Не одна в поле клиника

«К врачу не попасть!» — фраза, с которой стандартно начинаются все разговоры о российской (в целом) и карельской (в частности) медицине. «Республика» проверила, действительно ли получить медпомощь так сложно. Начали с поликлиник.

В начале апреля Петрозаводск посетила министр здравоохранения Карелии Вероника Скворцова. Она провела закрытое совещание, тональность которого частично раскрывает комментарий врио главы Карелии Артура Парфенчикова:

— По итогам состоявшегося совещания составлен жёсткий план по устранению организационных недостатков и упущений в системе медицины республики. Контролировать буду лично, — сдержанно отметил Парфенчиков.

Неизвестно, о каких именно упущениях говорила Скворцова, но вскоре после ее визита в карельском Минздраве сменился руководитель. Им стала замглавврача онкодиспансера Ольга Лазаревич, перед которой поставили жесткую задачу:

«особое внимание необходимо уделить вопросу неудовлетворенности населения медуслугами».

«Республика» решила разобраться в состоянии карельской медицины. Начать решили с простого — городских поликлиник. Ими вроде бы недовольны многие – из-за долгого ожидания участкового врача, из-за сложности записаться к неврологу или окулисту, из-за обилия платных услуг. Жребий пал на петрозаводскую поликлинику № 4 на Ключевой. Наш корреспондент с самого утра ходил по медучреждению и пытал пациентов расспросами.

Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Результаты  удивили: ждать врача если и приходится, то недолго, записаться к узким специалистам легко можно через терапевта, а номерки к участковому вполне реально взять через интернет. Из тридцати опрошенных недовольной оказалась только одна пожилая женщина. По ее словам, записаться, например, на УЗИ невозможно, ждать приходится несколько недель.

Более молодые пациенты и эту жалобу отвергли. По словам опрошенных, проблем с записью на исследования нет. Им не составляет труда ждать УЗИ или ФГДС неделю-две. Если невтерпеж, они готовы платить. УЗИ брюшной полости, к примеру, стоит 700 рублей.

Согласно постановлению правительства России, сроки ожидания приема терапевта (или педиатра) не должны превышать 24 часов с момента обращения пациента в медучреждение. А сроки проведения консультаций врачей-специалистов не должны превышать 14 календарных дней.

За разъяснением «Республика» обратилась к главврачу поликлиники № 4 Ольге Билко. Она подтвердила, что проблемы в медобслуживании есть: платные услуги – необходимость, а поликлиники действительно иногда не справляются с наплывом пациентов. Тем не менее Билко убеждена, что в карельской системе здравоохранения не все так плохо.

Жалобы

Главврач поликлиники №4 Ольга Билко. Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Главврач поликлиники № 4 Ольга Билко. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

– У пациентов неправильное понимание: например, если у человека болит спина, он считает, что лечить его должен только невролог. Однако идеология последних лет такова: пациента лечит участковый врач, и только в том случае, если он не справляется, больной попадает к узким специалистам. Притом не на лечение, а на консультацию.

«Не могу попасть к окулисту», – жалуется мне пациентка. Спрашиваю: «Вы были у участкового?» «Нет, — говорит, не была. Зачем, если у меня зрение падает?» Она не понимает, что зрение может падать по нескольким причинам. И установить эти причины должен именно терапевт.

Один из офтальмологов поликлиники № 4 нам рассказал, что никакой проблемы попасть к нему на прием нет. Часто бывает и так, что номерки взяты, а пациенты не приходят.

Прием получается пустым и совершенно неинформативным, если пациент приходит к узкому специалисту на первичный прием, минуя своего участкового. Все потому, что именно терапевт назначает все необходимые анализы, исследования и прочее. И к узкому специалисту нужно попадать с результатами этих исследований, говорит Ольга Билко.

Главврач считает, что сейчас в первую очередь поликлиники нуждаются в участковых врачах, с узкими специалистами ситуация стабильна.

– Нужно понимать, что есть сезонность обращений: всплеск – с середины марта по середину мая, потом у людей дача, а потом еще один всплеск – с середины сентября по середину декабря. И я не могу на время этого всплеска взять в поликлинику специалистов, а после уволить, – рассказывает Ольга Билко.

