«Не бойтесь интернета»

Детские самоубийства вызывают не «синие киты», а проблемы в семье, в школе и на улице — в этом уверены карельские психологи и общественники. Они обсудили, стоит ли освещать тему суицидов в СМИ и как вести себя с ребенком, чтобы ему не пришло в голову уйти из жизни.

Суицидальная тематика в соцсетях в последнее время прочно увязывается с так называемыми "синими китами". Фото: therussiantimes.com

Суицидальная тематика в соцсетях в последнее время прочно увязывается с так называемыми «синими китами». Фото: therussiantimes.com

Около 84 процентов несовершеннолетних жителей России регулярно пользуются интернетом. Такую цифру на круглом столе, посвященном профилактике детского суицида и его освещению в СМИ, озвучила медиаюрист Елена Пальцева.

Как правило, самостоятельную жизнь в Сети современный россиянин начинает в девять-десять лет: в этом возрасте у него появляется собственный аккаунт в соцсети. И он сразу становится потенциальной мишенью для людей, пропагандирующих суицид.

В прошлом году по стране прокатилась волна сообщений о так называемых «группах смерти» в социальных сетях. Администраторы таких сообществ якобы вовлекали юных подписчиков в интерактивные игры, которые порой заканчивались самоубийствами последних. Насколько всё это соответствует действительности, решат следственные органы (несколько уголовных дел возбуждено по линии Следственного комитета).

В Карелии, по словам помощника регионального прокурора Екатерины Хазовой, детских самоубийств, совершенных под влиянием социальных сетей, не зафиксировано. Об активных «группах смерти», действующих в республике, надзорному органу также неизвестно.

Всего же в регионе начиная с 2010 года произошло 17 детских суицидов. Расследование последнего, совершенного в январе этого года, до сих пор не завершено, однако связи с соцсетями в нем, по предварительным данным, также не наблюдается.

Плохое освещение

Замглавы карельского Роскомнадзора Виктор Чужиков рассказал, как его ведомство борется с незаконным освещением суицидальной тематики в региональных СМИ и на просторах интернета. Выяснилось, что в республике надзорный орган заблокировал 70 публикаций, нарушающих соответствующие нормы. Большей частью в них так или иначе описывался способ самоубийства.

В Северо-Западном федеральном округе, по словам Чужикова, под блокировку попали порядка 150 сообществ с суицидальным контентом. На их страницах можно было встретить депрессивно-суицидальные сообщения и пропаганду самоубийств. Карелия в этой статистике отдельно не упоминалась.

Карельские СМИ, к слову, закон в этой части ни разу не нарушали. С 2012 года они получили лишь шесть предупреждений о блокировке. Четыре из них касались разглашения персональных данных, еще два — экстремизма и использования ненормативной лексики.

Чужиков добавил, что в реестре запрещенных страниц, который ведет федеральное ведомство, сейчас учтено более 69 тысяч публикаций. Пропаганда суицида содержится в двух тысячах из них.

Главный редактор сайта «Республика» Георгий Чентемиров поинтересовался, как, по мнению представителя надзорного ведомства, следует писать новости о самоубийствах, совершенно не указывая способа совершения суицида. В пример он привел историю с двумя курсантами речного училища, которых несколько лет назад нашли повешенными в лесу.

— Событие имело общественную значимость, в чем нет сомнения. Как эту новость надо было подавать, чтобы Роскомнадзор ее не заблокировал? — спросил журналист.

Чужиков в ответ продолжал настаивать на том, что в публикациях не должен указываться способ самоубийства. В частности, чиновник апеллировал к богатству русского языка и умению корреспондентов описывать случившееся, опуская отдельные детали.

— Но иногда это технически невозможно, это исключает сам факт написания новости, — недоумевал Чентемиров.

— Вы знаете, закон не я придумал, — парировал чиновник.

На помощь ему пришла замдиректора республиканского центра диагностики и консультирования Ирина Сухарникова. Она напомнила, что в 2001 году Всемирная организация здравоохранения составила документ под названием «Превенция самоубийств». В нем журналистам даны рекомендации по освещению темы суицидов. Аналогичные рекомендации составляли также ЮНИСЕФ и Международный конгресс журналистов.

— Нельзя публиковать фотографии и предсмертные записки, нельзя сообщать о конкретных деталях и использованных способах, нельзя приводить упрощенных причин случившегося и прославлять самоубийство, — процитировала один из документов психолог.

Составлявшие рекомендации специалисты руководствовались исследованиями, которые показали связь между количеством публикаций о суицидах в СМИ и частотой самоубийств.

Ирина Сухарникова. Фото из личного архива

Ирина Сухарникова. Фото из личного архива

Источник проблем

Затем взяла слово ведущий специалист карельского МЧС Наталья Самарина и фактически перечеркнула все, о чем говорили предыдущие выступающие.

— Суицид — это не что-то, с чем нужно бороться в интернете. Суицид — это болезнь семей
в первую очередь. Группы в соцсетях постоянно будут создаваться — хоть миллион их заблокируй. Но вы почитайте, что там дети пишут. Чего они хотят от этой информации?

Самарина призвала искать причины склонности ребенка к самоубийству не в «группах смерти», а в отношениях с родными и друзьями. По ее словам, у подростка нужно прежде всего создать ощущение безопасности.

Кроме того, ребенок никогда не совершит суицид, никого не оповестив о своих намерениях. Он не будет говориться об этом напрямую, речь пойдет скорее о намеках. Задача родителей здесь — обратить на них внимание и правильно отреагировать.

