От «Восхода» до «Харлея». Как живут карельские байкеры

Александр Корягин – байкер. В свои 57 лет скорость снижать не собирается. Говорит, что у него каждый день как последний, но много еще надо сделать. Например, поставить на ноги сына. На мотоцикле трехлетний Дима и так уже ездит. Продолжаем рубрику «Дело в возрасте».

Александр Корягин

Александр Корягин. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Александр Корягин – профессиональный водитель, секретарь карельского мотоклуба Night Riders MC и отец четырех детей. На интервью приехал, разумеется, на мотоцикле. Весь в коже, в тату и с брутальными перстнями.

— Вы какой-то совсем не классический пенсионер…

— Да я себя пенсионером не чувствую. У меня все друзья – молодежь. Бороду сбрею – вообще буду молодой. Возраст не показатель, это от человека зависит: какой образ жизни он ведет. Я вот не пью, не курю. Хотя в свое время и пил хорошо, и курил.

— Бросили?

— Курить я бросил лет 8 назад. С женой мы расписались и вместе бросили. Так и не курим. Пить я в 1988 году завязал. Когда пил, хорошо было только мне, теперь я не пью – хорошо всем.

Байкер

Александр Корягин. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Татуировка в честь начала новой жизни.

Татуировка в честь начала новой жизни. Фото: ИА «Республика» / Леонид  Николаев

— Когда у вас появился первый мотоцикл?

— На мотоцикле я катаюсь с 1976 года. Права, правда, только через год получил. Сначала мне подарили «Восход». Через какое-то время брат отдал мне «Яву». Потом я купил «Иж». На «Иже» с ребятами на дачу ездили. Потом я его продал. Когда познакомился с Олегом (президент клуба Night Riders), говорю: может, в клуб к вам прийти? Он говорит: мотоцикл купишь – приходи, будем разговаривать. Без мотоцикла в клубе делать нечего.

В 2011 году я купил «японца». И пришел в клуб уже официально. Я ездил с ребятами, но до этого не был в Night Riders. Мое байкерское прозвище Бандит. И мотоцикл у меня соответствующий — Suzuki bandit. А сейчас я хочу Harley Davidson, правда, парни отговаривают.

— Почему отговаривают?

—  Говорят, как Бандит без «Бандита»? Но «Харлей» я все равно куплю.

Night Riders – клуб и семья

— Расскажите про клуб.

— Night Riders MC (от английского Motorcycle Club, одна из форм байкерской организации, отличается строгой иерархией – прим. ред.) — это головной мотоклуб в Карелии. В следующем году нам будет 20 лет. Мы зарегистрировались в октябре 1999 года. В этом году 21 августа мы открыли свое отделение в Питере. Еще у нас есть люди в Архангельске, в Североморске, в Никеле.

— А сколько всего человек?

— Секретная информация. У нас как в армии. Все строго и еще круче. Я секретарь клуба. Есть президент, вице-президент. Есть сержант, который отвечает за безопасность клуба и безопасность всех мероприятий. Есть казначей, который ведет внутриклубную казну. У нас свой устав, свои правила.

— Какие у вас правила?

— Мы не принимаем в клуб представителей силовых структур, приверженцев нетрадиционной сексуальной ориентации, женщин, выходцев из южных стран (формулировки отредактированы – прим. ред.). В уставе так написано. Еще мы не занимаемся политикой. Нам это все на фиг.

— Депутат может стать членом клуба?

— Может. Почему нет? Если он будет соблюдать устав. Понимаешь, у нас семья. Вот у Кузьмича загорелся дом. Все сразу собрались и помогли, всё сделали. Отремонтировали. Чё-то надо? Какие-то проблемы? Позвонил – собрались, решили. Нет такого, знаешь, моя хата с краю. Мы все друг за друга. У нас очень дружный коллектив. Свои всегда помогут – хоть деньгами, хоть чем. Без проблем. И жены всегда с нами.

— А женам не обидно, что вы их в клуб не берете?

—  Они пытались создать свой клуб, но потом сказали: мы лучше будем рядом с вами. Наши жены как жены декабристов. Они нам очень много помогают. Например, мы каждый год проводим фестиваль в Гирвасе. Они занимаются оргвопросами. Мы все делаем сообща. Они живут с нами одной жизнью. Если жена эти взгляды с мужиком не разделяет, он просто уходит из клуба. У нас не держатся такие. Против семьи ведь никто не пойдет. А у нас семья и клуб – это одно и то же.

