Помочь может каждый: рассказ врача из «красной зоны»

Терапевт Мария Шумакова работает с самыми тяжелыми коронавирусными пациентами. Летом прошлого года она пришла в «красную зону» монопрофильного центра для лечения COVID-19 (того самого, что находится в Госпитале для ветеранов войн) в качестве временного сотрудника, а потом осталась.

«Я встретила бывшую коллегу, она рассказала, что ищут врачей-терапевтов для работы в «красной зоне». Тогда ежедневно увеличивалось количество госпитализированных пациентов, а сотрудников госпиталя не хватало. Потом мне предложили остаться на постоянной основе, я согласилась и работаю по сей день», — рассказала Мария Шумакова.

Чтобы работать с коронавирусными больными, Мария, как и все ее коллеги, прошла обязательное обучение по актуальным вопросам профилактики, диагностики и лечению COVID-19. Кроме этого, врачи ежемесячно изучают временные методические рекомендации. Но это не самое сложное. Во время пандемии нагрузка на врачей выросла многократно. Объем работы непредсказуем и зависит от количества и тяжести состояния пациентов.

«Мой рабочий день длится в среднем около 10 часов, более половины этого времени я провожу в «красной зоне». Зачастую приходится работать по выходным, потому что в будние дни не остается времени на оформление медицинской документации», — рассказывает Мария.

Дополнительное ощущение загруженности создает необходимость ношения СИЗов — средств индивидуальной защиты: «Вы наверняка слышали истории о том, что в защитных костюмах очень жарко, их нельзя расстегивать и ничего снимать. Пока ты в нем, нельзя пить, есть и даже ходить в туалет».

 

В коронавирусный центр переводят очень тяжелых больных из других клиник. Мария рассказывает, что во время работы в «красной зоне» случались недели, когда у каждого из врачей было более 20-25 пациентов одновременно.

«Самое трудное — это ведение очень тяжелых пациентов, которых переводят из других медицинских учреждений, ковидных отделений, где, несмотря на проводимую терапию, развивается отрицательная динамика. Тяжело общаться с родственниками пациентов, это занимает очень много рабочего времени в «красной зоне». За смену всех надо посмотреть, сделать назначения, кому-то скорректировать лечение. В таком стационаре важно быть постоянным врачом, чтобы вести пациента весь период лечения, от поступления до выздоровления, не передавая ответственность за него коллегам».

В число пациентов часто попадают люди с тяжелыми сопутствующими патологиями — онкологическими, гематологическими, пациенты после перенесенных инфарктов и инсультов.

«Наше время в «зоне» бесценно, мы стараемся максимально качественно уделить внимание пациентам, ничего не упустив в условиях гипоксии. Конечно, трудно, но я ни на минуту не пожалела о принятом решении».

Врачи также болеют, а некоторые и погибают от COVID-19, ведь они больше всех контактируют с опасным вирусом.

Госпиталь для ветеранов войн

Госпиталь для ветеранов войн. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

«Год назад было очень много заболевших, в эту волну — единицы. Я считаю, это напрямую связано с вакцинацией. Большинство моих коллег сделали прививки от COVID-19. И самое лучшее — это соблюдать самоизоляцию в случае заболевания и пройти вакцинацию против коронавирусной инфекции».

Мы спросили Марию, чем жители Карелии могут помочь врачам.

«Сделать прививку и убедить родных вакцинироваться», — сказала она.

По ее словам, большинство наших пациентов сожалеют, что не успели вовремя привиться, и обещают это сделать после выздоровления.

Мария Шумакова — врач-терапевт Госпиталя для ветеранов войн. Окончила в 2015 году медицинский факультет Петрозаводского государственного университета, затем интернатуру и ординатуру по специальности терапия. Работала в территориальном управлении Росздравнадзора по Республике Карелия, затем в ведомственной поликлинике МВД. В июле прошлого года на время отпуска пришла в Госпиталь для ветеранов войн, перепрофилированный в монопрофильный центр для оказания медицинской помощи больным с коронавирусной инфекцией.