«Медицина — это не услуга»

О разнице между ремеслом и профессией и об интернете, который превращает современных врачей в компьютеры, «Республике» рассказала врач-эндоскопист Ольга Поздникина. Сегодня она получила звание заслуженного врача Карелии.

DSC_6134Документ о присвоении почетного звания «Заслуженный врач Республики Карелия» Ольге Поздникиной сегодня вручил Артур Парфенчиков. Но разговор с медиком мы записали на рабочей месте Ольги Юрьевны в кабинете эндоскопии железнодорожной больницы. Здесь она проработала уже 20 лет и сейчас этим кабинетом заведует.

— Когда настал тот момент, когда вы поняли, что будете медиком и никем другим?

— Огромную роль сыграли мои родители. Мама всю жизнь мечтала стать врачом и повлияла на мой выбор.

— Заставили?

— Не то чтобы заставили, я бы сказала убедили. Биологию я изучала, окончила в свое время Малую лесную академию и даже хотела связать свою жизнь с лесом, но очень доверительные отношения у меня были с мамой, и в результате все-таки медицина.

Ольга Поздникина

— А почему именно эндоскопия?

— Очень хорошее сочетание каких-то гуманитарных направлений и возможность приложить руки. Здесь надо не только думать, но и делать.

— Я окончила специальные подготовительные курсы и поступила в ПетрГУ на тогда еще медицинский факультет. Окончила университет в непростые годы. Была перестройка — 91-й год. После окончания я должна была специализироваться по фтизиопульмонологии, но, к сожалению, тогда медицина была не на первых ролях. Около года была без работы, потом прошла специализацию по эндоскопии и с тех пор уже больше 20 лет работаю в железнодорожной больнице.

Ольга поздникина 2— Чем для вас запомнились первые годы работы?

— Постоянно думала, как бы не навредить. Эндоскопические манипуляции – они инвазивные, то есть мы вмешиваемся в организм человека. Когда я только начинала, совершенно не было никаких обучающих приспособлений, никаких видеоматериалов. Все передавалось от коллег, что называется, из уст в уста. Учились по каким-то лекциям, которые доставали, по переводной литературе, которая доставалась тоже через неизвестно какие руки.

— А с того времени как сильно изменились технологии и оборудование?

— Принципы остались прежними, но медицина шагнула очень далеко. Оборудование позволяет не только с высокой точностью диагностировать заболевание, но и в некоторых случаях вмешиваться в его ход, то есть осуществлять оперативные вмешательства, если мы располагаем оборудованием.

— Ваш самый необычный день на работе можете вспомнить?

— Это когда финский турист проглотил шашлык, он застрял у него в пищеводе. Турист очень торопился покушать, и доставали мы этот шашлык всем отделением, но туриста спасли.

Раньше мы постоянно дежурили по неотложной хирургии. Эндоскопическим методом не только можно инородное тело достать, но и остановить внутреннее кровотечение из желудка или кишечника, и пациента не надо будет оперировать. Так можно спасти жизнь человека или улучшить прогноз.

— На ваш взгляд, современные врачи, которые только закончили обучение, как-то отличаются от тех, кто окончил вуз 10 и 20 лет назад?

— У них огромная база. Мы об этом могли только мечтать. Но это и плюс, и минус. Плюс в том, что при возникновении любого вопроса они могут обратиться к интернету и получить достаточно компетентный, развернутый ответ. Минус в том, что мозг меньше включается. Нужно ведь самому немного подумать, выяснить причину, сделать предположение, а потом только обратиться к интернету. Этот промежуток мыслительный может исключаться, и включается система алгоритмов.

Человеческий организм индивидуален. Мы не можем стандартизованно подойти к лечению. Если врач будет применять лишь стандартный подход, то в большинстве случаев он получит положительный результат. Но по отношению к людям не бывает большинства и меньшинства. Если мы забываем про индивидуальность, можно ошибиться очень сильно.

IMG_7728

— Как, на ваш взгляд, изменилось отношение людей к врачам?

— Пациенты всегда ждут от врача чуда, но чудес практически не бывает. Мы стараемся помочь в меру наших сил и возможностей. Конечно, сейчас медицина очень сильно зависима материально, это нужно учитывать, но очень мне не нравится отношение к врачам как к обслуживающему персоналу.

— А в чем это выражается?

— Даже не могу сказать. Какое-то пренебрежение. Это всегда было, но в последнее время стало более выражено.

— Может, это связано с тем, что медицина и образование сейчас переходят в сферу услуг?

— Наверное, но медицина – это не услуга. Это сочетание своего рода чуда и профессиональных навыков. Насколько доктор сможет это сочетать, настолько он и поможет, а если относиться к этому как сфере услуг, то это получается ремесленничество. Вы хотите обратиться к ремесленнику или к доктору? Это две большие разницы.