Не детский концлагерь

В начале декабря в Кондопожском районе пройдет презентация реконструированного финского концлагеря времен Великой Отечественной войны. В основе реконструкции — декорации, созданные к фильму «Весури», который снимали в Карелии в 2018 году. Проект для детей по сохранению исторической памяти получил поддержку Фонда президентских грантов. И вызвал много споров среди общественников, историков, малолетних узников и родителей.

Реконструкция финского концлагеря. Фото: "Республика" / Марина Бедорфас

Реконструкция финского концлагеря. Фото: "Республика" / Марина Бедорфас

Дощатые бараки, вышки по периметру, закрытые ворота и колючая проволока — реконструкция финского концлагеря практически готова к презентации. Открытие нового исторического объекта для школьников пройдет в начале декабря.

Быт малолетних узников

Этот лагерь, говорят организаторы, нельзя назвать музеем под открытым небом, а также и туристическим объектом. Это реконструкция для экскурсионного показа старшим школьникам.

Наталья Абрамова. Фото: "Республика" / Марина Бедорфас

Наталья Абрамова. Фото: «Республика» / Марина Бедорфас

«В проекте мы реконструируем жизнь и быт малолетних узников финских переселенческих концлагерей 1941-1944 годов. И за основу для этой экспозиции мы взяли декорации к фильму «Весури», который снимали в Карелии в 2018 году. Интерес к этому фильму был очень живой. В нем снимались жители Карелии и многие артисты театров. И это наша история, пусть трагическая, но она наша. И еще во время съемок фильма прозвучала идея, что хорошо было бы эти декорации сохранить, чтобы рассказать помимо школьной программы ученикам  более углубленно о жизни узников в годы финской оккупации. Тогда мы сели небольшой рабочей группой с представителями телекомпании «АТК-Студио» и придумали новый проект», — рассказала руководитель проекта Наталья Абрамова.

На проект, который подготовил БФ «Открытые возможности», из Фонда президентских грантов выделили 2,8 млн рублей. И рассчитан он на год.

«Во время реализации проекта по сохранению исторической памяти мы проделали огромную работу. Нам не сразу удалось найти место для реконструкции. Мы много времени потратили на поиск земельного участка. Собственник туристической базы в Кондопожском районе неподалеку от деревни Ватнаволок на безвозмездной основе предоставил нам место для установки реконструкции. К сожалению, в Кондопоге жители оказались против, мы не могли игнорировать их мнение. А собственник той земли, где собственно снимали фильм и установили декорации, не захотел с нами сотрудничать. Изначально, конечно, мы планировали на большей площади разместить экспозиционные объекты», — объяснила Наталья Абрамова.

Программа для школьников

На территории реконструкции концлагеря разработана специальная программа для старшеклассников. Она включает прогулку по территории с экскурсоводом, который расскажет о лагерях на территории Карелии, о жизни и быте узников. Также организаторы планируют распечатать фотографии лагерной жизни, которые сохранись с тех времен.

Школьников сюда планируют привозить организованно. Фонд Натальи Абрамовой будет сотрудничать со школами Карелии.

Наталья Абрамова. Фото: "Республика" / Марина Бедорфас

Наталья Абрамова. Фото: «Республика» / Марина Бедорфас

«Я хочу донести до всех, кто начал нас резко критиковать. Это не конкретный какой-то лагерь. Это собирательный образ. В одном из бараков мы сделаем экспозицию: здесь установлены нары, уже стоит печка. Сейчас собираем вещи тех времен, чтобы совместно с декоратором представить картину жизни в таких бараках. Наша цель — показать, в каких условиях жили в том числе и сверстники современных школьников, насколько скромен был их быт. В проекте будет представлена также экспозиция от карельских поисковиков. Это будет отдельная выставка», — уточнила руководитель проекта.

В рамках работы со школьниками запланированы исторические гостиные, встречи с малолетними узниками, патриотические занятия, уроки мужества.

 

«Я считаю, что все те, кто пережил войну в любых ее проявлениях, в том числе прошел через концлагерь, — это все наши герои, и мы должны о них помнить, говорить и показывать. Мы не обвиняем кого-то в том, что было в Карелии, а хотим показать и рассказать об ужасах войны. И я думаю, что и с финской стороны будет интерес, и он уже есть. У меня спрашивали, смогут ли финские школьники сюда приехать», — сказала Абрамова.

По ее словам, к проекту она привлекает профессионалов, чтобы грамотно и корректно рассказать об истории оккупации Карелии. Проект получился очень непростой и резонансный, потому что все, что касается сохранения истории, всегда неоднозначно.

«Наш проект для школьников. Главными гостями на открытии будут именно они. Надеюсь, что пандемия не внесет свои коррективы и мы сможем провести это мероприятие в полном объеме. Посещение реконструкции полезно, безопасно и интересно, потому что наш проект необычный и уникальный. Такого еще не было в Карелии», — уверена Наталья.

Малолетние узники

Проект реконструкции финского концлагеря под Кондопогой действительно стал резонансным. Особенно после того, как в эфире федерального канала известная ведущая сказала: «В Карелии построили концлагерь для детей. Родители могут их там оставить на два дня».

Алексей Варухин. Фото: "Республика" / Марина Бедорфас

Алексей Варухин. Фото: «Республика» / Марина Бедорфас

«Республика» спросила у бывших узников, которые живут в Петрозаводске, как они относятся к этому проекту. С Алексеем Варухиным мы встретились в Центре воинской славы, часть экспозиции в этом музее тоже посвящена жизни узников концлагерей.