Александр Корягин

О жене Александр говорит с нежностью. Она моложе на 19 лет. Три года назад родила Александру сына. Трое старших детей – от первого брака. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— У вас есть конкуренция с другими клубами?

— Да нет у нас в городе других клубов! Есть в Кондопоге мотоклуб – MCC (с англ. MotorCycles Club — самая демократичная форма организации байкеров. В MCC вступают люди, объединенные любовью к мотоциклам, без ограничений по каким-либо другим признакам. — Прим. ред.). В Кеми «Северозападные пауки» — наши друзья. Раньше они были просто мотосообществом, недавно сделали клуб. «Русские мотоциклисты» тут появились во главе с Геной Мазовым. Раньше назывались «Первый Карельский мотоклуб «Северный народ». Я смотрю, «Северный народ» с президентом Геннадием Мазовым и «Ночные волки» — с Мазовым. Как можно быть президентом двух клубов? Я вот этого не понимаю. Такого не может быть. Хотя мы ни с кем не конфликтуем, лояльны ко всем. Но кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет.

— Как стать членом клуба?

— Любой, кому исполнилось 18 лет, у кого есть мотоцикл, может стать членом клуба. Когда новый человек приходит, он с нами катается. Мы смотрим на него. Он смотрит, надо ли это ему. С полгорода через наш клуб прошло. Много людей, которые нас поддерживают. Они приходят на наши мероприятия.

Иерархия в байкерском клубе (от низших к высшим)

Суппорт – поддерживающий клуб.

Хенгераунд – болтающийся около.

Проспект – проспектом становится хенгераунд, который год ездил на мероприятия клуба и показал себя достойно.

Мембер – полноправный член клуба (имеет право голоса).

Офицер – тот, кто в управлении.

Секретарь – офицер, отвечающий за всю переписку клуба и хранение устава.

Казначей – офицер, ответственный за клубную кассу.

Президент – самый главный.

Минимум в клубе должно быть пять-шесть офицеров. Night Riders официально числится как молодежная организация, но в клубе не только молодежь.

Байкер Александр Корягин

Байкер Александр Корягин. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Выпить чаю в Ярославль

— По всей стране ездите на мотоциклах?

— И за границу тоже. В этом году в Тулу ездили, потом парни в Латвию ездили недавно. Нас туда приглашали. И просто путешествуем. Сейчас уже планируем поездку на следующий год. Поедем в Белоруссию. Клубная поездка у нас раз в год после фестиваля в Гирвасе. Собираемся мы, карельские, питерские – ну все, кто может. Едем на неделю-две.

— Какая поездка вам больше всего запомнилась?

— Я тут как-то приехал к жене на работу. Было полдвенадцатого дня. И говорю: «Сгоняю-ка я в Ярославль к парням чаю попить». И уехал. В одиннадцать вечера был в Ярославле, там у меня друзья. Мой друг Серега – президент местного клуба. Ну вот погостил у него. А в понедельник уже был на работе.

— А самая дальняя поездка?

— В этом году не получается много ездить. Только здесь в городе езжу на мотоцикле. А вот на машине по работе – по всей России. У меня работа эксклюзивная. Я работаю на бюро ритуальных услуг, вожу груз 200. Недавно ездил за Уфу, ездил в Белоруссию. Куда только ни ездил! В Дагестан парня отвозил.

— Да, специфическая работа…

— Мне нравится. Я 10 лет работал на автобусе на автовокзале, и, если честно, с покойниками лучше работать.

Александр Корягин. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Александр Корягин. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Так вы всю жизнь в дороге?

— Получается, да. В 90-е занимался перевозками в Карелии. Обслуживал 46 магазинов, кубики Galina Blanka в республику первым завез. Работали с братом, возили товары. Потом все развалилось, я пошел на автобус. Потом вышел на пенсию.

В 54 мне делали шунтирование на сердце. Тромб. Четыре шунта поставили. Но инвалидность не дали. Врач сказал: «Я зачем тебе операцию делал? Иди работай».

— Не боитесь после операции на мотоцикле гонять?

— А чего бояться? У меня каждый день как последний… Кстати, для здоровья мотоцикл скорее полезен. Я вот когда на автобусе работал, мучился со спиной. С тех пор как купил «японца», забыл, что такое спина.

