Миллиарды в детство

Президент России Владимир Путин предложил перезагрузить демографическую политику страны. Помогут ли новые пособия и продление маткапитала поднять рождаемость и поддержать малообеспеченные семьи? Обсуждаем с детским омбудсменом Карелии Геннадием Сараевым.

По предложению президента России с 2018 года в стране появится новый вид социальной поддержки: при рождении первого ребенка семье будет выплачиваться пособие. Об этом Владимир Путин заявил в своем выступлении на заседании координационного совета по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей.

В среднем по стране пособие составит свыше 10,5 тысячи рублей в месяц. Но сумма будет варьироваться исходя из размера прожиточного минимума ребенка, установленного в каждом конкретном регионе. В Карелии, например, по итогам второго квартала этого года прожиточный минимум составил почти 12 тысяч рублей.

Геннадий Сараев

Геннадий Сараев. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

— Геннадий Александрович, как известно, выплаты будут адресными: получать их смогут те, кто действительно нуждается в дополнительной поддержке. С одной стороны, это справедливо, для очень обеспеченных семей такие выплаты несущественны и не нужны. С другой, уже высказываются опасения: не будет ли новая мера поддержки стимулировать к деторождению неблагополучные семьи, где родители, например, злоупотребляют спиртным?

— Я с такими прогнозами не согласен. Подобные опасения высказываются практически всегда, когда появляется та или иная мера денежной поддержки семьи. То же самое говорили, когда начиналась программа материнского капитала, потом – когда государство стало расширять возможности его использования. Но эти опасения ведь не подтвердились: материнский капитал действительно стал стимулом для ответственных, трудолюбивых семей рожать вторых, третьих детей. Это оказалась очень востребованная и эффективная мера.

Новые ежемесячные выплаты, которые предлагаются сейчас, — это помощь, которая необходима очень многим. Есть много ответственных, крепких семей, которые живут в сельской местности, в небольших городах, где объективно очень сложно найти хорошо оплачиваемую работу. Есть целые категории работников бюджетной сферы, у которых заработки все еще очень низкие: нянечки в детских садах, например. Разве государство должно отказаться от их поддержки? Конечно, нет. Если исходить из предложенного расчета выплат, то они должны охватить достаточно большой круг семей.

Справка «Республики»

— Выплаты смогут получать семьи, где среднедушевой доход (в нем учитываются не только зарплаты, но и ряд социальных выплат, алименты, доходы от недвижимого или движимого имущества, деньги, полученные по наследству и т.д.) не превышает полтора прожиточных минимума трудоспособного населения.

— В среднем по Карелии по итогам второго квартала этого года прожиточный минимум составил 13 тысяч 932 рубля.

— Предварительные расчеты показывают, что, таким образом, если говорить о семье, состоящей из родителей и одного ребенка, то для получения выплат месячный доход не должен превышать 62 тысячи 694 рубля.

Полагаю, многими молодыми семьями эта мера поддержки будет востребована. У молодых специалистов, у которых пока нет стажа, различных надбавок и выплат за выслугу лет, зарплаты невысокие. И женщина просто не может позволить себе выйти в декретный отпуск, потому что это сразу резко ухудшит материальное положение семьи. В итоге молодые семьи часто откладывают рождение ребенка. Думаю, дополнительные выплаты помогут им решиться на этот шаг.

— Пособие, как предполагается, будет выплачиваться до достижения ребенком возраста полутора лет. Это, на ваш взгляд, правильно?

— Да, первые полтора года – это тот период в жизни ребенка, когда родители, в первую очередь мать, должны быть рядом постоянно. Как детский психолог скажу: в этом возрасте идет формирование всех основных функций личности: эмпатийных, эмоционально-волевых, формируется вербальный и невербальный интеллект. И в этот период родители должны приложить все силы, чтобы ребенок был не в яслях, не с нянями, а в семье.

— Ну а дальше как? Выплаты прекратятся, мама должна будет выйти на работу. А с ясельными группами у нас огромная проблема…

— Действительно, если проблему с устройством детей в возрасте от трех до семи лет в детские сады нам в Петрозаводске практически удалось решить, то мест в ясельных группах остро не хватает. И так по всей стране. Президент в своем выступлении об этом сказал: о том, что надо как можно быстрее ликвидировать очереди на устройство детей в ясли. В предстоящие два года планируется создать свыше 326 тысяч ясельных мест: очень надеюсь, что это будет сделано.

Проблемные темы в сфере материнства и детства, по данным опроса ВЦИОМ в ноябре 2017 года:

— маленький размер детских пособий (24% респондентов)

— нехватка дошкольных учреждений (21%)

— низкий уровень жизни, высокие цены (15%)

— низкий уровень медицинского обслуживания (14%).

Но, на мой взгляд, чтобы уже сейчас снизить остроту этой проблемы, надо внимательно проанализировать категории льготников, которые пользуются первоочередным правом устройства детей в дошкольные учреждения. Например, среди таких льготников – судьи, работники прокуратуры, военнослужащие. То есть представители высокооплачиваемых профессий. Многим из них по силам отдать ребенка в частные ясли или нанять няню. Считаю, что все должно быть наоборот: право на первоочередное устройство детей в дошкольные учреждения надо предоставить именно малоимущим семьям, где мамы вынуждены как можно раньше выходить на работу.

Александр Анишин в детском саду № 22 «Яблонька». Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

В детском саду № 22 «Яблонька». Фото: ИА «Республика» /
Леонид Николаев

— В этих случаях тоже предлагаются меры поддержки: например, разрешение использовать маткапитал на оплату услуг по уходу и присмотру за малышом, начиная с двухмесячного возраста. Кроме того, особо нуждающиеся семьи смогут из средств маткапитала получать ежемесячные выплаты. Как вы к таким инициативам относитесь?

