Неадресная помощь: в Святозере инвалид-колясочник живет в аварийном доме без пандуса и туалета

Надежда Шпакова вместе со своей мамой живет в аварийном доме в Святозере. Из восьми квартир в деревянном бараке жилая осталась одна. Все остальные соседи разъехались, а кто-то просто умер, не дождавшись переселения. Шпаковым уезжать некуда.

Семья Шпаковых. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

Семья Шпаковых. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

В этом аварийном 8-квартирном доме проживает только одна семья – это Надежда Шпакова, ее мама Елена Николаевна и кот Юлий Цезарь. Надежда – инвалид детства. За свои 24 года она уже пережила 34 операции на ногах и спине.

Дом на улице Советской. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

Дом на улице Советской. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

«Квартиру в этом доме мы получили 12 лет назад как погорельцы. Мы всю жизнь живем в Святозере. На этой же улице стоял тот дом, что сгорел», — рассказала Надежда Шпакова.

Доступная среда

Пандус в аварийном доме в Святозере. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

Пандус в аварийном доме в Святозере. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

А это пандус, который установили для инвалида-колясочника местные коммунальные службы. Из-за такой «доступной» инфраструктуры Надежде приходилось даже с аппаратом Илизарова карабкаться по лестнице ползком или на четвереньках, потому что по такому пандусу коляску невозможно завезти и спустить.

«Мама не может меня закатить на коляске по такому пандусу. 4 года я просто была в заключении, мама уходила на работу, а я оставалась с компьютером, книгами и котом дома. Для того, чтобы погулять, открывала окно. Иногда приходил дядя и вывозил меня, у него хватает сил. И только летом, потому что дорогу к нашему дому зимой не чистят. Пешком не пройти, не то чтобы еще на коляске».

Своими руками

Водопровода и канализации в доме нет. Пол в туалете провалился, хотя туда на коляске все равно не заехать. Кухня в квартире не отапливается. По словам жильцов, вода в ведрах зимой замерзает.

«Несколько лет назад у нас рухнула печка. Когда нам посчитали, сколько будет стоить сделать новую, мы поняли, что нам это не по карману. Мама купила книжку, мы все разобрали, и сами сложили печь. Вот теперь ее топим, пока не развалится снова. Но пока топишь, еще более менее тепло, как протопится, снова холодно», — говорит Надежда Шпакова.

 

Пороги в квартире Елена Шпакова срезала, чтобы дочь могла передвигаться на коляске, но в кухню Надя заехать всё равно не может. Каждый год Шпаковы заделывают в квартире новые щели и знают, что у стены, которая выходит на улицу, спать нельзя — примерзают волосы к обоям.

«Мама готовит на кухне, потому что там газ, потом приносит в комнату, здесь мы и завтракаем, обедаем, ужинаем. Да и потом зимой там так холодно, что я вообще не выхожу в прихожую и к кухне. Мне нельзя переохлаждать ноги. Сразу начинается воспаление и высокая температура».

На кухню Надежда проехать не может. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

На кухню Надежда проехать не может. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

Дом на улице Советской, 11 в Святозере признали аварийным. Людям пообещали, что к 2019 году их переселят в новые квартиры. Но неожиданно их аварийный дом из программы выпал. Жильцы даже подавали в суд. Но Пряжинский районный суд признал решение администрации правомерным. Ближайшее расселение, которое пообещали Шпаковым в районной администрации, запланировано на 2026 год. Соседи Шпаковых разъехались кто куда, а кто-то даже умер, не дождавшись новоселья. Этой семье уезжать некуда.

«Мы никуда не обращались по поводу очереди на жилье для Надежды, потому что ждали переселения. Я была уверена, что наш аварийный дом, где тем более проживает такой инвалид, переселят в этом году. Но, увы, мы остались еще на 7 лет в этой развалюхе. И еще ведь неизвестно, будет ли эта новая программа переселения из аварийного фонда», — поделилась Елена Шпакова.

Вода, дрова, помойка

Снять жилье Надежда не может — ее пенсия 13 тысяч рублей в месяц. Елена Николаевна работает в местном святозерском магазине. Денег хватает на продукты, коммунальные платежи и дрова, которые нужно покупать раз в год, чтобы топить печь.

«В этом году нам повезло. Глава администрации обязал фирму, которая пользуется поселковой дорогой, обеспечить нас дровами бесплатно. Я заплатила только за доставку. Две машины по 3 500. Дрова привезли в чурках. Я нанимала людей, чтобы они мне раскололи. Убираю в сарай уже сама», — рассказала Елена Шпакова.

Несмотря на то, что дом аварийный, а в подъезде нет ни одной лампочки, счета за общий «коридорный» свет приходят регулярно. За месяц Шпаковым предлагают заплатить 560 рублей.

Мыться приходиться у соседей. Они приглашают Шпаковых в баню. По словам Надежды, чтобы добраться до бани, ей требуется час. Соседний дом стоит на горе, которую покорить на инвалидной коляске не так-то просто. Иногда, по словам девушки, она попадает в душ к бабушке. Но часто пользоваться им не может, потому что пенсионерка живет одна и оплачивает услуги из своей пенсии.

