Как на войне: медики борются с выгоранием во время пандемии

Специалисты центра «Вереск» еще в прошлом году помогали медикам справляться с эмоциональным выгоранием, а в этом — запустили сразу два проекта, в рамках которых исследуют эмоциональное состояние врачей в условиях коронавируса. С руководителем центра Екатериной Сараевой говорим о том, чем медицинская красная зона похожа на зону боевых действий.

Сотрудник монопрофильного центра в защитном костюме. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

Сотрудник монопрофильного центра в защитном костюме. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

Медработники в России всегда испытывали серьезные нагрузки: тут и большой поток пациентов, и обилие бумажной работы, и ответственность за жизнь и здоровье людей. А пандемия коронавируса ситуацию усугубила во много раз: стало больше вызовов на дом и желающих попасть на прием, к этому прибавились трудности в борьбе со смертельно опасной инфекцией и риск заболеть самому.

Медицинским учреждениям в таких условиях, конечно, стараются помогать. Так, в поликлиники недавно снова пришли студенты-волонтеры, а власти Карелии передали медикам свои служебные машины. Но при этом остается открытым вопрос эмоционального состояния специалистов: большие нагрузки способны привести к психологическим проблемам вплоть до эмоционального выгорания, а это опасно и для самих медработников, и для пациентов.

В Карелии с темой эмоционального выгорания медиков работают в семейном центре «Вереск». С руководителем организации Екатериной Сараевой мы поговорили о том, какую специфику эта проблема приобрела в коронавирусную эпоху и где сегодня можно получить помощь.

Екатерина Сараева. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

Екатерина Сараева. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Выгорание: до пандемии и после

В прошлом году, еще до прихода COVID-19, в «Вереске» на средства президентского гранта запустили проект «Вдохновение работать». Первыми участниками стали сотрудники центра паллиативной помощи, после присоединились работники онкодиспансера, городских поликлиник и других медучреждений — всего человек 25-30.

Большинство из них работают с тяжелобольными и умирающими, каждый день сталкиваются с переживаниями, а то и агрессией больных и их близких. Всё это сказывается на состоянии самого специалиста — и эмоциональном, и физическом. Причем многие этого даже не осознают: выгоревший человек свое состояние считает нормой.

Основные признаки эмоционального выгорания: ощущение выраженной усталости, истощения, нарушения сна или аппетита, обострение хронических болезней, более активное, чем обычно, употребление алкоголя и табака, агрессия по отношению к пациентам, нежелание идти на работу, противоречивые переживания, создающие внутренний конфликт (например: я спасаю людей и люблю свою работу, но из-за нее не могу уделять должное внимание семье и т. п.).

В рамках проекта с медиками работали с помощью разных приемов арт-терапии: рисования, лепки, драма-терапии, телесно-ориентированных техник. Помимо этого, психологи проводили анкетирование, чтобы понять, насколько проблема эмоционального выгорания актуальна для медицинского сообщества Карелии. И получили картину, полностью совпавшую с общероссийскими данными.

«Мы опросили около 60 человек и выяснили, что основная их часть находится на второй фазе процесса выгорания — фазе резистенции, — рассказывает Екатерина Сараева. — Она характеризуется тем, что человек начинает вырабатывать защитные механизмы, чтобы справляться со стрессом. С одной стороны, они помогают, а с другой, в какой-то момент начинают мешать жить. Более того, около 30% тех, кто находится в фазе резистенции, уже переходят на третью фазу — истощения. Там основная опасность — это высокий риск серьезных проблем со здоровьем у специалиста и высокая вероятность совершения ошибок в работе, от незначительных и незаметных до фатальных для пациента. И на этой фазе уже могут быть состояния, которые относят к психиатрической патологии: депрессивные, тревожные, аффективные расстройства».

Участники проекта "Вдохновение работать". Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Участники проекта «Вдохновение работать». Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Коронавирус привнес в работу врачей особенности, которые усугубляют положение дел. Во-первых, из-за пандемии весь мир оказался в ситуации неопределенности и риска. Медработникам в этом смысле особенно тяжело, потому что им никак не переключиться: они сталкиваются с болезнью и на рабочем месте, и за его пределами — на улице, в магазине, в транспорте.

Во-вторых, всё еще не до конца понятно, как лечить коронавирус, и не очень ясно, как его остановить. А отсутствие контроля над происходящим — дополнительный стресс.

В-третьих, пандемия поставила медучреждения Карелии практически на военное положение. Красные зоны, максимальная защита, работа вахтами — всё это тоже давит на специалистов.

Один из коллег-психологов поработал в красной зоне и поделился с Екатериной интересным наблюдением. Оказывается, многие медики, работавшие вахтами в ковидных стационарах, могут демонстрировать после работы в красной зоне признаки посттравматического стрессового расстройства, которые можно наблюдать у участников боевых действий.

«После вахты в красной зоне может быть ощущение отчужденности: в обычной жизни тебя не понимают, и близким не рассказать, что там было, из-за того, что они могут не понять, — приводит пример Екатерина. — Иногда появляется дисбаланс близости — ощущение, что мне ближе люди, с которыми я работал в красной зоне, чем семья, с которой я живу всю жизнь. Может быть ощущение снижения остроты работы: работал врач, например, с сердечно-сосудистыми заболеваниями, спасал пациентов, чувствовал поддерживающий интерес, напряжение. А после красной зоны все это пропадает, работа кажется пресной. И некоторых тянет вернуться обратно».