— Неоднозначно. С одной стороны, семья может столкнуться с непредвиденной, очень тяжелой ситуацией: смерть, болезнь одного из родителей, потеря жилья, потеря работы… И люди должны быстро, оперативно получить дополнительную помощь от государства. В таких случаях, наверное, использование средств материнского капитала оправдано. То же самое, если речь идет об экстренном и дорогостоящем лечении ребенка. Словом, предусматривать такие различные варианты надо.

Но все-таки лучше, чтобы были какие-то отдельные, дополнительные виды адресной социальной помощи. Материнский капитал – это большая, долгосрочная инвестиция в семью, в ее будущее, в создание условий для воспитания и развития детей. В покупку жилья, например, это сегодня самый востребованный способ использования этих средств.

— Если говорить про жилье: для многодетных семей предложено создать специальную ипотечную программу. Государство будет субсидировать значительную часть процентной ставки: когда рождается второй ребенок – в течение трех лет с момента выдачи кредита. При рождении третьего ребенка этот срок увеличивается до пяти лет. Что вы об этом думаете?

— Чем больше будет механизмов помощи семьям в приобретении жилья, тем лучше. Важно подробно разработать эту инициативу, четко определиться с операторами программы на федеральном и региональном уровнях, с критериями участия. Не исключаю, что это станет только первым шагом в решении жилищной проблемы многодетных семей, и что это направление впоследствии будет развиваться и расширяться, как, повторюсь, это произошло с материнским капиталом.

— Развиваться в том смысле, что будут снижаться ипотечные ставки, продлеваться сроки субсидирования?

— Надеюсь, что не только это. Например, сегодня очень остро стоит проблема с инфраструктурой для земельных участков, которые были выданы многодетным семьям под жилищное строительство. В Петрозаводске, в районе микрорайона Древлянка-3, предоставлено более тысячи таких участков, но большинство — без дорог, без электричества, инженерных коммуникаций. Даже если многодетная семья возьмет льготную ипотеку, самостоятельно построить всю эту инфраструктуру она не сможет.

Надо продумать инструменты, как эту проблему решать. Возможно, с помощью государственного займа — беспроцентного или под 1-2% годовых, с привлечением в рамках государственно-частного партнерства крупных застройщиков для комплексного развития территорий, где выданы такие земельные участки. Для этого, на мой взгляд, нужна отдельная федеральная программа или проект.

Петрозаводск, стройка

Фото: «Республика» / Николай Смирнов

—  Так, может быть, нам в Карелии надо попробовать такую инициативу разработать и выйти с ней на федеральный уровень?

—  Да, думаю, это обязательно надо делать. С 2018 года в России объявлено десятилетие детства. Я изучил план мероприятий: это большой комплекс необходимых, очень актуальных задач. Например, детская медицина: глава государства сказал о том, что будут реконструироваться детские поликлиники. Это важнейшая тема, и на нее будут выделяться значительные средства из российской казны.

Из выступления Владимира Путина на заседании координационного совета по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей:

«Для того чтобы провести реконструкцию детских поликлиник, их капитальный ремонт и дооснащение оборудованием, по предварительным расчетам, потребуется более 50 миллиардов рублей. Очевидно, что регионы, имея в виду даже ту помощь, которую мы им оказали в самое последнее время, не смогут выполнить эти работы только за свой счёт. Поэтому в ближайшие три года основную часть этой суммы, по 10 миллиардов в год, будет предоставлять федеральный бюджет».

Еще одно очень нужное направление: создание комплексных служб психологического, коррекционного сопровождения семей, начиная с момента рождения ребенка. При этом особое внимание будет уделяться семьям, попавшим в сложные жизненные, кризисные ситуации. Насколько известно, планируется, что эта программа будет апробирована в двенадцати пилотных регионах. Будем добиваться, чтобы Карелия вошла в их число: у нас в этой области уже есть хорошие наработки у общественных организаций, социальных служб, органов власти.

Есть в плане мероприятия, направленные на информационную безопасность детей. Это крайне важно, в ближайшее время это будет одним из основных направлений создания безопасной среды для ребенка.

Главное же то, что в рамках десятилетия детства появляется новое понятие: детская инфраструктура, которая включает в себя все аспекты. Это не только роддома, перинатальные центры, ясли, детсады, школы. Это учреждения дополнительного образования, которые сопровождают ребенка в течение всего периода взросления. Это детские площадки как места комфортного и безопасного пребывания детей. Это те же центры сопровождения семей, о которых мы говорили. Словом, весь спектр направлений, связанных с детством, которые нужно развивать комплексно.

Конечно, служба уполномоченного по правам ребенка в Карелии активно в этой работе будет участвовать. Совместно с нашими партнерами – общественными организациями – мы подготовим свои предложения. И будем их продвигать и в исполнительной власти, и в республиканском парламенте, у которого есть право законодательной инициативы на федеральном уровне.

— Уверены, что вас услышат?

— Сделаем все для этого. Сегодня детство — в центре внимания власти. Это очень хорошая, системная подвижка. Детство в целом и каждый ребенок в отдельности должны быть ключевой ценностью. Исходя из этого приоритета должны выстраиваться все значимые решения власти, государственных институтов. Инвестиции в детей – это инвестиции в будущее страны, без них все остальное теряет смысл. Сейчас формируется не просто новая демографическая политика, а новая стратегия, новое отношение к детству. И уполномоченный по правам ребенка обязан быть главным лоббистом этой стратегии.

Абзац