Имя на ремне

Судебные приставы ищут не только должников. Уже несколько лет они выезжают на поля сражений Великой Отечественной и разыскивают останки погибших воинов. Во время Вахты памяти на юге Карелии нашли более 30 бойцов и наверняка найдут еще больше: бои в тех местах шли тяжелые.

В руках Марины Осиевой старый солдатский ремень. На пряжке нарисован якорь, а на коже, пролежавшей в земле несколько десятков лет, выцарапаны едва видные буквы: А РЫКОВ. Для поисковиков это настоящий подарок: теперь неизвестный боец, погибший в 1944-м в карельском лесу, обретет имя.

Марина Осиева. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Марина Осиева. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Благодаря этому ремню, возможно, удастся установить имя погибшего бойца. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Благодаря этому ремню, возможно, удастся установить имя погибшего бойца. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Ремень нашли буквально на днях, во время Вахты памяти «Фронтовыми дорогами Карелии» в Олонецком районе. Ее организовала федеральная служба судебных приставов: на берегу Тулоксы собрались сотрудники ведомства из 33 регионов – около 170 человек. Местность для приезжих незнакомая, поэтому вместе с приставами работают опытные карельские поисковые отряды.

На берегу Тулоксы бои шли в 1941 и 1944 годах. В начале войны на этом участке в течение месяца держала оборону 3-я морская бригада, а через два года она же снова высадилась в Олонецком районе и вела наступление.

— Сейчас мы поднимаем бойцов, погибших в 1944-м, — объясняет руководитель Вахты памяти и лидер карельских поисковиков Александр Осиев. —  Мы нашли фляжки, на которых выбита дата – 1942 г., значит, найденные бойцы погибли во время наступательной операции. Работы еще очень много, бои шли тяжелые.

Александр Осиев. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Александр Осиев. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Участники Вахты памяти в Олонецком районе. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Участники Вахты памяти в Олонецком районе. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Вахта памяти, организованная в Олонецком районе федеральной службой судебных приставов. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Вахта памяти, организованная в Олонецком районе Федеральной службой судебных приставов. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Штабом руководит Марина Осиева, директор республиканского центра патриотического воспитания. На ней – существенная часть организационных вопросов, а еще обучение новичков: не все приставы знают, как правильно поднимать останки и обращаться с находками. Фамилию, нацарапанную на ремне, например, чуть не упустили.

— Ремень нашли поисковики из Чувашии, — рассказывает Марина Осиева. – Принесли мне, я его очистила и говорю: ну вот же у вас надпись. Отряд в шоке: это, говорят, поразительно. Ну, они опыта такой работы не имеют, поэтому мы приходим на помощь.

Личных вещей бойцов в земле в принципе очень много: части от оружия, фляжки, котелки. Самые интересные – те, которые помогают установить имя хозяина. В одной из ям, например, рядом с двумя бойцами нашли ложку с инициалами «И. Е. М.». Это зацепка, говорит Марина Осиева, хотя и довольно слабая: непонятно, принадлежала ли утварь кому-то из тех двоих красноармейцев или попала в яму случайно.

Находки приставов-поисковиков. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Марина Осиева осторожно очищает одну из находок от земли. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Находки приставов-поисковиков. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Находки поисковиков. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Еще одна интересная находка – планшет с бритвой, помазком, часами и двумя карандашами. Видно, что командирский:

— Два химических карандаша нашли, значит, их хозяин наносил на карту обстановку: красным обозначал наших, синим – противника. Сержанты планшеты не носили, так что он принадлежал кому-то не ниже лейтенанта. Сейчас мы будем проверять, кто из погибших в этом квадрате был командиром, и попытаемся установить его личность.

Но главная находка на Вахте памяти – это останки бойцов. В Олонецком районе за неделю их подняли больше тридцати. Бывалые поисковики говорят, что в этом лесу тяжелая атмосфера, сразу чувствуется, что в земле много погибших. Без мистики не обходится: кому-то снятся странные сны, кто-то плутает между деревьев, хотя участок совсем небольшой – теряться вроде бы и негде.

Такие находки поисковики аккуратно откладывают в сторонку, а потом передают специалистам: все взрывоопасные предметы положено уничтожать. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Такие находки поисковики аккуратно откладывают в сторонку, а потом передают специалистам: все взрывоопасные предметы положено уничтожать. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

На одном из раскопов работает команда приставов из Чувашии, Марий Эл и Воронежа. Поисковики они неопытные, но очень стараются: уже научились аккуратно извлекать останки, нумеровать все находки и заносить в протоколы. Это одна из самых везучих групп: мало того, что подняли уже 11 бойцов, так еще и нашли медальон.

— Я его у вас не буду забирать, — говорит Марина Осиева, осмотрев находку. – Чтобы вы гордо с ней вышли из леса. Но не дай бог откроете!

Медальон, особенно герметично закрытый, — большая удача: в нем может лежать записка с именем бойца. Его нужно правильно вскрыть, а записку – развернуть так, чтобы не повредить. В полевых условиях это не делается.

— Мы медальон запечатали глиной, чтобы туда не попал воздух, потом будем аккуратно открывать, — говорит командир отряда из Чувашии Григорий Григорьев, который его и нашел.

Григорий Григорьев. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Григорий Григорьев. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Неподалеку работает еще одна группа — участники из Татарстана, Карелии, Коми, Ямало-Ненецкого автономного округа  и Оренбурга. Группой руководит Юлия Грачева из Казани: она как поисковик со стажем учит товарищей правильно извлекать останки.

— Мы поднимаем бойцов археологическим способом, аккуратно снимая землю с костей, смотрим, как они захоронены. А многие их просто выдергивают из земли – я считаю, это неуважение к погибшим, — говорит Юлия. – Мы думали, что тут один боец лежит, но когда я начала пробивать щупом, наткнулась на новые останки. Здесь два участка, — показывает рукой на раскоп, — в одном бойцы ровненько квадратом лежат, в другом, такое ощущение, что просто сбрасывали людей как попало.

Все это санитарные захоронения, говорит Марина Осиева. Если армия отступала, погибших не успевали предать земле. Тела начинали разлагаться, и их захоронением занималась вражеская армия – чаще всего с помощью местного населения, которое силой сгоняли на эти работы.

Юлия Грачева. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Юлия Грачева. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Вахта памяти в Олонецком районе продлится до десятого августа. К поискам присоединится и глава Карелии Артур Парфенчиков: недавно он приезжал в лагерь поисковиков, чтобы познакомиться с их работой.

А 9 августа найденные останки бойцов с почестями захоронят. Очень торжественный момент — ради него все и затевалось, говорят поисковики.

Абзац