— Представьте такую ситуацию: ребенок трех-четырех лет приходит из детского сада, где впервые нарисовал солнышко. Подходит дома к родителям, показывает рисунок, а они устали после работы и просят потом подойти. На следующий день он тучку нарисовал, а родители опять «давай потом». На третий день нарисовал домик. Он подойдет к родителям? Нет, потому что первые два раза была такая реакция. С подростками то же самое, но немного сложнее.

Самарина считает, что, предупреждая родителей об опасности «групп смерти», нужно думать о последствиях. Здесь взрослые тоже могут отреагировать неправильно: накричат на ребенка, отключат ему интернет и будут думать, что справились с проблемой.


Специалист МЧС также развенчала несколько мифов о самоубийствах.

Суициды совершаются психически ненормальными людьми. На самом деле: к самоубийству склонны дети с определенными проблемами, но психические расстройства здесь замешаны далеко не всегда.

Самоубийство невозможно предотвратить. На самом деле: ребенка можно спасти, если вовремя забить тревогу.

Существует определенный тип людей, склонных к суициду. На самом деле: к суициду склонны все, всё зависит от способа доведения человека. Многое зависит от того, насколько сильна психика человека и есть ли у него поддержка со стороны.

Нет признаков, по которым можно судить о возможном самоубийстве. На самом деле: признаки существуют всегда, внезапно к суициду никто не прибегает.

Человек, говорящий о самоубийстве, никогда его не совершит. На самом деле: такие случаи бывают. Один из них имел место в практике Натальи Самариной: ребенок два года говорил всем о самоубийстве и, когда окружающие перестали на это реагировать, убил себя.

Решение о самоубийстве приходит внезапно. На самом деле: бывает, что самоубийство совершается в состоянии аффекта — под влиянием алкоголя или наркотиков, например. Но даже в этом случае у ребенка должны были возникать подобные мысли раньше.

Попытавшийся убить себя человек не будет повторять попытку. На самом деле: чаще всего неудачные попытки повторяются, если не устранены причины, вызвавшие суицидальные мысли.

Склонность к самоубийству передается по наследству. На самом деле: это не так.

Прием алкоголя помогает снять суицидальные переживания. На самом деле: алкоголь лишь на время скрывает проблему.

Наталья Самарина. Фото: Общественная палата РК

Наталья Самарина. Фото: Общественная палата РК

Напоследок Самарина дала родителям рекомендации, которые должны снизить вероятность детского суицида в семье. В первую очередь ребенка следует хвалить чаще, чем ругать. Хвалить можно за любую мелочь — убрал за собой посуду, получил хорошую оценку и так далее.

Второй совет — уделять ребенку больше времени. Родители должны помогать своим детям справляться с проблемами, а не оставлять их с ними один на один.

Семья, улица, школа

С сотрудницей МЧС согласилась главный внештатный детский психиатр республиканского Минздрава Ирина Макарова. Она отметила, что за последние пять лет количество попыток суицида среди детей в Карелии находится примерно на одном уровне — несмотря на ужесточение госполитики по освещению тематики в СМИ и интернете.

По словам психиатра, к детскому суициду чаще всего приводят три причины: первое место занимают проблемы в семье, затем идут проблемы со сверстниками и проблемы в школе. Если у родителей есть подозрения, что их ребенок склонен к суициду, его нужно отвести к психиатру, который определит, какого рода помощь ему нужна: психологическая или психиатрическая.

— Не надо бояться, что злые и страшные психиатры сразу схватят ребенка и увезут его в больницу поселка Матросы. Всё делается по закону, с согласия законных представителей. Кроме того, возможны анонимные приемы.

Макарова также обратила внимание на то, что появление и популяризация «групп смерти» не отразилась на причинах детских самоубийств: это по-прежнему проблемы в семье, в школе и на улице. Соответственно, закрывать сообщества в соцсетях можно сколько угодно, однако справиться с ростом числа суицидов можно лишь воздействуя на первопричину — отношения с детьми.

Непрерывный позитив

Наталья Самарина предположила, что вместо блокировки существующих «групп смерти» властям следовало бы больше сил уделять созданию групп и сайтов с позитивным содержанием. Именно этим занимается директор молодежного центра «Смена» Денис Довольнов.

— Я не думаю, что ребенка нужно полностью ограждать от интернета, так мы только сделаем его социальным инвалидом. Интернет — это инструмент, который можно по-разному использовать. Не надо его бояться. Мы стараемся использовать социальные сети во благо.

В интернете слишком много негативного контента — петрозаводская молодежь заполняет его контентом позитивным. Сейчас у ресурсов центра порядка десяти тысяч подписчиков, в сообществах ежедневно появляется по паре десятков постов. В них информация о мероприятиях, в которых может поучаствовать ребенок или подросток, примеры активностей из других городов и так далее.

Круглый стол по профилактике детского суицида. Фото: Общественная палата РК

Круглый стол по профилактике детского суицида. Фото: Общественная палата РК

Проблема «групп смерти», по мнению Довольнова, искусственно раздута через СМИ. На самом деле подавляющее большинство подростков относятся к таким сообществам с иронией. Часть из них использует «синих китов» в коммерческих целях — продают в этих группах рекламу.

Вместе с тем интернет все же может представлять для ребенка опасность. Чтобы этого не допустить, родителям следует представлять в общих чертах, чем их дети в нем занимаются, уверен специалист. Для этого не нужно нарушать право ребенка на личную жизнь — достаточно завести собственную страничку в «ВКонтакте».