Хайпа ради

Мессенджер, браузер, «глубокий интернет» — половина пришедших на семинар, посвященный сетевому терроризму, не знают значения этих терминов. Но самого явления боятся. Священник, полицейский и специалист по работе с молодежью рассказали, как бороться с «группами смерти» и как в этой борьбе поможет знание российских рэп-исполнителей.

15 марта в Нацбиблиотеке Карелии прошел семинар «Опасные сети», посвященный сетевому терроризму. В конференц-зале собралось человек сорок. Почти все – испуганные родители, желающие защитить своих отпрысков от новой опасности. Кстати, что такое «сетевой терроризм», многие не знали: журналист «Республики» спросил о нем у нескольких гостей до начала семинара, вразумительного ответа не последовало – люди пришли в основном потому, что сейчас об этом очень много говорят. И говорят страшное.

Священник Станислав Распутин, специалист по работе с молодежью Антон Воронов, сотрудник МВД Сергей Малофеев, директор молодежного центра «Смена» Денис Довольнов и психолог Татьяна Мкртычян — организаторы семинара, планировали, что каждый пяти выступающих за 20 минут даст универсальное средство против сетевого терроризма. Получилось иначе.

Фото: Леонид Николаев

Фото: Леонид Николаев

Миссионер

Первым выступал священник Распутин с лекцией «Противодействие психологическому насилию». Он начал с того, что всеми нами можно манипулировать. Притом очень просто. На просьбу поднять руку тех, кто с этим не согласен, отозвалось четыре человека.

– Мы запомним этих смельчаков, – заявил Распутин. Публика засмеялась.

Священник определил манипуляцию как скрытое воздействие на человека в обход его свободной воле. Для этого жертве нужно предложить то, в чем он нуждается. По мнению священника, всем подросткам нужны общение и внимание.

Распутин считает, что манипулировать проще теми людьми, которые психологически отделены от своей социальной среды. Проще говоря, тот, у кого есть проблемы в семье, с друзьями и на работе, очень подвержен чужой воле. И не важно, как эта воля будет проявляться – через соцсеть или при живом общении.

Фото: Леонид Николаев

Фото: Леонид Николаев

Священник уверен, что в зависимости детей от интернета виноваты сами родители: они с малолетства приучают их к мультфильмам, чтобы заниматься своими делами. После мультфильмы сменяются иными интересами.

– Очень важно давать ребенку духовно-нравственный базис для его личностного развития. Но существует другая проблема: сложно кому-то что-то дать, если ты сам этого не имеешь, – подытожил Станислав Распутин.

В конце своего выступления священник позвал на сцену Владимира – одного из четырех поднявших руку смельчаков.

– Какого цвета снег? – спросил Распутин.
– Белого, – спокойно ответил Владимир.
– Какого цвета потолок?
– Белого.
– Какого цвета занавески?
– Белого.
– Что пьет корова?
– Воду, – через секунду ответил Владимир.
– Молодец! Но ведь сильно задумались. Обычно только один из десяти правильно отвечает. Похвально.

С подключением…

Специалист по работе с молодежью Антон Воронов говорил уверенно, красиво и убедительно. Слушателям он сразу понравился.

– Зачатую люди, которые говорят, что понимают молодежь, вообще не знают, чем эта молодежь живет, – начал Воронов.

Специалист попросил выйти из зала подростков. Вышли две 16-летние девочки. Воронов посадил их перед экраном и стал показывать картинки. Сначала он спрашивал у взрослых, кто и что на них изображено, а потом у подростков.

Фото: Леонид Николаев

Фото: Леонид Николаев

Никто из зала, например, не знал рэпера Oxxxymiron. А это, к слову, самый популярный исполнитель жанра в России. Ролики с его участием просматривают по несколько миллионов раз. Сообщество «МДК», блогеры Катя Клэп и Ивангай, игра Dota и многое другое также были неизвестны взрослым из зала. Все вышеперечисленное имеет очень большую популярность у молодежи. Очень большую.

– Все это молодежь сейчас называет хайпом. Хайп – это ажиотаж, – советует записать это слово всех присутствующих родителей. Очень популярный термин.

Антон Воронов уверен, детям интернет нужен. Без него подросток станет белой вороной, не будет понимать, о чем говорят и шутят его ровесники.

– Сейчас на компьютеры никто не «подсаживает». Без компьютера, без социальной сети ребенок будет выброшен из жизни. Таков сейчас современный мир. Бороться с этим – это ретроградство, – считает Воронов.

Воронов объясняет: сейчас темы теряют свою актуальность очень быстро. Тот, кто шутит по-старому, слышит от своих собеседников: «С подключением…». Это намек на то, что человек очень сильно отстал от жизни, будто интернет у него появился только сейчас. По словам Воронова, родители должны идти в ногу со временем: чтобы обезопасить своего ребенка от чего-то плохого, нужно разбираться в его интересах, а для этого как минимум надо самому освоить интернет, завести страничку в соцсети.

Свободная продажа

Антон Воронов выступал долго – гораздо больше 20 минут. Но против этого были только модераторы мероприятия. Людям монолог Воронова нравился – попросили продолжить.