Грязный город – смерть для мотоциклиста

— Молодым байкерам даете советы?

— Нет, что им давать советы? Когда мы в колонне едем, у нас есть дорожный капитан. Он иногда тренирует колонну. Нужны особые навыки, чтобы идти в колонне: чтобы никто не вклинился и чтобы было место на маневр. Автомобили все равно лезут. Сколько случаев – сбивают мотоциклистов. Он идет на обгон, не может обогнать – и начинает выдавливать мотоциклиста с дороги. Лучше таких дураков пропустить.

— У нас много таких дураков?

— У нас в Карелии жесть что творится! У каждого свои правила. Я просто в шоке. Я еду на рабочем «Мерседесе», машина выходит и идет в лоб, водителю все равно. Везде в России ездишь – такого нет. У нас очень невоспитанные водители. Из двора не выпускают. Надо тебе повернуть – заморгаешься. Очень тяжело ездить. Дороги узкие. Я был сейчас в Нижнем Новгороде, в Уфе. У них одна полоса как наших три. У нас не рассчитан город на такое количество автомобилей. У нас ведь треть Карелии в Петрозаводске работает. Постоянные пробки.

Еще у нас в городе очень много ям. Сейчас немного залатали. Песок не убирают. Песок – это для мотоциклиста смерть. На повороте попал на песок – всё, упал. С головой, конечно, можно и по городу ездить, но у нас очень грязно. Я помню времена, когда поливальные машины ездили. Город по чистоте был одним из лидеров в СССР.

Александр Корягин

Александр Корягин. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— А сами мотоциклисты не нарушают правила?

— И мотоциклисты сами много нарушают. Молодежь гоняет. Считают, что их должны все пропускать. Никто никому ничего не должен. На дороге все равны. А байкеров просто не видят. Автомобилисты нас за транспорт не считают.

— Есть все-таки противостояние автомобилистов и мотоциклистов?

— Не знаю, я сам и автомобилист, и мотоциклист. Противостояние – это интернетные и диванные войны. А так у меня не было конфликтов.

Рок и мотопробег

— Вы говорили, что Night Riders организует мероприятия. Какие?

— В этом году мы провели уже 12-й фестиваль в Гирвасе. Он называется Rock in Road. Начинали с одного дня, а сейчас фестиваль длится уже три. Каждый год — вторые выходные июля. И народа приезжает очень много, в том числе из-за границы: из Германии, из Финляндии.

9 Мая мы каждый год ездим с мотопробегом. Это наше клубное мероприятие. Мы всех с нами приглашаем. Ездим в Виллагору, в Питкяранту два раза ездили. Каждый год участвуем в «Волне Памяти». Я от нашего клуба ответственный за это мероприятие. С севера, из Мурманска, везут знамя. Я дальше везу его в Питер. Каждый клуб передает знамя. Обычно флаг везут два-три человека. В этом году мы ездили с президентом, доехали до Лодейного Поля. Там наши питерские встретили нас.

Международный мотопробег «Волна Памяти» — это содружество 70 российских мотоклубов и свободных мотоциклистов. Ежегодно, начиная с 2012 года, международный мотопробег «Волна Памяти» проходит через всю Россию с запада на восток, от Калининграда до Владивостока в виде эстафеты — от города к городу, от мотоклуба к мотоклубу, образуя своеобразный «коридор дружбы и безопасности», предоставляя возможность «новичкам» мотопутешественникам безопасно пересечь нашу огромную страну в команде единомышленников.

Еще каждый год 31 декабря мы на «Уралах» ездим поздравлять детей. Переодеваемся в Дедов Морозов, в Снегурочек, в медведей. У кого есть ненужные игрушки, нам дают. Мы едем, видим: идет по улице человек с ребенком – поздравляем. Ну и своих детей тоже. Прошлый Новый год я не ездил, у меня мотоцикл был сломан. А в этом году поеду. Нас большая толпа собирается. Мой младший уже спрашивает, когда мы поедем на зеленом (он так называет «Урал»).

— На юбилей мотоклуба что-нибудь грандиозное планируете?

— Да. Но не знаю пока – в Питере будем или здесь. Мы хотим летом провести, чтобы люди могли приехать на мотоциклах. Конечно, надо так отметить, чтобы всё вздрогнуло.

Абзац