Один день третьей поликлиники: 200 вызовов, пятикилограммовый чемоданчик и аудиоконтроль до ночи

С приходом второй волны коронавируса пациенты стали часто жаловаться, что в городские поликлиники не дозвониться, а врачей не дождаться. Журналисты «Республики» побывали в поликлинике № 3 и увидели своими глазами, как работают медики и что делает медперсонал, чтобы никто из пациентов не остался без помощи.

Утро четверга, на часах — 7:30. В петрозаводской поликлинике № 3 начинается очередной рабочий день. Диспетчер в колл-центре садится за телефон и готовится принимать вызовы на дом: к вечеру их точно будет около полутора сотен. Во всяком случае, с начала пандемии меньше не было ни разу, а в последние недели даже больше — по 180, а то и по 200 звонков в день.

Нагрузка на третью поликлинику всегда была серьезной: она обслуживает густонаселенные Октябрьский и Первомайский районы, а еще Соломенное, Томицы, военный городок, СКЗ. Когда пришел коронавирус, количество обращений ожидаемо выросло. Учреждению пришлось перестроить работу так, чтобы всё успевать и помочь всем нуждающимся.

Колл-центр поликлиники №3. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Колл-центр поликлиники № 3. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Колл-центр поликлиники №3. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Колл-центр поликлиники № 3. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Выездные бригады

Заявки, которые принял колл-центр, передают выездным бригадам. Их в учреждении одновременно работает шесть: три в первую смену, три — во вторую. На первичные вызовы отправляют обычно фельдшеров, на повторные и к «тяжелым» пациентам — уже врачей.

Бригады готовятся к выезду в специальном помещении. Там висят чистые защитные костюмы, в стерилизаторе обрабатываются многоразовые СИЗы — очки, индивидуальные респираторы. Помимо них фельдшеры и врачи надевают шапочки, бахилы, нарукавники, перчатки и респираторы.

В таком облачении работать непросто: медработники говорят, что в костюмах — как в парилке. А если побегать по этажам к больным, становишься мокрым уже через несколько вызовов. Смена длится около семи часов, и всё это время снимать ничего из экипировки нельзя. В таких условиях наступление осени медиков только радует.

«Сейчас на улице прохладно, да еще и ветер, — объясняет фельдшер Елизавета Подосёнова, завязывая бахилы. — И пока мы добираемся до пациентов, костюм продувает — становится довольно комфортно. Я за день могу к 20-25 пациентам съездить, а бывает и больше. Сейчас у нас много ОРВИ, с подтвержденным ковидом есть вызовы, ну и с другими заболеваниями: остеохондрозом, гипертонической болезнью».

 

В первую очередь бригады направляют к пациентам с наиболее серьезными симптомами — например, высокой температурой. Среди них оказывается немало «тяжелых», особенно если речь идет о людях старше 65 лет: многим из них сразу вызывают скорую и госпитализируют, если видят снижение сатурации или дыхательную недостаточность. После бригады обслуживают остальные вызовы.

«До всех стараются добраться как можно быстрее, но вызовов много — кому-то приходится ждать подольше, бывает, и до 10 часов вечера. Соответственно, врачи тоже до этого времени на работе, — рассказывает завотделением неотложной помощи Юлия Тельпина. — Силы работать еще есть, но усталость, конечно, накопилась — и эмоциональная, и физическая. Всё равно тяжело: пятые этажи, чемоданчик весом в 5 кг — и никакой фитнес-зал не нужен. Зато все с фигурами», — устало улыбается врач.

Юлия Тельпина. Фото: "Республика / Лилия Кончакова

Юлия Тельпина. Фото: «Республика / Лилия Кончакова

Маски и мазки

Если у пациента подозревают коронавирус, у него берут мазок на анализ. Этим занимаются медсестры, которые приходят к людям на следующий день после визита бригады неотложки.

Смена медсестер начинается в восемь утра: они приходят в поликлинику, готовят материалы для работы, сменные средства защиты. Затем получают направления — в день их выписывают порядка 100-120 штук. После можно отправляться к пациентам.

Самое сложное в этой работе — не всегда даже количество выездов. Иногда бывает трудно просто попасть в нужную квартиру или дом.

