Кому нужен волонтер: в Карелии разрабатывают «Стандарт добровольчества»

Волонтер – это не рабсила, однако многие люди живут с этим стереотипом. Чтобы никто не манипулировал волонтерством и не пытался на нем сэкономить, в Карелии начали разрабатывать «Стандарт добровольчества». Грант на это в прошлом году выделил президент России.

Дарья Маковецкая. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Дарья Маковецкая. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

С ноября прошлого года Центр развития добровольчества начал реализовывать проект «Стандарт добровольчества Карелии». Делать это волонтеры республики будут на средства президентского гранта – 2,5 миллиона рублей. Закончить планируют к ноябрю 2019 года.

Подмена понятий

Дарья Маковецкая – руководитель карельского Центра развития добровольчества. Она уверена, что этот проект стандартизации довольно остро назрел.

– Прошлый год в России был объявлен Годом добровольчества, очень много организаций ринулось развивать добровольчество и, что называется, кто в лес, кто по дрова. Каждый видел эту миссию по-своему. Мы с коллегами увидели, что многие исказили смысл волонтерства. Так и родилась идея создать стандарт добровольчества: нужен единый вектор, единое понятийное поле. Практически всё стали называть волонтерством, даже бабушку перевести через дорогу – волонтерство, но ведь это просто проявление человеческих качеств, – говорит Маковецкая.

Проект «Стандарт добровольчества Карелии» – методический. Он нацелен больше на руководителей действующих или создающихся волонтерских команд, проект – о том, как правильно организовать деятельность волонтеров. В проекте будет указано, что именно означает волонтерство, как его отделить, например, от школьного самоуправления или от общечеловеческих проявлений заботы.

– В федеральном законе о добровольчестве термин «волонтер» уже давно дан. Волонтер – это человек, который самостоятельно выбрал оказание безвозмездных услуг для решения какой-то конкретной социальной проблемы или оказания помощи тем людям, которые не могут сами себе эту помощь оказать.

Сейчас, как рассказывает Дарья Маковецкая, даже появились компании, которые часть должностных обязанностей своих сотрудников пытаются переложить на волонтеров.

– Когда волонтеры, а особенно молодые, сталкиваются с таким отношением, они перестают заниматься добровольчеством и больше никогда к нему не возвращаются. Они разочаровываются. Должно быть четкое понимание – где ты волонтер, где ты хороший человек, а где ты платный сотрудник. Именно для этого и нужна методология.

Дарья Маковецкая. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Дарья Маковецкая. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

«Стандарт добровольчества», как считает Маковецкая, пригодится не только для руководителей волонтерских отрядов, но и для организаций, которые волонтеров принимают. Это необходимо, например, для того, чтобы создать добровольцам условия для долгосрочной волонтерской деятельности: не должно быть так, что сегодня волонтеры нужны, а потом – нет. В этом случае тоже есть риск того, что волонтер перестанет быть волонтером: разочаруется и навсегда уйдет из добровольчества.

Проект будет состоять из трех больших этапов:

  1. методическая разработка;
  2. семинары по повышению квалификации руководителей волонтерских объединений;
  3. семинары для руководителей организаций, которые хотят принимать волонтеров в разных сферах – культура, медицина, социальная работа и прочее.

– Потом все эти организации будут внедрять у себя технологию, которую мы разработаем. А в июле мы соберем палаточный фестиваль, на котором обменяемся практиками, узнаем, реализуется это вообще или нет. После, исходя из обратной связи, мы доработаем нашу технологию и в ноябре представим «Стандарт добровольчества Карелии». Это будет механизм, который должен работать в любом населенном пункте, в любой сфере.

У многих организаций Карелии, по словам Маковецкой, денег на деятельность добровольцев либо нет, либо их немного. Но так не должно быть. Есть, к примеру, волонтер оказывает первую медицинскую помощь, то обеспечить средства безопасности для волонтера, для его работы – обязанность принимающей организации. Разумеется, это требует каких-то средств.

–  Это должны понимать все, кто нуждается в добровольцах, а иначе получается, что волонтер сам себя должен покормить, сам себе должен найти средства защиты. Тогда вопрос: в этот момент волонтер – только волонтер или уже благотворитель? Но тогда не искажайте понятия – говорите, что вы ищете и того, и другого. Будьте честными с людьми.

Сейчас, рассказывает Дарья Маковецкая, и со стороны государства есть запрос на волонтеров. Еще одна задача «Стандарта добровольчества» заключается в том, чтобы волонтерами не прикрывали какие-то недоработки. Необходимо, чтобы было сформировано партнерство государственных структур с добровольцами.

– Я думаю, что чиновники Карелии к этому готовы, но им нужно показать, как именно помощь добровольцев нужно использовать. В противном случае мы либо забюрократизируем добровольчество, либо превратим его во что-то другое. Наша задача вместе с партнерами сохранить идею добровольчества. Это должна быть инициатива самого человека, он должен понимать, что от него требуют, должен не переступать за должностные инструкции платного сотрудника. Но при этом доброволец должен понимать – где-то он может иметь сильное желание помочь, но не иметь компетенцию. В этом случае в организации должна быть программа, которая ему поможет подготовиться к волонтерской деятельности, иначе волонтер не сможет грамотно оказать помощь. Всё это будет профанацией.