 «Пациент уверен, что не он ответственен за свое здоровье, а врач. Он пьет, курит, не занимается спортом – а зачем? – врачи починят. К сожалению, мы не боги». 

Несмотря на заявления Ольги Билко, «Республике» удалось выяснить, что проблемы с записью к узким специалистам все-таки есть: к детскому окулисту, например, попасть очень сложно. Притом не только в поликлинике № 4, а в Петрозаводске вообще – ожидать приема приходится около месяца. А принимает он только в одном месте – в поликлинике на Еремеева.

И если в петрозаводских поликлиниках узких специалистов мало-мальски хватает, то в районах Карелии – не всегда. Как нам сообщил журналист из Медвежьегорска Татьяна Кузьмина, в местной поликлинике есть только один лор, один окулист и один дерматолог. Попасть к ним особенно сложно тогда, когда проходит призывная комиссия: все специалисты осматривают будущих новобранцев.

Наш коллега из Сортавалы – журналист Василий Чалых – рассказал, что в его городе с медпомощью тоже не все в порядке: люди, например, жалуются на отсутствие дежурного травматолога и травматологического пункта. Пациентам (даже тем, кому необходима срочная помочь) приходится сидеть к хирургу в основной очереди.

Как нам рассказала сотрудница Фонда обязательного медстрахования Карелии Елена Аполлонова, сейчас жалоб на запись к узким специалистам становится все меньше. И если в Петрозаводске основная причина этих проблем – неумение пациентов записаться к врачу (многие сами себе назначают визит к узким специалистам, минуя терапевта), то в районах Карелии – дефицит кадров. По информации «Республики», в районных медучреждениях очень мало молодых врачей. Они не хотят работать из-за маленькой зарплаты, она в начале их трудовой деятельности будет около 8000 рублей. 

Плата за помощь

– «Вы эту услугу можете получить бесплатно». Я требую, чтобы те, кто сидит в платном кабинете, именно с этого начинали разговор с пациентом. Многие говорят, что в поликлиниках не должно быть платных услуг. Полностью согласна. Однако многие вопросы финансирования бюджет и ОМС не решают. И поэтому я сама прошу врачей оказывать платные услуги.

Например, если поликлинике необходимо купить оборудование на сумму свыше ста тысяч рублей, я эти деньги не могу взять из средств ОМС. Не могу я их взять и на реконструкцию или капитальный ремонт здания. Недавно у нас появилась современная машинка для стоматологов. Ее мы купили на деньги от платных услуг, а работает она на бесплатных приемах, – поясняет главврач поликлиники № 4 Ольга Билко.

Поликлиника № 4 сейчас ждет пополнения – двух неврологов, двух терапевтов, четырех педиатров. Эти молодые специалисты учатся и получают от медучреждения дополнительную стипендию – около шести тысяч рублей. Стипендия выплачивается со средств, полученных от платных медицинских услуг.

Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Фото: «Республика» / Леонид Николаев

– За деньги ОМС на уровне стационаров идет большая борьба. Большая конкуренция. Поэтому ни о какой «торговле очередью» в медучреждениях не может быть и речи. Наверное, когда-то и были такие монополисты, но не сейчас. И точно не в Карелии, – уверена Ольга Билко.

Тем не менее далеко не все врачи соглашаются работать на платных приемах: они могут это делать только после того, как выработают свой бесплатный объем. Например, неврологи и кардиологи в поликлинике № 4 платно не консультируют – они и так сильно перегружены.

В 2016 году врачи поликлиники № 4 сделали 1 миллион 619 тысяч разных исследований (ЭКГ, УЗИ, ФГДС и другие). Из них только 77 тысяч – платно. Всего в поликлинике обслуживается 57 тысяч взрослых и почти 10 тысяч детей.

Врачебная ностальгия

– Новые задачи поликлиник – взрослая и детская диспансеризация. Все это требует дополнительных ресурсов. Например, на аппараты УЗИ или на флюорограф нагрузка выросла в три-четыре раза. Новые задачи появились, а старые никуда не делись, – рассказывает Ольга Билко и предается ностальгии. — Раньше поликлиник хватало. В советское время было очень много разных цеховых здравпунктов, на предприятиях были свои врачи, работали целые медсанчасти. Все работающие люди лечились именно там, а поликлиники занимались только детьми и неработающими. Сейчас-то никаких здравпунктов нет. Естественно, нагрузка увеличилась.

