Ночная жизнь доктора Зильбера

Каждую ночь около двух часов Анатолий Петрович Зильбер приезжает в Республиканскую больницу им. Баранова в созданное им отделение ИТАР. Обходит «тяжелых» пациентов, пишет книги, готовится к лекциям и отвечает на письма. В таком режиме профессор работает уже 61 год.  Анатолию Петровичу 87 лет. Продолжаем рубрику «Дело в возрасте».

Анатолий Зильбер. Фото: ИА "Республика"/ Леонид Николаев

Анатолий Зильбер. Фото: ИА "Республика"/ Леонид Николаев

По статистике, пациенты в критических состояниях чаще всего умирают с 3 до 4 часов утра. Именно поэтому Анатолий Зильбер — доктор медицинских наук, профессор — впервые ввел ночную пересменку в отделении ИТАР, которое создал в Петрозаводске более 60 лет назад.

— Мы были первым отделением интенсивной терапии в Советском союзе. После окончания Ленинградского института я был три года хирургом, а потом ушел в анестезиологию. О высокой смертности в 4 часа утра знали многие, но никто не обращал внимание на биоритмы.  Они меняются в зависимости от дня и ночи. И в разное время суток действуют по-разному. И эти биоритмы относятся ко всем живым организмам, включая человека, и они на геомагнитную обстановку реагируют достаточно активно. И если это здоровый человек, то он не замечает смены биоритма, а больные плохо себя чувствуют, и в 3-4 утра больше всего просьб  к дежурному персоналу. Больные, которые находятся в критическом состоянии, и их функции поддерживаются искусственно, уходят, если не предпринять нужных мер, — объясняет доктор.

Анатолий Зильбер. Профессор. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Анатолий Зильбер. Профессор. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Анатолий Зильбер признался, что сейчас он приезжает в отделение не для того, чтобы контролировать работу дежурной смены.

— Они прекрасно справляются. Это все мои ученики.  И вы знаете, летальность не зависит теперь от времени. Я ввел в ночное время пересменку персонала. Я приезжал в больницу ночью, но у меня не было своей машины, вызывать больничную машину, чтобы уехать обратно домой, не будешь каждый раз — и я оставался. Что делать ночью? Анализировать свои исследования, полученные материалы, наблюдения, — рассказал врач.

Анатолий Зильбер. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Анатолий Зильбер. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

За время, проведенное в больнице ночью, профессор написал более полусотни книг, научных трудов, защитил кандидатскую диссертацию. На столе доктора  и сейчас лежит новая рукопись. Дверь в кабинет профессора никогда не закрывается. Чтобы слышать, вдруг кому-то срочно понадобится помощь. А на вопрос «а когда вы спите?» профессор отвечает, что с 21.00 до часу ночи.  По словам Зильбера, 4 часов ему вполне хватает, люди ведь сделаны не по ГОСТу.

— Когда я приехал в Карелию,  решил, что нужно сделать палату, круглосуточную, в которой будут выхаживать тяжелых больных: после операций,  травм, отравлений, нарушения кровообращения мозга, инфарктов миокарда и т.д. И карельское отделение ИТАР было, пожалуй, самым первым в Союзе. И мы уже праздновали полвека ИТАРа тогда, когда еще никто не интересовался этой проблемой, — объясняет Зильбер.

Палата ИТАР. Республиканская больница имени Баранова. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Палата ИТАР. Республиканская больница имени Баранова. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Рядом с профессором каждый день работают его бывшие студенты. Арина Спасова – заместитель Зильбера, доцент, доктор-альголог (специалист по болевым синдромам), кстати, единственный в Карелии. Анатолий Петрович очень ценит ее профессионализм. Говорит, она точно будет профессором.

Анатолий Зильбер и Арина Спасова. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Анатолий Зильбер и Арина Спасова. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

В кабинете Зильбера висит фотография, на которой запечатлены 10 первых анестезиологов в СССР.  Есть и он там. Остальных уже нет в живых.

Фотография первых врачей-анестезиологов. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Фотография первых врачей-анестезиологов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Кроме огромного количества книг, в том числе и авторских, в кабинете доктора целая коллекция кошек. Они занимают два настенных шкафа. Доктор признается, что любит именно кошечек.

Коллекция кошечек Зильбера. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Коллекция кошечек Зильбера. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Коллекция моя началась с врача-анестезиолога Галины Селивесторовой, она подарила мне первую черную кошку, потом нашла ей пару. И все с тех пор пошла легенда, что, если хочешь попасть к Зильберу, принеси ему кошку. На самом деле я не коллекционирую кошек, я коллекционирую врачей-труэнтов.  Это серьезное и умное дело, — поделился Зильбер.

На сайте ПетрГУ уже много лет Анатолий Зильбер ведет специальный раздел, посвященный врачам-труэнтам. Это доктора, которые прославились не только в медицине, но и в других сферах, например, науке или искусстве. Профессор убежден, что врач сначала должен быть человеком, а потом уже специалистом. Он настаивает, что в ВУЗах должны преподавать гуманитарную  культуру.

Книга профессора Зильбера. Фото: ИА "Республика"/ Леонид Николаев

Книга профессора Зильбера. Фото: ИА «Республика»/ Леонид Николаев

— Сейчас гуманитарная культура преподается только в двух ВУЗах мира: Джорджтаунском университете в Америке, курс входит в программу образования, и ПетрГУ, кафедра анестезиологии-реаниматологии. В университете Вашингтона этот курс читает доктор медицины и бакалавр литературы Ден Маршалик, мой родной внук, — поделился Зильбер.  — Моя первая научная работа была сделана на втором курсе Ленинградского института. Я тогда знал уже несколько языков и мог изучать материалы. Я тогда узнал, что многие химики и физики были врачами. Я это просто замечал. После окончания института я приехал в Петрозаводск, и у меня уже было 400 врачей, которые известны не только как врачи.

Каждый год в карельской столице проходит научная конференция «Школа Зильбера», которую еще называют «зильберятником». Кроме критических состояний пациентов на форуме обсуждают и проблемы гуманитарной культуры.

По словам Зильбера, медицина, как и весь мир, шагнула вперед и очень изменилась. Он признается, что нельзя сказать, что только в лучшую сторону.

— Главными  проблемами докторов остаются травмы, из которых значительная часть – это результат алкоголя, отравления. Сейчас тяжелые операции вытворяются благодаря тому, что анестезиологи контролируют функции организма, нам трудно было даже представить это 50 лет назад. Специалистов, конечно,  не хватает. Сейчас молодежь умна, и,  имея в руках разные гаджеты, понимает, что надо работать там, где безопасно. И ищут врачи другие кресла…, — говорит профессор.

Анатолий Зильбер. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Анатолий Зильбер. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

«Дело в возрасте» — новая рубрика «Республики». Мы рассказываем о людях зрелого возраста, у которых есть свое дело, свой стиль и вкус к жизни. Нашим героям больше 50, а иногда и все 90! Глядя на них, понимаешь, что саморазвитие, новые возможности, потенциал — это не только про молодых. Мы говорим с профессиональными спортсменами, дизайнерами-любителями, общественниками и медиками о том, что дает им смысл и радость жизни, — об их деле.

Вы тоже знаете таких людей? Тогда присылайте нам свои истории о них. Это могут ваши старшие коллеги, родственники или соседи. Все рассказы мы обязательно опубликуем. О самых интересных героях журналисты сделают отдельные репортажи для сайта и телеканала «СампоТВ 360». Ждем ваши истории по адресу rk@karelia.ru c пометкой «Дело в возрасте».

 

Хорошие карельские книги. Почти даром