численность собак значительно уменьшится только через 6-7 лет, считают местные власти.

Власти Сегежского района видят решение проблемы с бродячими животными в строительстве нового муниципального приюта и уже ищут подходящие для расположения вольеров территории. Рассматриваются земли, далекие от жилых домов. Сроки строительства пока непонятны, но власти уже констатируют: это немалые суммы для бюджета.

Совещание в Сегежском районе. Фото: "Республика"/ Сергей Медведев

Совещание в Сегежском районе. Фото: «Республика»/ Сергей Медведев

Сейчас в Сегежском районе есть общественный приют «Верный друг», который действует с 2015 года. Но с ним постоянно возникают проблемы: конфликты с волонтерами, проблемы с документацией, которую руководители не могут составить грамотно и вовремя, чтобы получить помощь от властей. В прошлом году общественность Сегежи всколыхнула новость о том, что в приюте «Верный друг» собаки содержатся в ужасных условиях: в неубранных вольерах и без еды. За год ситуация мало изменилась.

Местные жители жалуются, что собаки сбегают из приюта. По мнению зоозащитника Владимира Рыбалко, у вольеров плохие клетки, которые животные спокойно могут перекусить. Во время посещения приюта депутаты увидели, что еда у собак вся во льду, ее невозможно есть.

Руководитель приюта Евгения Исакова заверила, что пища застыла за ночь и что животных кормят теплой едой раз в день, как и положено по закону. По словам Исаковой, сейчас приюту не хватает работников. За собаками следят двое — сами руководители. Волонтеры отказываются работать, а денег на наемных работников нет. Кроме того, есть проблемы с техникой и транспортом. Приюту требуется ежемесячное финансирование для надлежащего содержания. Ситуацию спасают периодическая помощь от местных бизнесменов и небольшие гранты.


«У нас был грант на 200 тысяч. Этой суммы хватило на корм, который собаки съели за 10 дней, вывоз мусора и аренду транспорта. Сколько совещаний было, все говорили о помощи, но воз и ныне там. Иногда волонтеры приносят еду, но ее хватает на один-два дня», — сообщила Евгения Исакова.

Евгения Исакова. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Евгения Исакова. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Сотрудники администрации говорят, что в декабре во время совещания приют не высказывался о требуемой поддержке. В конце января сегежские общественники заключили договор с Беломорским районом на отлов 10 собак. Полученные деньги пойдут на содержание всех животных в приюте. Парламентариям не понравилась идея распределить средства, рассчитанные на 10 собак, на все 80 особей.

«А что делать?» — ответила Евгения Исакова.

В ближайшее время приют починит машину для перевозки собак после отлова и будет подавать заявку на получение гранта. Если деньги дадут, то построят еще 20 вольеров. Стоимость одного составит примерно 50 тысяч рублей. Как решать вопрос с кадрами, никто не знает.

Помимо строительства приюта, представители администрации предложили в отдельных случаях рассмотреть вопрос об эвтаназии. Мнение поддержал зоозащитник и руководитель Петрозаводского приюта Владимир Рыбалко.

«Есть возможность вернуться к тактике эвтаназии, но, подчеркиваю, с четким определением, в каких случаях это делать, кто будет ответственен за решение и так далее. Надо продумать всё до мелочей. Еще раз повторюсь, ее можно рассматривать только как часть комплексной работы по содержанию. Это предложение надо согласовать со всеми администрациями и зоозащитниками. В разумных пределах, при определенных критериях и прописанных в  методиках эта мера может быть эффективной», — сказал Владимир Рыбалко.

Владимир Рыбалко. Фото: Заксобрание Карелии

Владимир Рыбалко. Фото: Заксобрание Карелии

Также на совещании обсуждали увеличение норматива по отлову и содержанию собак. Стоимость должна увеличиться. При этом, отметила Марина Гуменникова, в районе должны быть созданы необходимые условия для полной реализации денег, нужны государственные или муниципальные приюты. Администрация Сегежского района предложила ввести штрафы по отношению к владельцам, отпускающим собак на улицу без надлежащего контроля. Самовыгул должен наказываться.

Медвежьегорский район

В Медвежьегорском районе ситуация намного лучше, чем в Сегежском: работают три приюта, на отлов в этом году выделили почти 3 млн рублей. Приют «Право на жизнь» с 10 вольерами, нынешний муниципальный с 20 будками и «Верные друзья» с 20 собаками.

С приютом «Право на жизнь» в 2020 году заключили контракт, в котором были прописаны все функции по методу ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-возврат). Администрация рассчитывала, что две зоозащитницы будут заниматься исключительно безнадзорными животными. Однако, по словам специалистов администрации Медвежьегорска, организаторы приюта ходили по домам и набирали щенков, ненужных хозяевам. При этом их закрепляли в документах как отловленных. Общая сумма всех контрактов составила более миллиона рублей. В июне прошлого года администрация района решила не продлевать контракт, поскольку ситуация с безнадзорными животными не изменилась.

Теперь у района свой муниципальный приют, который содержит исключительно отловленных собак. Его построили в 2020 году за 300 тысяч рублей. Муниципалитет в месяц выделяет в среднем 100 тысяч рублей на содержание 84 особей. Собакам создали хорошие условия. По крайней мере, они значительно лучше, нежели в Сегежском районе. Животные содержатся в 20 больших вольерах. Есть работники, которые регулярно следят за чистотой будок. Участок достаточно большой, чтобы поочередно выпускать собак группами на выгул. На территории есть небольшая печка, на которой готовят еду для собак. Пища всегда теплая, подается 1-2 раза в день. Забор вокруг участка достаточно высокий, чтобы животные не сбегали.

 

В Медвежьегорском районе тоже подняли вопрос о введении штрафов за самовыгул. Марина Гуменникова сообщила, что в этом направлении работа ведется. В конце прошлого года Заксобрание обратилось в Госдуму с предложением внести изменения в КоАП РФ и установить ответственность для владельцев питомцев за самовыгул.

Сотрудники медвежьегорской администрации считают, что необходимо наделить регионы правом предусматривать бюджетные деньги на создание и развитие приютов, выделять финансирование на содержание собак, которые должны находиться в них до конца жизни.

Также районные власти уверены, что необходимо возвращать эвтаназию. В качестве примера привели Архангельскую область, которая выступает за усыпление бродячих собак.

Владимир Рыбалко считает, что к вопросу об усыпление надо относиться очень осторожно и тщательно его прорабатывать.

Владимир Рыбалко. Фото: Заксобрание Карелии

Владимир Рыбалко. Фото: Заксобрание Карелии

«Я разговаривал с финскими специалистами. У них в каждом муниципалитете есть приюты. В год туда попадают примерно 3 000 собак. Подавляющее большинство животных в течение суток воссоединяются с владельцами. Это в основном потеряшки. То есть безнадзорных популяций у них нет. Для какой-то части хозяев не находят. Их пытаются пристроить другим людям. Из 3 000 собак усыпляют только 26 в год. При этом у них отлов безвозвратный, никого не стерилизуют и не выпускают на улицы обратно, как у нас. До эвтаназии собаку держат 15 суток. Право усыпления есть, но пользуются им редко, поскольку грамотно разработана система», — сообщил Владимир Рыбалко.

Марина Гуменникова отметила, что сейчас варианта усыпления нет в перечне предлагаемых изменений, однако его могут включить по решению депутатов.