«Я видел по телевидению этот проект — создание вида концлагеря, который реализуется под Кондопогой с целью показывать и водить экскурсии. Первое, что я бы посоветовал руководителю этого проекта, — поближе познакомиться с живыми свидетелями тех событий, такими, как я, — сказал Алексей Михайлович. — Это мое личное мнение, но я уверен, что нужно было подобрать специальный строительный материал. Все строения концлагерей были худыми, везде были щели, протекала кровля. Может, кому-то понравится там, а мне не понравилось. И второе, что я бы отметил, — это создание реконструкции в Кондопоге. Из 14 лагерей 6 было в Петрозаводске. Такой вид надо было создать в Петрозаводске».

Центр воинской славы в Петрозаводске. Фото: "Республика" / Марина Бедорфас

Центр воинской славы в Петрозаводске. Фото: «Республика» / Марина Бедорфас

Историческая оценка

В годы Великой Отечественной войны 2/3 территории Карелии, включая Петрозаводск, были оккупированы финскими войсками. По данным историков, на тот момент в республике проживали 86 тысяч человек. Финны на три года установили здесь жесткий оккупационный режим.

Сергей Веригин. Фото: "Республика"/Максим Алиев

Сергей Веригин. Фото: «Республика» / Максим Алиев

«В Карелии было создано более 100 мест принудительного содержания: 14 концлагерей, 34 трудовых лагеря, более 40 лагерей для военнопленных, были также тюрьмы и изоляторы. В основе финской оккупационной политики лежал тезис: разделить население по национальному признаку. Восточная Карелия должна была войти в состав Великой Финляндии. Вепсы, финны, карелы, ингерманландцы должны были стать гражданами Великой Финляндии, а всех остальных жителей Карелии планировали выселить», — рассказал «Республике» Сергей Веригин, доктор исторических наук, профессор.

В Петрозаводске было создано 6 концлагерей. Порядка 22-24 тысяч жителей Карелии прошли через эти лагеря. В 1943 году концлагеря стали переселенческими. Но изменилось, говорят историки, только название.

Реконструкция финского концлагеря. Фото: "Республика" / Марина Бедорфас

Реконструкция финского концлагеря. Фото: «Республика» / Марина Бедорфас

«Архивные документы и заключение госкомиссии говорят о том, что условия, быт и питание были ужасными. Голод гнал за проволоку, что приводило к трагическим последствиям. Тяжелая изнурительная работа делала свое дело. И в 1942 году смертность в финских концлагерях была выше, чем в немецких. Это трагическая история нашей республики, которую мы, конечно, должны знать и помнить», — продолжает Веригин.

Сергей Веригин рассказал, что всегда выступает за сохранение исторической памяти. Для проведения экскурсий на территории реконструкции концлагеря он рекомендовал подготовленного студента исторического института ПетрГУ Дениса Попова, который уже является волонтером одного военного музея.

«Я поддерживаю проект Натальи Абрамовой по реконструкции финского концлагеря, потому что об этом должно знать современное поколение. Единственное, конечно, мне как историку хотелось бы, чтобы этот лагерь был привязан к исторической местности. На территории Кондопожского района не было концлагерей, но были пять трудовых лагерей. На этих местах не удалось, видимо, сделать реконструкцию. А в целом такой проект вполне возможен. Создание реконструкции концлагеря, на основе которой рассказывать гостям Карелии, ее жителям, школьникам о нашей трагической странице истории», — продолжает историк.

Сергей Веригин отметил, что в работе со школьниками на территории такого объекта следует учитывать их психологические и возрастные особенности. По его мнению, экскурсии должны проводить профессионально с понимаем исторической достоверности.

Защитник детства

Для детского омбудсмена Карелии Геннадия Сараева история малолетних узников очень близка. В его семье был человек, который прошел через весь ад концлагеря. Прабабушка Геннадия Сараева много рассказывала о той жизни: как выживали, питались подножным кормом, как финны избивали детей 5-6 лет за то, что они пытались выскочить за пределы лагеря, чтобы найти еду.

Геннадий Сараев. Фото: "Республика" / Марина Бедорфас

Геннадий Сараев. Фото: «Республика» / Марина Бедорфас

«Я считаю, что знать историческую правду, всё то, что здесь происходило в годы войны, должны все. Некоторые не знают, что наша республика была оккупирована и здесь были концлагеря. Сохранение исторической правды — это наша задача. Проект Натальи Абрамовой прошел экспертную оценку, получил грант. Сегодня это уже частно-общественное партнерство. И дальше возникает вопрос: каким образом будет организовано посещение этого комплекса? У каждого есть возможность выбора. Безусловно, найдутся родители, которые захотят привезти и показать реконструкцию концлагеря своим детям, быт малолетних узников финских концлагерей. Будут и те, кто туда не захочет поехать по разным причинам. На самом деле, никто не может заставить ребенка приехать в культурное заведение или общественное место без согласования с родителями. Поэтому я сразу хочу развеять тот миф, что кто-то будет возить туда детей организованными группами без их желания», — объяснил Геннадий Сараев «Республике».

Реконструкция финского концлагеря. Фото: "Республика" / Марина Бедорфас

Реконструкция финского концлагеря. Фото: «Республика» / Марина Бедорфас