Многоженство, малярия, мотоциклы: как петрозаводчанин 4 года провел в Камеруне

Павел Хомлюк живет в Петрозаводске. Всегда мечтал, что на пенсии наденет шорты и кроссовки и отправится путешествовать. Однажды друзья предложили ему работу в Африке. Так Павел оказался в Камеруне на берегу океана, совместил заработок и путешествие. «Республика» узнала у земляка, как живут люди в африканской стране и почему он хочет туда вернуться.

Камерун — это бывшая колония Германии, Англии и Франции. Несмотря на то, что страна давно обрела независимость, она до сих пор ориентирована на французов. Основной язык камерунцев — французский. На нем говорит 80% населения страны. Курортный сезон у океана здесь с ноября по январь. И все пенсионеры Франции летят туда на отдых.

 Фото из личного архива Павла Хомлюка.

Фото из личного архива Павла Хомлюка

Павел Хомлюк из Петрозаводска поехал в Камерун работать, он инженер-механик. Павел рассказывает, что эта страна — просто рай для европейских туристов. Хотя многие местные живут довольно сложно. За четыре года в Камеруне Павел познакомился с африканскими нравами и с особенностями южного устройства жизни — об этом в нашем материале. Кстати, полеты в Камерун открыты даже в это непростое ковидное время.

Про уровень жизни

Уровень проживания не дороже, чем в Петрозаводске. Даже на нашу скромную пенсию там можно спокойно и, главное, комфортно жить и отдыхать. Там свежие и дешевые морепродукты. А что еще нужно? Прекрасный климат, океан и хорошая кухня.

При этом в стране очень сильное классовое расслоение. Государственные служащие, которые имеют должность и работу, получают достойную зарплату. Например, преподаватель университета, если перевести на наши деньги, получает 60 тысяч рублей в месяц. В Камеруне это считается очень богатым уровнем, потому что средний уровень зарплаты — 7 000 рублей. Официанты зарабатывают порядка 4 000 рублей в месяц, в магазинах продавцы — 5 000 рублей.

Про цены

При этом цены на некоторые товары и продукты там выше, чем у нас. Например, молоко стоит 90 рублей за 1 литр на наши деньги, мясо примерно так же стоит, как у нас. Но самое удивительное, что бананы у них дороже, чем у нас, но зато вкусные.

 

Рестораны довольно доступные. Пойти поужинать, взять рыбу (она прямо свежая лежит на прилавке, ее тут же приготовят), взять бутылочку пива, тебе принесут арахиса, оставить официантке на чай — всего выходит 500 рублей. Шикарный ресторан в центре города обойдется в 2 000-3 000 рублей на человека.
Кстати, камерунцы не курят, это для них очень дорого.

Про жилье

В курортных городах на побережье океана жилье недорогое, особенно для европейцев. Хорошую виллу 150 квадратных метров можно снять за 50 тысяч рублей. Но единственный минус — без мебели.

Я жил в Яунде — это столица Камеруна. Там примерно 3,5 миллиона жителей. Сам город, конечно, хаотично застроен, рядом с шикарными виллами располагаются фавелы (стихийно возникшие трущобы — прим. ред.). Но центр города современный и очень приличный.

Есть шикарные дома, полностью благоустроенные и очень красивые, с газонами, с пальмами. Но основная часть населения живет в глубокой нищете, в такой, что им просто есть нечего. Дом совсем бедной семьи — это сарай, обитый железом, там ни дверей, ни окон, тряпка висит и всё. Постель сколочена из каких-то досок, а еду готовят прямо на улице на мангале, сделанном из колеса. Страна контрастов. Отсюда и грабежи, и воровство. Преступность процветает.

Про преступность

Иностранец там — это как кусок мяса для тигра в зоопарке. Местные рассуждают так: если ты белый, значит, у тебя есть хоть какие-то деньги в кармане или телефон.