Елена Шпакова. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

Елена Шпакова. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

«Раз в год в местной администрации нам дают гуманитарную помощь. Перед Новым годом мне сказали, сходи и получи коробку. Я пришла в мэрию, расписалась и получила помощь. Принесла коробку домой, мы с Надей открыли, а там 12 пачек детской молочной смеси для грудных детей, — рассказала Елена. — Подумали, что будем как муку использовать или сухое молоко, но я посмотрела срок годности, он истек год назад. Отдали эти пачки знакомой, у которой есть собака, но даже животное это есть не стало. Вы знаете, это было так обидно».

Администрация Пряжинского района с ответом на запрос «Республики» не спешит. Специалист районной мэрии лишь пояснила по телефону, что, по их данным, Надежда Шпакова проживает сейчас в Петрозаводске, работает и чувствует себя хорошо после проведенной в 2018 году операции. Уточнить информацию о том, сколько инвалидов-колясочников проживает в Пряжинском районе, чиновница не смогла. Но отметила, что в программу расселения на этот год попали только два дома: из Пряжи и Ведлозера.

В социальном центре «Надежда» семью Шпаковых, конечно, знают. Могут предложить им психологическую поддержку, консультацию или социального работника. Но за 24 года, которые Надежда проживает в районе, их так никто и не проконсультировал о льготной очереди на жилье для инвалидов. По словам сотрудника центра около 2 недель назад к Шпаковым приезжал патронаж. Однако в центре очень удивились, что в аварийном доме на улице Советской в Святозере нет нормального пандуса и его расселят только в 2026 году.

«Мы готовы оказать любую помощь для сбора пакета документов, если Надежда решит обращаться в суд. Наши специалисты готовы выехать в Святозеро, обследовать квартиру, сделать заключение ЖБИ и подтвердить, в каких условиях проживает инвалид», — уточнили в центре «Надежда».

Трудоустройство

Из 24 лет своей жизни Надя 15 провела в больницах. По состоянию здоровья ей пришлось уйти из педагогического колледжа. В результате она не получила никакого образования.

Последняя операция дала хорошие результаты, теперь Надежда может вставать на ноги и делать несколько шагов без инвалидной коляски. По словам девушки, врачи не дают ей гарантии, что так будет всегда. Да и сейчас расстаться с коляской она не может.

Надежда Шпакова. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

Надежда Шпакова. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

«В то время, когда я годами сидела дома, я отлично изучила компьютер. Сейчас я временно уехала в Петрозаводск к друзьям, чтобы встать на учет в службу занятости. Я очень хочу работать. Вот я прошла практику администратором в массажном салоне «Гармония». Мне очень понравилось».

«Республика» обратилась в Управление труда и занятости Карелии. Специалисты центра занятости занимаются подбором для Надежды Шпаковой вакансий, и на это время ей предложили встать на учет в качестве безработной. Кроме того, будут рассмотрены варианты прохождения профессионального обучения.

Елена Фролова. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Елена Фролова. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

«С девушкой предметно поработаем. Раз она встала на учет в агентство занятости населения, значит, с ней уже проводится работа. К сожалению, на сиюминутный результат не приходится рассчитывать. Каждое трудоустройство инвалида — это маленькая победа. Здесь нужно, чтобы сошлись возможности инвалида, наличие подходящих вакансий в соответствии с имеющимися ограничениями по здоровью, желание работодателя. Но постараемся помочь, опыт у нас в этой сфере большой», — прокомментировала Елена Фролова, начальник управления.

На сегодня в базе вакансий региона имеется 1 700 вакансий для инвалидов, таких как администратор, дворник, делопроизводитель, лаборант, лифтер, младший воспитатель, уборщик производственных и служебных помещений и другие. В регионе действует План мероприятий по повышению уровня занятости инвалидов. С начала года оборудовано 25 рабочих мест на сумму 4,4 млн рублей, сообщает пресс-служба Управления труда и занятости Карелии.

Жилищная перспектива

Как «Республике» сообщили в Министерстве соцзащиты Карелии, граждане с инвалидностью, вставшие на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2015 года, обеспечиваются жильем за счет средств федерального бюджета через Минсоцзащиты республики. Если же встали на учет позже, то в обычном порядке. Обращаться таким гражданам необходимо в администрацию по месту жительства. Субсидии на приобретение жилья для инвалидов сейчас в Карелии не предусмотрены.

Ольга Соколова. Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Ольга Соколова. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

«Если условия проживания невозможные, то есть практика, когда люди снимают жилье и предъявляют в органы местного самоуправления расходы за наем, так как администрация не предоставила жилое помещение, удовлетворяющее санитарным нормам», — пояснила министр соцзащиты Карелии Ольга Соколова.

В таком случае возможны судебные разбирательства, но для семьи Шпаковых — это шанс. С этим вопросом они могут обратиться в Государственное юридическое бюро Карелии.