Мама в интернете: с какими проблемами дети приходят к омбудсмену

Уполномоченный по правам ребенка в Карелии Геннадий Сараев рассказал, на что жалуются современные дети и когда их действительно надо спасать. О сложностях трансграничных браков и жизни с интернет-зависимыми родителями — в материале «Республики».

Геннадий Сараев

Геннадий Сараев. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

В Сегеже продолжается процесс по ограничению матери в родительских правах. «Республика» уже писала о драматичной ситуации, которая сложилась в семье Ольги Тимощук, которая родом из Карелии, но живет сейчас на Украине. От первого брака у нее есть старший 12-летний сын, который до мая 2018 года жил на Украине с матерью, младшим братом и ее новым избранником.

Ольга Тимощук с детьми. Фото: change.org

Ольга Тимощук с детьми. Фото: change.org

Прошлой весной старший сын Ольги отправился на каникулы к бабушке в Сегежу и обратно на Украину уже не вернулся. Мальчик не смог найти контакт со сверстниками из-за сложных межгосударственных отношений.

Мать ребенка утверждает, что сыну на Украине хорошо и во всем виноваты бабушка и дедушка, которые дурно повлияли на мальчика. Пенсионеры в свою очередь считают, что дочь нужно ограничить в родительских правах за насилие над ребенком. Процесс, который должен был состояться 9 апреля, перенесен пока на неделю.

Но каким бы ни было решение суда, в процессе, как в зеркале, отразились многие проблемы современного мира – семейные, родственные, государственные отношения, считает детский омбудсмен Геннадий Сараев.

— Межгосударственные проблемы сложнее всего поддаются решению. Разные страны – разные законы, — рассказал Геннадий Сараев корреспонденту «Республики». — Больше года тянулась история с женщиной, которая решила родить ребенка с помощью ЭКО. Для этого она выехала в Канаду и там же родила. После этого мама не смогла выехать на родину, поскольку у новорожденного не было загранпаспорта, и по закону он не являлся жителем России. Проблему удалось решить, документ ребенку выдали, но это стоило времени и нервов, привлечения к решению вопроса федеральных органов власти, — рассказал детский омбудсмен Геннадий Сараев. – Или другой случай – наша соотечественница вышла замуж за турецкого преподавателя. Жила она хорошо, родила девочку. Но случилось несчастье – заболела раком. В Турцию поехала ее мама, чтобы помочь ухаживать за больной. Муж принял бабушку, дал ей возможность проводить дочку в последний путь. Когда бабушка вернулась в Карелию, она обратилась с просьбой помочь ей обеспечить возможность встречаться с внучкой, говорить с ней на родном, русском, языке. Отец после смерти жены не шел на контакт, и его можно понять. Сейчас поддерживаем отношения с бабушкой, стараемся помочь ей выстроить отношения с отцом и внучкой, — сказал детский омбудсмен.

Геннадий Сараев отметил, что и в родной стране детям часто живется непросто, тяжелее, чем 10-15 лет назад. И одна из главных угроз исходит от интернета. Раньше дети могли подвергаться физическому насилию, и, как правило, это происходило в школах, а дом был островком отдыха. Сегодня к физическому насилию добавилось и психологическое. Ребенку могут угрожать в социальных сетях, рассылкой СМС — чуть ли не круглосуточно. От излишнего увлечения гаджетами пострадало и качество родительской опеки, современные мамы и папы в среднем во много раз меньше уделяют внимание воспитанию детей. Как говорится в невеселой пословице: «Мама дома, мамы нет, мама вышла в интернет». Ребенок остается без ухода, присмотра, а иногда и в опасности.

Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com

С другой стороны, развитие социальных сетей привело к повышению социальной активности молодежи.

— Сегодня ко мне на прием регулярно приходят подростки, обращаются через различные каналы связи. Примерно каждый десятый посетитель — несовершеннолетний. Такого раньше не было. Жалуются в основном на родителей, учителей. Причем не требуют обязательно наказать, как это делают взрослые, а просят о помощи. Разумеется, мы пытаемся помочь, привлекаем специалистов. Если речь идет о педагогах, то они ответного визита не наносят. Сейчас они наиболее уязвимы перед законом. Любой может обвинить какого угодно преподавателя в чем угодно. С момента, когда учитель стал «поставщиком образовательной услуги», учительству нанесен серьезный урон в статусе и праве на защиту от «потребителей услуги» . А раздраженные родители, бывает, приходят. И фактически требуют предоставить данные того человека, который обвинил их.

Пользуясь возможностью, хочу предупредить всех, что никогда, ни при каких обстоятельствах данные пришедшего к нам в службу ребенка не будут обнародованы. Ребенок будет защищен, а обидчик наказан, — подчеркнул Геннадий Сараев.