– Кто-то из вас пользуется Telegram? Вряд ли. Это такой мессенджер, чье преимущество – относительная анонимность и безопасность. Если захочешь – никто никогда не узнает, что ты отправил, с какого телефона и откуда, – начал Воронов. – Сейчас через этот мессенджер все чаще стали продавать наркотики. Наркоторговцы двинулись вперед.

Антон Воронов рассказал подробно, как продают запрещенные средства через Telegram, но писать мы об этом не будем. В целях безопасности. Отметим, правда, что Воронов показал скриншоты свежей переписки с наркоторговцами, которые готовы были продать препараты за несколько часов до семинара. На условиях полной анонимности.

Семинар опасные сети 1

Воронов также добавил, что, по его данным, найти преступников через этот мессенджер полиция не в силах. По крайней мере, пока что.

– К счастью, Telegram в России не популярен. Даже русской версии нет. Но я вам советую: спросите у своего ребенка, не установлен ли у него этот мессенджер, – подытожил специалист по работе с молодежью. И перешел к более шумной теме – «группы смерти».

Мнимые киты

– Я про «группы смерти» слышу третий год, и мое мнение сейчас пойдет вразрез с мнениями остальных участников семинара. Опасность групп смерти есть, но для тех подростков, которые склонны к суициду. Масштаб этого явления не катастрофический. Он совсем не такой, каким его преподносят СМИ. Более того, СМИ врут и передергивают факты, – заявил Антон Воронов.

В этот момент модератор перебила Воронова и обратилась к зрителям:

– Прошу вас обратить внимание на то, что мнение Антона субъективное.

– Конечно, субъективное, – согласился Воронов. И продолжил.

Фото: Леонид Николаев

Фото: Леонид Николаев

Специалист по работе с молодежью попытался рассказать собравшимся о «глубоком интернете». Взрослые, не очень-то разбирающиеся в поверхностном, с трудом переваривали информацию. Антон упростил:

– Есть сайты, в который зайдет не каждый, потому что нужен специальный браузер, – начал Антон. Но слово «браузер» тоже вызвало у некоторых смущение. Пришлось упростить еще сильнее. – История про «синих китов» – это своего рода городская легенда, которая получила развитие после самоубийства одной девочки, которая покончила с жизнью из-за типичных проблем (родители, неразделенная любовь, плохая учеба и прочее). Это было в ноябре 2015 года. Тогда один предприимчивый человек «приписал» это событие себе: мол, это так девушка дошла до конца в придуманной им игре «Синий кит». Так «Синий кит» обрел популярность.

Позже, как пояснил Антон Воронов, многие школьники идеей заинтересовались, но вот только как глупой шуткой. Сами подростки эти «группы смерти» между собой высмеивали. Кроме того, многие предприимчивые школьники начали создавать группы-клоны, посвященные «синему киту», приглашали туда множество людей, чтобы позже зарабатывать на рекламе.

В середине 2016 года в одном из федеральных СМИ появилась статья «Группы смерти. 18+». Там, по мнению Воронова, было сплошное вранье. Прямо с первой строчки. Так из единичного трагического события раздули большую истерику.

– В этой статье материал подавался в такой слезливой манере, что не сопереживать было невозможно. Но то, что факты просто передергивались, никто не замечал. Вот недавно 15 февраля в Красноярске мальчик упал с высоты. Приписали к «группам смерти». У мальчика – переход в другую школу, пьющая мать, мальчик и сам пил. Ну, естественно, виноваты «группы смерти» – перешел на сарказм Воронов.

«Уважаемые читатели, библиотека закрывается через 15 минут». – закричали колонки в углах конференц-зала. Третий спикер.

Разные люди

Третьим выступал сотрудник МВД Сергей Малофеев. Он рассказал про правила игры «Синий кит». Она, по его сведениям, состоит из 50 заданий, последнее из которых суицид, а первые десять – предполагают, что игрок будет себя резать, оставляя на себе отметины в виде кита или каких-то надписей.

Сергей Малофеев. Фото: Леонид Николаев

Сергей Малофеев. Фото: Леонид Николаев

Так вот Малофеев дал родителям простой совет: есть на вашем ребенке порезы, бейте тревогу.

Немало времени уделил сотрудник МВД рассказу о работе своего ведомства.

– Страницы соцсети «ВКонтакте», на которых есть националистические призывы или информация о продаже наркотиков, постоянно блокируются. Работа в этом направлении ведется, – подытожил Малофеев.

Денис Довольнов и психолог Татьяна Мкртычян выступили очень кратко: время работы Нацбиблиотеки подошло к концу.

Журналист «Республики» спросил у нескольких родителей после семинара, что же они теперь думают о «сетевом терроризме». Разговорчивыми оказались только две женщины с диаметрально противоположными идеями.

Одна заявила, что ее ребенок интернетом не пользуется и пользоваться не будет, чтобы избежать чьего-то дурного влияния. А другая уверена, что родителям нужно осваивать интернет, чтобы говорить со своим ребенком на одном языке, чтобы знать о его проблемах.

Отметим: в карельском Следкоме нам сообщили, что в тех эпизодах детского суицида, которые расследовались в регионе за последнее время, никаких «синих китов» не обнаружено.

Абзац