Красная книга озер

Ежедневно в Ладогу и Онего мы сливаем миллионы кубов сточных вод. Крупнейшие в Европе запасники питьевой воды нуждаются в срочной защите и очистке. 1 июня об охране Ладожского и Онежского озер на федеральном уровне говорили в Заксобрании Карелии.

Онежское озеро

Онежское озеро. Фото: Виталий Голубев

В прошлом году в воды Ладожского озера сбросили 330 миллионов кубических метров сточных вод. 30 миллионов – это вода, загрязненная следами жизнедеятельности человека, не прошедшая через фильтры очистных сооружений. В Онежское озеро попали 153 миллиона кубов. Из них 69 миллионов кубов — без очистки.

В регионах, располагающихся по берегам Ладоги и Онего, есть города, в которых про канализационно-очистные сооружения (КОС) только слышали. Хотя первые фильтры для сточных вод работали в Лондоне еще в 1829 году. В Карелии сразу шесть крупных городов и поселков нуждаются в реконструкции или строительстве КОС. Например, Медвежьегорск, ежегодно сбрасывающий в Онежское озеро 720 тысяч кубометров содержимого своей канализации. В позапрошлом году отсутствие очистных сооружений в Медвежьегорске привело к вспышке дизентерии. С 3 октября по 9 ноября 2016 года от острых кишечных инфекций пострадали 174 человека, 80% из них — дети.

Одна из актуальнейших проблем Петрозаводска – загрязнение Онежского озера сточными водами ливневой канализации. Весь объем сбрасывается в водоем без очистки. При этом мониторинг показывает, что в этих стоках превышены допустимые показатели по нефтепродуктам, свинцу, марганцу и аммонию. Общая стоимость проекта реконструкции изначально была не по карману дефицитному бюджету города или казне республики, к тому же растет год от года. Сейчас цена петрозаводской ливнёвки — восемь миллиардов рублей.

В уникальных — по размеру, экономическому значению и по красоте — озерах уже сейчас не хватает питьевой воды нормативного качества. Такова оценка руководителя Невско-Ладожского бассейнового водного управления Росводресурсов Анны Кузнецовой.

— Основной источник сброса загрязненных сточных вод – это жилищно-коммунальное хозяйство, 68% от суммарного сброса, — отметила она на большой экологической встрече в карельском парламенте 1 июня.

Онежское озеро. Фото: Виталий Голубев

Онежское озеро. Фото: Виталий Голубев

Пока воды Ладожского озера характеризуются как условно чистые. Онежского — слабо загрязненные. Но уже всем (и давно) понятно, что важнейшие для страны водоемы нуждаются в строгой охране.

Для участия в экологическом совещании в Петрозаводск приехали депутаты Госдумы, в частности, руководитель комитета по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов. Парламентарии собрали в зале заседаний специалистов со всего Северо-Запада, чтобы обсудить поправки в федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» (ООПТ). В Карелии таковых 145 штук, общей площадью около одного миллиона гектаров. 137 ООПТ носят региональное значение, а восемь имеют федеральный статус. К последним относится утвержденный в конце прошлого года национальный парк «Ладожские шхеры».

По словам председателя профильного думского комитета, закон принят в первом чтении, но уже давно нуждается в поправках.

— Это четкий и однозначный запрет на передачу в собственность земель и лесов, расположенных в заповедниках и национальных парках; на размещение скотомогильников, радиоактивных, взрывчатых, химических, отравляющих и ядовитых веществ; запрет на строительство спортивных сооружений. Расширяются полномочия государственных инспекторов по охране ООПТ – сейчас они фактически бесправны. Решается вопрос по организации платы за посещение туристов заповедников и национальных парков, — рассказал депутат Бурматов.

Артур Парфенчиков, Владимир Бурматов и Элиссан Шандалович. Фото: ИА "Республика"/Сергей Юдин

Артур Парфенчиков, Владимир Бурматов и Элиссан Шандалович. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

При этом перечисленные поправки в Госдуме ждут уже три года. Заминка, по мнению депутата, в российском Минприроды, сотрудники которого никак не могут утвердить список изменений в правительстве.

— Пробуксовывающий закон. С 2015 года мы не можем дождаться от министерства природы России внесения поправок, — заявил Владимир Бурматов. — Сейчас, к счастью, поменялся руководитель ведомства, меняются подходы. Мы очень рассчитываем, что сегодняшнее мероприятие зажжет зеленый свет вопросу принятия этого закона, который, безусловно, необходим. Мы считаем неприемлемой ситуацию с трехлетним затягиванием сроков.

Поэтому, когда на трибуну карельского парламента поднялась специалист федерального Минприроды Ольга Воробьева, депутат Госдумы не скрывал своего отношения к работе ведомства. Особенно, когда чиновник начала просто перечислять предлагаемые поправки.

— Кто мешает внести в Государственную думу те поправки, о которых вы говорите? – саркастически спросил Владимир Бурматов. — Слава богу, что вы зарплату не за результат, а за процесс получаете. Всем бы так.

Заседание в Заксобрании Карелии, посвященное охране ООПТ. Фото: ИА "Республика"/Сергей Юдин

Заседание в Заксобрании Карелии, посвященное ООПТ. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Тем не менее, руководитель профильного думского комитета рассчитывает, что этой осенью закон «Об охране ООПТ» примут во втором чтении вместе с необходимыми поправками.

Руководители исполнительной и законодательной власти Карелии поддержали эту работу, отдельно отметив необходимость охраны Онежского и Ладожского озер. Прежде всего, речь велась об очистке сточных вод, реконструкции и строительству КОС.

По словам Артура Парфенчикова, для решения этой проблемы необходимы огромные деньги, и без участия федерального бюджета не обойтись. В идеале нужна отдельная целевая программа, как, например, Москва поступила с оздоровлением бассейна Волги – там действует национальный приоритетный проект.

— Наша ФЦП частично решает эти проблемы, потому что мы часть средств направляем на строительство очистных сооружений в ряде населенных пунктов, расположенных по берегам наших двух озер. Например, в поселке Пиндуши работы завершаем в этом году. В Медвежьегорске делаем новый водозабор. Практически все населенные пункты Приладожья и Прионежья прорабатываются в разрезе строительства или реконструкции очистных сооружений. Но, безусловно, нужно большее внимание и колоссальные средства, чтобы решить проблему в комплексе. Надеемся, что в отношении бассейнов наших крупнейших озер будет отдельная федеральная программа по примеру решения волжской проблемы, — отметил глава Карелии.

Отметим, что бюджет проекта по оздоровлению Волги – больше 200 миллиардов рублей.

Ладожское озеро

Ладожское озеро. Фото: vk.com

— Стратегические инициативы по сохранению природных систем, которые озвучил глава государства в своем послании Федеральному собранию, ставят перед нами задачи по развитию особо охраняемых природных территорий и предотвращению загрязнения Ладоги и Онего, — заявил спикер карельского парламента Элиссан Шандалович. — От этого зависит комфорт и здоровье жителей не только Карелии, но и других территорий. Это также весьма важно для нас — как для региона, где туризм является одним из приоритетных направлений развития.

Владимир Бурматов пообещал, что предложения всех сторон процесса будут учтены в дальнейшей работе над законом.

Хорошие карельские книги. Почти даром