Голод собачий

Отлов по-петрозаводски: мэрия судится с фирмой-подрядчиком, бездомных животных в городе никто не ловит, а тех, кого успели поймать, уже два месяца кормят на свои деньги волонтеры.

Маленькая площадка близ кладбища «Пески» — не больше 50 квадратных метров (как обычная двушка). Там 19 вольеров, 80 собак, охранник и ни одного рубля начиная с 11 апреля.

 

Псы без хозяина

Почти три месяца назад петрозаводская администрация расторгла контракт с фирмой «Северин», которая с февраля занималась отловом животных в городе, и денег им больше не выделяет. А 80 собак остались.

Когда мы появляемся в загончике, вся свора поднимает сумасшедший лай: псы знают, что примерно в это время приходят волонтеры. А это означает ужин.

Перекрикивая лай, охранник Сергей рассказывает о своих бедах: ему уже три месяца не платят зарплату. А собак бросить не может. Хотя всякое бывало: и кусали, и сбегали, один раз бешеную привезли — тогда три недели под капельницей пролежал. А потом обратно: тут ждут Мишка, Потап и еще семь десятков других.

Но вечно так продолжаться не может. Говорит: «Если не выиграет «Северин» 8 числа суд, открою все клетки, и побегут отловленные собаки обратно на городские улицы».

Отлов для животных

Сергей и его питомцы. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Пища без денег

Приходят волонтеры и снова взрыв лая. До суда все заботы легли на их хрупкие плечи. Почему на хрупкие? Потому что мужчин среди волонтеров нет.


Договор с «Северином» расторгли 11 апреля. Тогда в спецприемник, где жили около 80 собак, перестали поступать деньги. В день уходит 30 килограммов сухого корма (волонтеры покупают самый недорогой) и 4 десятилитровых ведра каши с мясом. Деньги собирают всем миром в интернете. Хватает их едва-едва. Требуются и волонтеры: животным нужно общение, прогулки.

— Я сама узнала о том, что здесь творится, из Интернета, — рассказала Нина Бондарь. — Мы, наверное, как-то неправильно освещаем проблему: в отлов ездят одни и те же люди. А сил моральных и физических не хватает. Первые разы я вообще там со слезами на глазах собак кормила, потом решила, что надо брать себя в руки. Многим очень тяжело морально.

Нина Бондарь

Нина Бондарь. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Приют без адреса

После кормежки наступает время идти гулять. Из 80 на прогулку выводят около 30 собак, остальные не подходят к людям, их еще предстоит социализировать. Мы тоже берем по поводку: рук волонтерам отчаянно не хватает. Достается пара шестимесячных щенков — их проще удержать. Кому-то, может, морально и тяжело, но почему — это вопрос. Все животные выглядят сытыми и жизнерадостными (большая заслуга волонтеров), с удовольствием бегают, играют, купаются. Не пугаются даже нас с фотографом, хотя мы посторонние люди.

Прогулка с двумя засидевшимися в вольере щенками примерно равна по нагрузке хорошей беговой тренировке. Еще и с препятствиями (приходится перепрыгивать через собак и распутывать поводки).


Псы забираются в озеро искупаться. Удобное место для приемника, говорят волонтеры, вода близко. Хотя как раз из-за этого места и разгорелся конфликт между мэрией и «Северином». Оказалось, что земля эта не подходит для того, чтобы здесь стоял приют.

Галина Готцева, заместитель начальника отдела экологии мэрии Петрозаводска

— Приемник находится в прибрежной зоне, а там нет вида допустимого использования для размещения приюта. Это возможно только в зонах производственно-складских помещений. А здесь зона рекреационно-прибрежных территорий.

Люди без корысти

Работать «Северину» с бездомными животными дальше или нет, решит суд 8 июля. Если не разрешит, мэрия будет заключать другой контракт с другой фирмой.

А волонтеры готовы продолжать свою работу несмотря ни на что. В пути от вольеров до озера — собачьи истории. Сегодня волонтеров шестеро (одна из нескольких стихийно созданных бригад) — все они собачники. Что заставляет приходить их сюда и тратить время, силы и деньги на чужих животных?

Галина приходит сюда через день: кормит животных, берет на прогулку свою любимицу Изольду Тихоновну — старушке уже больше десяти лет. А потом снова домой, там ее ждет своя собака. Героем себя Галина не считает.

— Надо в жизни чем-то заниматься, не на диване же сидеть. Дети у меня уже взрослые, все говорят: «Да что ты со своими собаками все возишься?» А я им: «Вот внуков родите, и посмотрим. Сейчас щенков пиарят, может, их и разберут, а Изольдочку, старушку, еще и хромолапую, кто возьмет?»

Галина

Галина. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Город без отлова

Сейчас в городе собак не отлавливает никто. Де-факто. Де-юре мэрия заключила временный контракт с карельской общественной организацией «Компаньон». Ее руководитель Владимир Рыбалко рассказал, что контракт они действительно взяли, но по нему отловить должны только 10 собак. Все они уже пойманы и раскиданы по передержкам. Так что до 8 июля отлова бездомных животных в Петрозаводске не будет. А если «Северин» проиграет суд, не будет еще дольше: чтобы найти нового подрядчика и заключить с ним договор, потребуется время.

Проблема останется без решения, пока не будет построен муниципальный приют для животных, уверен зоозащитник Владимир Рыбалко.

Владимир Рыбалко— То, что происходит сейчас, нельзя назвать полноценным отловом. Частные подрядчики не тянут эту задачу, они не специалисты, и денег на инфраструктуру им не выделяют. Отлов «Северина» теперь вот разгребают зоозащитники. Первому подрядчику «Северному сиянию» тоже постоянно помогали зоозащитники из Первого общественного. А какой ужас у них там творился! Вместо вольеров какие-то коробки из горбыля в темном ангаре, где животных без солнечного света мариновали месяцами.

 

Открыть муниципальный приют мэрия Петрозаводска планирует этой осенью. Уже есть проект, выбрано место, в бюджет города заложены средства: около 4,7 миллиона рублей. Сейчас идет подготовка документов. Рыбалко, правда, уверен: денег этих не хватит. Сейчас зоозащитники готовят обращение к Правительству Карелии с просьбой помочь.