«К сожалению, граждане наши плохо соблюдают режим самоизоляции, — рассказывает медсестра узких специалистов Татьяна Андреева. — Многие считают, что им должны позвонить перед приходом медсестры. Но медсестра, которая ездит на забор мазков, не обязана брать с собой телефон. И гражданам надо как-то самим обеспечить доступ к своему жилью, особенно это касается частного сектора: у многих там не установлен звонок на воротах, у некоторых даже таблички с номером дома нет. Многие потом звонят в поликлинику, жалуются, что к ним не пришли. А потом оказывается, что у них домофон отключен или они вышли с собачкой погулять. С этим бывают проблемы».

Татьяна Андреева. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Татьяна Андреева. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Медсестры работают в две смены. К последним пациентам, бывает, приезжают уже затемно. А ведь работа не подразумевает обеденного перерыва: пока медсестра не сделала всю работу, в поликлинику она не возвращается. Это тяжело, говорит Татьяна Андреева. Но они справляются.

Амбулаторный прием

Кроме выездов на дом врачи продолжают принимать пациентов в самой поликлинике. Не так давно плановую медицинскую помощь в Карелии ограничили, но не отменили совсем: на прием по-прежнему записывают пациентов с онкологией и другими опасными заболеваниями, или, например, граждан, которым нужно оформить инвалидность. Кроме того, сейчас продолжают принимать тех, кто получил номерок к специалисту еще до ограничения планового приема.

Пациентов в коридорах поликлиники, конечно, стало чуть меньше, но и количество врачей сократилось. Часть терапевтов, например, сейчас работают в выездных бригадах, оставшиеся принимают иной раз по 50-60 человек в день — нагрузка выросла в 1,5 раза.

«Практически все узкие специалисты тоже задействованы в так называемых ковидных бригадах, которые занимаются наблюдением за пациентами с коронавирусом, — говорит завотделением узких специалистов Ирина Правдолюбова. — Чтобы не оставлять больных без внимания, мы переходим на новые методы ведения пациентов — аудиоконтроль, например. Врачи обзванивают порядка 300-350 человек в день, спрашивают о самочувствии, температуре, уточняют, принимает ли пациент препараты. Многие люди таким методам удивляются, но это вынужденная мера, направленная на профилактику распространения ОРВИ».

Ирина Правдолюбова. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Ирина Правдолюбова. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

 

Многие пациенты, к счастью, понимают, как тяжело приходится врачам, и не жалуются на долгое ожидание или невозможность получить номерок к специалисту. Но есть и те, которые не просто жалуются, а даже скандалят. Всему виной — беспокойство и паника, считает замглавврача поликлиники № 3 Елена Закатова: вместе со второй волной коронавируса обострилась тревога за свое здоровье и здоровье близких, посыпался шквал звонков от людей, которые просто не понимают, что им делать с теми же симптомами ОРВИ. А некоторые приходят лично, чтобы задать вопросы.

«Буквально сегодня был случай: в приемную главврача пришла женщина, муж которой болеет коронавирусом. Она хотела разобраться, как супруга будут лечить, — рассказывает Елена Закатова. — Женщину, конечно, сразу отправили домой, стали разбираться и выяснили, что к ним уже выезжала неотложная помощь, проводится аудиоконтроль. Тут я понимаю, что есть момент панический. Но обращаю внимание пациентов, что так поступать нельзя: по распоряжению Роспотребнадзора все контактные лица находятся на самоизоляции и никуда не выходят».

На сайте поликлиники размещены телефоны горячих линий, на которых дают всю необходимую информацию. Можно позвонить и в саму поликлинику, чтобы задать вопросы. Иногда быстро дозвониться не получается, но пациентов просят проявить терпение: с началом пандемии нагрузка на учреждение действительно очень сильно выросла.

«Конечно, пациенты обеспокоены. Нам это понятно, потому что у нас у всех есть семьи, дети, близкие, за которых мы тоже переживаем. Но хочу призвать пациентов не поддаваться панике и ждать: мы обязательно приедем к вам и поможем», — говорит Елена Закатова.

Елена Закатова. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Елена Закатова. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Сотрудники поликлиники №3. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Сотрудники поликлиники № 3. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова