«Мы об этом не говорим»: Ленина Макеева о детстве в концлагере

Ленина Макеева хранит номер газеты «Правда» от 18 августа 1944 года. Передовица — гневная статья «К ответу финских извергов!». В ней говорится о преступлениях оккупантов против мирного населения, в том числе об ужасах концлагерей. В один из них Ленина попала с семьей в пятилетнем возрасте и провела там три страшных года. На «Республике» история, которую нельзя забывать и которую должны знать наши дети.

Ленина Макеева. Фото: "Республика"/ Максим Смирнов

Ленина Макеева. Фото: "Республика"/ Максим Смирнов

Через 75 лет после окончания Великой Отечественной войны в Карельском УФСБ России рассекретили документы о преступлениях финских оккупантов в приграничном с Финляндией регионе. То, что рассекретили, передали в Национальный архив республики.

Каждый четвертый житель Карелии, в основном славянского происхождения, прошел через финские концлагеря, где заключенных привлекали к рабскому труду — без прав, за еду, в страшных условиях, с избиениями за провинности. В рассекреченных  архивах — документы, воспоминания узников. Они свидетельствуют о бесчеловечных условиях содержания, голоде и пытках, которым финские оккупанты подвергали своих жертв. В Карелии на сегодняшний день официальный статус малолетнего узника имеют 2 640 жителей.

Малолетние узники

Малолетние узники финского концлагеря. Фото: Национальный архив Карелии

Петрозаводчанка Ленина Макеева — одна из них. Она зампредседателя Карельского союза бывших малолетних узников фашистских концлагерей. В свои 84 года прекрасно всё помнит, несмотря на то, что в 1941 году ей было чуть больше пяти лет — точные даты, события, названия мест, где была во время войны с семьей, имена тех, кто помог выжить, кто погиб. О многом ей рассказала мама, Ольга Ильюкова, которая пережила ужасы оккупационного режима, и такая судьба — прожила 104 года.

Ленина Павловна сегодня очень сдержанно высказывается о том, что узнает из СМИ — о  разных «идеях» и призывах обелить прошлое, приуменьшить злодеяния оккупантов на территории Карелии. Но раньше она резко осуждала такие вещи. Например, в 2001 году в петрозаводской газете «Столица» высказалась против публикации статьи Виктора Потиевского «Всадник», опубликованной в «Северном курьере Карелии» и восславлявшей имя маршала Карла Маннергейма.

«Восславлять главнокомандующего армии противника, когда еще живы участники этой кровавой бойни и еще кровоточат воспоминания в душах 70-80-летних стариков, в высшей мере цинично», — написала в 2001 году Ленина Макеева.

Ленина Макеева. Фото: "Республика"/ Максим Смирнов

Ленина Макеева. Фото: «Республика» / Максим Смирнов

Бывшая узница оккупационного лагеря рассказала свою историю. До войны жила с родителями в Петрозаводске, в районе товарной станции. Она помнит бомбежки 1941 года и как укрывались в бомбоубежище с отцом, мамой и младшим братом. Враг приближался, надо было эвакуироваться. Отец работал на железной дороге, занимался отправкой техники и людей на север, в Беломорск.

«Папа сказал, чтобы мы все с мамой поехали к бабушке в Ленобласть, в Подпорожский район в деревню Шангостров. Так и сделали. Мама была беременная, и там у нее родилась двойня. Фронт приближался. Мы не смогли переправиться через Свирь и эвакуироваться на восток. Ушли в лес и построили шалаш. Всемером — я, брат, бабушка с дедушкой, мама и двое девочек — жили там, наверное, недели две до того, как нас обнаружила финская разведка, и нас привезли в деревню. А потом, через месяц примерно, переправили на подводе в Петрозаводск. Это было 12 декабря 1941 года. Нас поместили в пятом лагере, в 42-м бараке, где мы находились до 29 июня 1944 года. Некоторые бараки в Пятом поселке сохранились до сих пор», — рассказывает Ленина Павловна.