Сотрудники монопрофильного центра в Петрозаводске. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

Сотрудники монопрофильного центра в Петрозаводске. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Это нормальное состояние, объясняет Екатерина, и оно пройдет. А если не проходит, лучше обратиться к психологу. В противном случае проблема усугубится: могут, например, появиться повторяющиеся сны, непреходящее ощущение опасности, апатия, снижение интереса ко всему, фобические расстройства.

Содействие и вдохновение

В апреле центр «Вереск» начал оказывать психологическую помощь медикам, работающим в условиях пандемии. Первые запросы поступали в основном от оставшихся не у дел — сотрудников старшего возраста, которых отправили в отпуск, а они хотели работать. Но постепенно ситуация изменилась.

«К нам, например, стали обращаться специалисты, которые переболели коронавирусом и боятся подхватить инфекцию снова. Они боятся ходить на работу, боятся своих близких — как заразить их, так и заразиться самим», — рассказывает Екатерина.

Что интересно, в целом за консультациями приходили не часто — с апреля где-то два с половиной десятка человек. А всё потому, что в нашей стране в принципе нет культуры обращения за психологической помощью в медицинской среде. За рубежом существуют целые программы сопровождения медработников, есть часы, которые врач может потратить на работу с психологом/психотерапевтом и которые ему оплатит государство.

В России ничего подобного нет. И обосновать необходимость таких программ помогут в том числе те данные, которые в «Вереске» получат в рамках двух новых проектов.

Сотрудники монопрофильного центра в Петрозаводске. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

Сотрудники монопрофильного центра в Петрозаводске. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Первый проект под названием «Со-действие» реализуется на средства гранта главы Карелии и завершится в декабре. В нем, помимо сотрудников центра, участвуют около двадцати медицинских психологов из разных медучреждений республики. Вместе они изучают картину того, как пандемия повлияла на эмоциональное состояние врачей, среднего и младшего медперсонала, решают, как может быть построена работа с персоналом в новых условиях.

В рамках проекта также выйдут видеоролики, которые помогут медработникам снять стресс и физическую усталость. Упражнения подготовила специалист петрозаводской поликлиники № 1 Анна Скотти.

«Мы планируем снять три видеозанятия, которые бы помогли человеку расслабиться. Они будут включать телесные практики, дыхательные и физические упражнения, которые бы разгрузили особенно сильно страдающие отделы, допустим, позвоночник. У медсестер, например, это слабая зона, потому что у них тяжелая работа, связанная в том числе с уходом за пациентами», — объясняет Екатерина Сараева.

Наконец, на отдельном ресурсе в интернете в рамках проекта создадут онлайн-анкету, которая позволит медработнику быстро определить наличие эмоционального выгорания.

Палата монопрофильного центра в Петрозаводске. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

Палата монопрофильного центра в Петрозаводске. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Второй проект под названием «Вдохновение работать. Новый уровень» запустили на очередной президентский грант. Это продолжение прошлогоднего проекта, который в этот раз вышел за пределы республики и охватил также Архангельскую область и Калининский район Санкт-Петербурга. В рамках него сотрудники центра совместно с учеными также проведут масштабное анкетирование: уже разработаны опросники, которые помогут определить специфику состояния медиков в период пандемии.

Данные нужны для того, чтобы в конечном счете развить систему социально-психологического сопровождения персонала в государственных учреждениях здравоохранения.

Помощь

Врач или медсестра, чувствующие эмоциональное истощение, по идее, могут обратиться к медицинскому психологу в своем учреждении. Но на это решится не каждый, учитывая, что в коллективе все друг у друга на виду. Кроме того, психологи есть не во всех организациях и даже не во всех населенных пунктах, если речь идет о небольших поселениях. Именно поэтому, говорит Екатерина Сараева, нужна четкая система помощи медработникам, которая учитывала бы все эти факторы.

«У нас уже даже есть программы, которые можно использовать. Например, программа ранней профилактики выгорания, рассчитанная на студентов, — рассказывает Екатерина. — Она необходима, чтобы познакомить будущих специалистов с выгоранием и сформировать у них готовность обращаться за психологической помощью. По другому проекту мы уже работали со студентами, которых готовили к уходу за паллиативными пациентами. И сложилось так, что где-то человек пять впоследствии обратились за помощью в связи с их травматическим опытом работы с умирающими. А травматический опыт в прошлом как раз является фактором риска более быстрого развития выгорания. Также у нас в центре «Вереск» есть программы работы с практикующими специалистами, осталось только найти способ внедрить их на уровне системы».

Беседа с Екатериной Сараевой. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

Беседа с Екатериной Сараевой. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Выводы и идеи, появившиеся в ходе проекта, уже обсуждали на уровне Общественной палаты Санкт-Петербурга. По итогам заседания подготовили документ, который направили в Общественную палату России. Это первые шаги к появлению нормативных актов, регламентирующих работу системы психологической поддержки медиков. А новые данные помогут продвинуться еще дальше, говорит Екатерина Сараева.

«Я бы призвала медперсонал помочь нам и пройти анкетирование. Эти данные помогут нам обосновать ситуацию и покажут органам власти, в каком состоянии находятся медработники. Позволят доказать, что нужно принимать меры для изменения ситуации. Основная задача сейчас — сохранить персонал на рабочих местах. Мы должны поддержать их так, чтобы они продолжали работать не на последнем дыхании, а с ощущением новых сил».

Более подробную информацию о проектах можно получить на странице центра «Вереск» в соцсети. Там же будут опубликованы видеозанятия от Анны Скотти, до конца декабря должна также появиться ссылка на анкету по эмоциональному выгоранию. А кроме того, на странице можно записаться на психологическую консультацию в любом удобном формате.