По центральным улицам довольно безопасно ходить в дневное время. Центр застроен богатыми домами, а в каждом доме сидит охранник. Убежать преступнику в таком районе очень сложно. Но мы все знаем, что в Африке и Латинской Америке много грабежей. Я был к этому готов, страшно не было. Бандитизм ведь не имеет нации, цвета кожи, он везде одинаков.

Несколько раз меня пытались ограбить, вырвать сумку на ходу. Один раз вечером ходили с друзьями ужинать в ресторанчик, возвращались, и из рук вырвали пакет, где был кошелек, хорошо, что там не было документов. В ночное время лучше вообще не выходить никуда.

Про землю

В Камеруне есть государственная земля, но в основном всё в частных руках. Районы города возникли от названий деревень, которые там располагались, а название деревень носили имя племени, которое там проживало. Район города принадлежит определенному племени. Они очень не любят, когда кто-то ходит по их земле. Но если у тебя есть знакомые в таких местах, то уже спокойнее, особенно если тебя сопровождают. Мои друзья живут в благополучном районе, но они всегда меня провожали.

Лодка. Фото из личного архива Павла Хомлюка.

Фото из личного архива Павла Хомлюка

Про ЖКХ

В Камеруне нет общественной канализации. В каждом доме установлены септики, но куда всё это уходит, бог его знает. Водопровод и электричество есть. Если сравнивать с нашими ценами на услуги ЖКХ, то они совсем не отличаются. Но если доход семьи 5 000 рублей, то, естественно, оплачивать электричество и воду для них очень дорого. Они очень экономно всё расходуют. При этом электричество у них очень плохое — постоянные перепады. На столбах куча проводов, какие-то птичьи гнезда. Если дождь, то всё замыкает, свет отключают на 5-6 часов. Все приборы надо включать через стабилизатор, иначе всё сгорит.

Отопления, конечно, нет. Иногда могут себе позволить кондиционер. Это тоже очень дорого для камерунцев. Даже в отелях на берегу океана не во всех номерах есть кондиционер.

Про транспорт

Весь город стоит в пробках. Машин очень много, но общественного транспорта практически нет. Все передвигаются на такси. В основном это старые желтые разбитые в хлам японские автомобили, которые двигаются во все стороны, где есть асфальт. Пассажиров подбирают прямо на дороге. А в час пик — это вечернее время — вообще невозможно куда-то проехать.

Там много мотоциклистов. Сначала я думал, что это местные байкеры. Но оказалось, что это мототакси. Потому что только центральные улицы асфальтированы, а в любой проулок сворачиваешь — и дороги нет, особенно в период дождей. Жители всех отдаленных районов передвигаются только на мотоциклах. Я очень любил ездить именно на мототакси. В машине душно, а так ты едешь по берегу океана, теплый воздух, хорошая погода.

 

Правил дорожного движения в Камеруне нет вообще никаких. Ездят как хотят, где можно проехать, туда и лезут. Красный сигнал светофора ничего не значит, если есть место, они едут. Но довольно спокойны, не дерутся, как у нас. Машины постоянно попадают в ДТП, битые, поцарапанные. И ездят не быстро, потому что качество дорог не позволяет разогнаться.

Дорожная полиция есть, но работает она странно. Полицейские руководствуются какой-то своей целью, им неважно навести порядок на дороге. Если возникла пробка там, где ее обычно нет, это значит, что вышел полицейский и регулирует движение. Те, кто не видят регулировщика, пытаются объехать пробку по тротуарам. В результате наступает полнейший хаос.

Про рынок труда

Так как работы очень мало, то каменщики, электрики, плотники, сантехники, только свистни, прибегут. Но они придут с голыми руками, у них нет своего инструмента. Если ты хочешь, чтобы каменщик у тебя что-то сделал, ты должен купить все материалы и инструменты, а потом еще оплатить работу. Это не как у нас, сантехник приходит и сразу всё делает. Сначала они приходят, начинают торговаться о цене. И это очень интересная традиция. А вообще, конечно, большая безработица. И в то же время нехватка профессиональных кадров. Поэтому многие фирмы приглашают иностранцев. Образование, как и медицина, платное, позволить себе учиться могут далеко не все. Поэтому там просто некому работать на квалифицированных рабочих местах.