Диспансеризацию пройти быстро не получится: придется потратить 2-3 дня. Но польза в ней, несомненно, есть – врачам удается своевременно выявить пациентов с гипертонией, сахарным диабетом, раком шейки матки и раком молочной железы.

Диспансеризация в поликлинике №4. Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Диспансеризация в поликлинике № 4. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Как рассказывает главврач поликлиники на Ключевой, ждать участкового врача не всегда приходится очень долго. Но бывает.

– Раньше в период эпидемии мы выпускали на участки всех, даже рентгенологов и узистов. Справляться было проще. Сейчас так делать я не имею права. Нет сертификата по педиатрии или терапевтии – на участок нельзя. Даже у меня этого сертификата нет.

Лечить придется меньше, если вкладывать деньги в первичное звено медучреждений – в поликлиники, то есть в профилактику, – уверена главврач Ольга Билко.

Невидимые очереди

– В 7:30 у регистратуры скапливается большая очередь. Человек 30. Подхожу, спрашиваю, почему не взяли номерок через интернет. Да, говорят, лень было регистрироваться, лучше ногами прийти. Думаете, так отвечают только пенсионеры? – недоумевает Билко.

Недавно в поликлинике № 3 появилось объявление: пациентам сообщали, что теперь записаться к окулисту они могут только через интернет. В соцсетях многие с возмущением приняли этот факт.

Объявление в 3-ей поликлинике. Фото: vk.com

Объявление в 3-й поликлинике. Фото: vk.com

Оказывается, 25 процентов от всех номерков поликлиника обязана выложить в электронную регистратуру. Вообще же взять номерки можно только к четырем специалистам: терапевту, педиатру, стоматологу и гинекологу.

Были времена, когда пропадало 20 процентов номерков. Это, по мнению главврача, еще один недостаток прямой записи к узким специалистам. Поликлиники поначалу предоставляли такую возможность. Оказалось, нерационально. Ольга Билко уверена, что дело в менталитете: если записаться на прием оказалось просто и бесплатно, у человека пропадает чувство ответственности – не получилось прийти, да и ладно.

Мы проверили электронную регистратуру поликлиники № 4 – номерки к хирургу-стоматологу, например, жителям Ключевой можно взять без проблем:

Скришот электронной регистратуры поликлиники №4

Скришот электронной регистратуры поликлиники № 4

Также Билко заявила, что любой специалист поликлиники должен принять незамедлительно, если у пациента острое воспаление, травма или острая боль. Без очереди.

Ольга Билко уверена – пациенты часто заблуждаются:

«У меня там что-то болит, сделайте мне МРТ всего организма – что-нибудь найдете». Многие считают, что МРТ – это панацея. Серьезнейшее заблуждение. И тем не менее требуют, угрожают жалобами. Но вот статистика: только одно МРТ позвоночника из ста выявляет грыжу, остальные – ничего серьезного, протрузии какие-нибудь. Так у нас полстраны живет с остеохондрозом – зарядку надо делать! По-моему, это нерациональное использование МРТ. У нас вообще есть избыточная потребность в назначении некоторых исследований».

– «Медики ожесточились и ничего, кроме денег видеть не хотят». У многих такое мнение, но это не так. Есть, например, у нас два хирурга, они сейчас проходят спецобучение, но, несмотря на это, после учебы приходят и работают еще на полставки. Просто потому, что я прошу: пациентов много. Соглашаются. Есть те, кто работает даже по субботам и воскресеньям. В медицину приходят, чтобы помогать. Нам было проще: жили все одинаково, врачи не чувствовали себя ущербно. Сейчас врачами становятся потому, что это интересно, но идут, как правило, в лаборатории, на исследования. В участковые терапевты никто не рвется: не хотят грубости, хотят быть подальше от толпы, – подытожила доктор.

Хорошие карельские книги. Почти даром