Концлагерь в Петрозаводске. Фото: Нацархив Карелии

Концлагерь в Петрозаводске. Фото: Национальный архив Карелии

Через некоторое время всю семью — семь человек — поселили в одну комнату, примерно 10 квадратных метров. В 1942 году начался голод. Сначала умерла бабушка, а в начале 1943 года умерли двойняшки — Галя и Нина.

«Мама заболела, у нее началась цинга. Из семерых нас трое умерли от голода. Людей отправляли на лесозаготовки в Кутижму, Вилгу, Орзегу, Деревянку. Туда отправят отряд, а одна треть уже не возвращалась. Это непосильный труд плюс слабое питание. Ну вот, люди от голода умирали, а когда человек голодный, он идет на любые нарушения лагерного порядка: ребята делали подкопы под проволокой, уходили в город к финским казармам, просили милостыню. Также каждый день к восьми утра по улице Профсоюзов строем вели людей  на работу в город разбирать завалы. Он был разрушен, да.  Других вели в мастерские на работы — плести лапти, корзины, третьих — группами на машинах, на поезде, пешком — отправляли на лесозаготовки. Вместе со взрослыми и подростки проходили через ворота в город, чтобы просить милостыню. Некоторых вылавливали, пороли плетками, розгами. Такая история. А нам в лагере очень помогала девочка Римма Иванова — наши семьи из одной деревни. Пока наша мама еще не оправилась от смерти детей, Римма ходила на работу и приносила немного еды. Я всегда повторяю: она нам помогла, чтобы мы не умерли от голода. Мы общались и после войны. Из лагеря совсем мало людей осталось — тех, кто выжил», — говорит Ленина Макеева.

Ленина Макеева. Фото: "Республика"/ Максим Смирнов

Ленина Макеева. Фото: «Республика» / Максим Смирнов

Всего в захваченной Карело-Финской ССР в 1941-1944 годах финны построили 14 концлагерей, шесть из них в Петрозаводске. К апрелю 1942 года в них находились около 24 тысяч человек — порядка 30 процентов населения. Это были в основном славяне, более 90 процентов — русские, белорусы, украинцы. По оценкам историков, всего через лагеря прошли порядка 50 тысяч человек. Историей российско-финляндских отношений занимается  профессор, доктор исторических наук Юрий Килин. Ранее он пояснял, что причины крайней жестокости финских оккупантов к военнопленным и гражданскому населению были в русофобии, активно нагнетавшейся в предвоенный период.

Смертность от голода в лагерях была высокая. После того как 1943 году лагеря посетили представители Красного Креста, частично людей стали отправлять в другие места — в районы. Как вспоминает Ленина Павловна, финны начали даже платить деньги работающим, это было уже в 1943 году, но кормили плохо.

«Чем кормили больных и детей? Например, были бочки из-под селедки и там остатки — соль, ошметки рыбы. И давали по чашке рассола, из муки пекли лепешки и макали в рассол, очень хотелось пить потом. Все истощенные, опухшие, со впалыми ребрами. Как удалось выжить? Просто организм был крепкий, — вспоминает Ленина Павловна. — В 1942 году многие дети сильно болели. Я помню, у меня был коклюш, сильный кашель. Помощи никакой врачебной не было. Умерших хоронили на кладбище в Песках».

Документы из Нацархива Карелии

Документы из Национального архива Карелии

Освободили Петрозаводск 29 июня. Как рассказала Ленина Макеева, финны отступили и красноармейцы вошли в город.

«Я помню, что примерно 26-27 июня было такое уже безвластие, финны покидали город.  Ребята из лагеря разрезали проволоку и побежали искать еду на склады. Трое ребят попали на склад с оружием, в это время по железной дороге проходил состав с финнами. Один парень попал в проволоку, застрял, и его застрелили. Понимаете, выжил, за четыре года столько пережил, и под конец так погиб. Это страшно, это невозможно забыть».

Ленина Макеева также сказала, что после войны в ее семье долгое время никто не говорил, не заводил разговор и не напоминал никому про те страшные времена. Этого не хотелось. Да и сейчас вспоминать об этом очень тяжело.

 

Ленина Макеева. Фото: "Республика"/ Максим Смирнов

Ленина Макеева. Фото: «Республика» / Максим Смирнов