Про медицину

В Африке я сталкивался с брюшным тифом, желтой лихорадкой и малярией. Малярией болеют, как гриппом у нас, — несколько раз в год и каждый год. Брюшной тиф возникает из-за качества воды, а также экзотических червячков. Там всё кишит болезнями.

Я болел малярией, очень интересно это заболевание протекает. Внезапно почувствовал озноб, это такой озноб, как будто кости — это железо, которое покрылось инеем. Изнутри жуткий холод. Я зашел в душ, пытаясь согреться, закутался во всё, что было теплое, часа три-четыре у меня была такая лихорадка. Весь был мокрый, даже матрас насквозь мокрый. И через некоторое время лихорадка отпускает, ты чувствуешь необычайную легкость в теле. Приближается вечер, и снова приступ. Два раза в день всё повторяется как по расписанию, температура 42 градуса. И кажется, что ты вот-вот помрешь. Минус восемь килограммов за три дня.

Привиться от нее практически невозможно, а лекарства есть. Самое главное — начать своевременное лечение, потому что от укуса комара в крови развиваются какие-то процессы, инфекции, я не медик, не могу точно сказать, но идет сильнейший удар по печени. От высокой температуры очень часто наступает кома, и смертность довольно высокая. За 2018 год более 200 млн заболевших и полмиллиона летальных исходов по миру. Это статистика ВОЗ.

 

Лечение могут позволить только богатые. Остальные лежат до последнего дома, и только когда совсем плохо, идут к врачу. Медицина очень дорогая. Я обратился во французский госпиталь, выписали лекарства, три дня принимал, и всё прошло. У малярии очень много видов, поэтому важно, чтобы лекарства выписал доктор. Еще я пил местный отвар, который используют как народное средство для лечения.

Можно вспомнить и ужасающие истории, которые произошли в то время, пока я жил в Камеруне. Например, женщина ждала двойню, у нее начались роды, в роддом ее не приняли, потому что муж не заплатил деньги. Пока он искал деньги, ей совсем стало плохо, на крыльце родильного дома родственники приняли решение спасти хотя бы детей и разрезали сами живот роженице, в результате погибли и дети, и женщина.

Про многоженство

Семьи у камерунцев большие, у некоторых две-три жены. У них разрешено иметь столько жен, сколько муж может содержать. Единственное, что он должен предупредить супругу перед свадьбой, как он будет жить — полигамно или моногамно. Прямо в ЗАГСе делают запись. И на всякий случай мужчины всегда говорят, что будут жить полигамно. А вообще отмечу, что камерунские женщины очень следят за собой, они очень ухоженные. В основном они не работают, поэтому у них есть время на себя.

Про отношение к европейцам

Я уже говорил, что они считают белых богатыми. Например, зашел я в один магазинчик на улице, где торгуют мебелью из дерева, и спросил про стоимость кровати, мне сказали — 100 тысяч рублей с переводом на российские рубли. Через две недели мои друзья-африканцы купили там такую же кровать за 6 000 рублей. Как свои. Они смотрят, что не местный, и сильно завышают цены. Они считают, что белые — колдуны и на них деньги с неба сыплются. И даже есть такая примета, что если ты дотронешься до белого, то день будет счастливым и удачным. И вот так идешь по улице, а к тебе как будто невзначай прикасаются.

Фото из личного архива Павла Хомлюка

Фото из личного архива Павла Хомлюка

Про возвращение

Я прожил в Камеруне четыре года. Из-за пандемии пока пауза, но я очень хотел бы поехать туда как турист-пенсионер. За это время у меня там появились друзья, я выучил французский. Сначала волновался, как я буду общаться. Но потом подумал, что есть же глухонемые люди, которые ездят по миру и общаются. Поэтому смело пошел в бой и постепенно выучил язык.