Парижанка из Карелии: паника и ощущение страха присутствуют до сих пор

Уроженка Карелии, живущая в Париже, рассказала, как во французской столице переживают прошедшие терракты.

Уроженка Карелии, живущая в Париже, рассказала, как во французской столице переживают прошедшие теракты.

Елена (имя изменено) уехала из Карелии во Францию два с половиной года назад. Живет в Париже, учится в университете, работает в отеле. Елена рассказала «Республике», как она пережила теракты и какие настроения сейчас царят во французской столице.

— Один из терактов произошел недалеко от того места, где я живу, — в соседнем округе. По размерам Париж примерно как Петрозаводск (как ни странно это прозвучит). Представьте, если бы это произошло в Петрозаводске в соседнем районе — какая была бы реакция? Пешком от моего дома до одного из мест взрывов — 25 минут, — говорит Елена.

О терактах Елена  узнала утром, когда проснулась.

— Я зашла в соцсеть, там увидела сообщение знакомого из России. Он написал мне: «Все ли в порядке, я видел по телевизору, что творится в Париже».  В российских новостях часто преувеличивают то, что тут происходит. Поэтому я решила, что опять что-то напридумывали. Потом я стала читать новости и поняла, что произошло ужасное.

Я вообще не знала, идти ли мне на работу. Мне было страшно. На улице я почувствовала весь масштаб ситуации. Практически никого не было — только одинокие прохожие. Город, можно сказать, вымер.

Многие станции метро были закрыты. На работе — в отеле — была всеобщая паника. 20% номеров были аннулированы только за этот день. Кто-то просто боялся ехать, кто-то не мог, потому что отменили перелеты. Все общественные мероприятия отменили, закрыли Эйфелеву башню, Диснейленд, все кафе, рестораны. В  учреждениях на входе стали проверять сумки. От всей этой суеты стресс еще больше, — рассказала Елена.

По словам жительницы Парижа, все французы выходят на улицу в пятницу и в субботу вечером. Бары, рестораны переполнены. Теракты произошли в том районе, где находятся самые популярные заведения общепита.

— Моя знакомая была в баре в другом районе. Она рассказала, что весть о терактах разлетелась быстро.  Бар сразу закрыли, людей увели в подвал. Одни знакомый был в клубе «Le Bataclan», они ему звонили всю ночь, но у него был выключен телефон. Утром он объявился и рассказал, что он ушел оттуда за 15 минут до того, как это началось. Это такие места, где мог быть любой. Это затронуло всех, у кого-то там был знакомый, у кого-то — знакомый знакомого.

На лекции в университете преподаватель устроил дискуссию на тему «Как изменилась ваша жизни после этой пятницы». Они позиционировали это так, будто терористы впервые напали на беззащитных людей. Я сказала, что у нас в России это происходило много раз. Рассказала про Беслан, про взрывы в метро в Москве и другие теракты.

Паника, ощущение страха присутствуют до сих пор. Люди в напряжении. Это усугубляется ложными тревогами — они каждый день. Везде полиция, перекрывают улицы. Любой пакет, взорвавшаяся петарда вызывают всплеск паники. Создается впечатление, что власти сами боятся так же, как и мы, и не контролируют ситуацию, — подытожила Елена.