Особенность карельских добровольцев

В Карелии, как признается Дарья Маковецкая, волонтерство развито, но оно имеет некую особенность.

– Мы много ездим по России, знакомимся с разными волонтерами. Я заметила, что люди, проживающие на севере страны (в том числе в Карелии), прежде чем что-то сделать, всегда во всем ищут смысл, ищут твердость своих намерений. Пока мы не поймем, что нам это нужно, что деятельность имеет серьезное основание, мы не приступим к работе. Думаю, мы для южных россиян кажемся немного суровыми, они всегда готовы поддержать любую массовую инициативу, не разбираясь в смыслах. А потом, когда начинают разбираться, понимают, что у них не добровольчество, а не пойми что.

Дарья Маковецкая. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Дарья Маковецкая. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Маковецкая отмечает, что волонтер – это не только тот, кто безвозмездно оказывает помощь тому, кто не может помочь себе сам. Иногда волонтер занимается деятельностью, которой профессионально в стране никто не занимается. Например, больничные клоуны Фонда Арины Тубис. Такой профессии в России сейчас нет, хотя понятно, что больным детям нужен такой вид заботы. В некоторых странах (например, в Израиле) в медучреждениях есть штатный больничный клоун, который получает за эту деятельность деньги. Выходит, в России волонтеры – это первопроходцы такого труда.

– Волонтерство может быть механизмом оперативного решения или предвидения каких-то проблемных ситуаций. В этом и есть смысл взаимовыгодного сотрудничества государства  и волонтера. А ведь есть стереотип, что волонтер представляет угрозу для государства: мол, доброволец работает бесплатно и зачем тогда стране платные сотрудники. Но нет, друзья: у платного специалиста есть должностная инструкция. Он должен соответствовать определенным требованиям. Но волонтер хочет помогать, а не работать.

Не путать с рабами

Очень важно понимать, что волонтерство – это взаимовыгодный процесс, это не одностороннее движение с девизом «я кому-то помогаю». Когда доброволец кому-то помогает, он что-то для себя приобретает – развивает свои навыки, получает новый опыт, знакомится с новыми людьми, получает положительные эмоции.

Дарья Маковецкая:

«Волонтер – это человек от подросткового возраста до бесконечности. Вообще же люди идут в добровольцы по разным причинам: молодежь – за знаниями и опытом, пожилые – в основном за общением и новыми впечатлениями. Недавно на собеседовании пожилой кандидат в добровольцы на вопрос: «Зачем вы идете в волонтерство?» ответил так: «Я хочу, чтобы голова всегда работала». А с точки зрения молодых людей добровольчество полезно еще и потому, что дает возможность проверить себя в разных видах деятельности, помогает разобраться в себе. Это своего рода профориентация».

Дарья Маковецкая уверена, что волонтерство – платформа для формирования гражданского общества, и приводит пример. Близится 9 Мая, к празднику нужно убрать памятники, но этим почему-то никто не занимается. Добровольческая организация обзванивает юрлица, в чьем ведении находятся мемориалы, и спрашивает, когда вы намерены привести их в порядок. То есть волонтер не идет убирать эти памятники, выполняя за кого-то его обязанности, а выступает в роли гражданского активиста. Но в то же время волонтер может предложить этой организации свою помощь в уборке. Но именно помощь, а не полное выполнение чьих-то обязанностей, за которые потом этот кто-то получит деньги.

– Наш «Стандарт добровольчества» нужен для организаторов волонтерской деятельности, то есть для тех, от кого зависит, каким будет волонтер, чтобы не превратить волонтера в некоего раба. Ведь многие до сих пор думают, что доброволец – это бесплатная рабсила. Ни в коем образе! Организовать волонтера иногда дороже, чем нанять платного сотрудника. И ведь все равно организаторы вкладываются в волонтеров особенно на массовых мероприятиях. Когда мы спросили у них, а зачем вам это тогда, они ответили: волонтер – это тот человек, у которого уровень осознания того, что он делает, выше. Ведь если человек чем-то занимается не за деньги, значит, им движет более сильный мотив.

Свой стандарт — лучше

Дарья Маковецкая. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Дарья Маковецкая. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Разработкой «Стандарта добровольчества Карелии» занимаются пять экспертов из разных сфер: культура, туризм и соцобслуживание, здравоохранение, ликвидация ЧС и образование.

Дарья Маковецкая рассказала, что подобный стандарт добровольчества недавно разработал Алтайский педагогический университет.

– Мы этот стандарт прочитали, ахнули и поняли, как делать не надо. Он написан непонятным языком, много путаницы в понятиях. И если жить по прописанным там правилам, это будет не добровольчество. Мы готовим сейчас свое экспертное заключение, чтобы Ассоциация волонтерских центров не дала ход алтайскому стандарту. В противном случае можно уходить в подпольные добровольческие отряды.

Из 2,5 миллиона рублей президентского гранта очень много средств, как говорит Маковецкая, уходит на полиграфию, проведение методических семинаров (проживание участников, работа экспертов, питание), а также немалая сумма потребуется на организацию палаточного фестиваля для волонтеров (он пройдет летом) и на итоговую конференцию (она состоится в ноябре 2019-го).