«Не могу уйти с работы»: как работает бригада скорой помощи БСМП

Сколько вызовов за сутки отрабатывает скорая помощь в Петрозаводске в разгар пандемии, почему фельдшеру приходится быть соцработником и что на дорогах больше всего раздражает водителя скорой? Наша съемочная группа отправилась по вызовам вместе с профессиональной бригадой медиков.

Элина Бригунец. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Элина Бригунец. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Утро понедельника. Впереди у медиков станции скорой помощи Петрозаводской БСМП очередная напряженная неделя. Журналистам повезло — нас отрядили в бригаду Элины Бригунец, фельдшера с десятилетним стажем. В этот день ее командируют в палату № 11. Именно так свои экипажи называют сотрудники скорой. Не привычными нам «бригадами», а «палатами». Пакуем вещи, садимся в машину.

«Очень тяжело работать, — говорит Элина Бригунец. — Пациенты иногда не понимают, что мы, фельдшеры, врачи, — тоже люди. Что у нас есть семьи, дети, которые тоже болеют, нам приходится выходить на больничный. Мы не железные. Последние две недели у нас порядка 600 вызовов за сутки, а на линии в феврале было всего девять палат, которые обслуживают весь город и пригороды (в обычное время на линии работают 20-23 бригады — прим. ред.). Все остальные болели, на скорой была вспышка ковид-инфекции, в феврале на смене работали по 10 фельдшеров. Нагрузка колоссальная».

Работа бригады скорой помощи

Работа бригады скорой помощи. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Первый вызов: ошибка

Первый адрес — Калинина, 19. Вызов не по поводу коронавируса. Мужчина, 41 год, жалобы на рвоту, головокружение, слабость.

«Он страдает гипертонической болезнью, возможно, у него просто подъем давления, который сопровождается вышеописанными жалобами, — по пути рассказывает Элина. — Сейчас очень много вызовов на давление, потому что погода от минуса к плюсу, бедные гипертоники, их искренне жаль. Идет снег — у них давление, дождь — у них давление. Метеозависимые люди. Таких у нас в городе очень много, начиная от подростков до бабушек 95 лет».

По словам фельдшера, иногда бабушки вызывают бригаду, скорее, чтобы пообщаться — в Петрозаводске много одиноких пожилых людей. Поят чаем, угощают конфетами, жалуются на здоровье, государство, пенсии, перескажут всю свою биографию. Если нет других вызовов, им тоже приходится уделять время. Потому что жалко.

К мужчине на Калинина, 19 одиннадцатая палата не попала. Оказалось, в Петрозаводске просто нет такого дома. Такие ошибки, увы, не редкость: иногда бригаду петрозаводской скорой помощи вообще вызывают на адрес, расположенный в другом городе. Часто по ночам пациенты медикам не открывают дверь в подъезд. Фельдшеры, рассказывает Элина Бригунец, названивают в домофон, иногда бросают камешки в окна.

«Начинаешь будить соседей, те посылают тебя во все эротические путешествия, которые только возможны, мы даже попасть в подъезд не можем. Простаиваем по 30-40 минут, а результат вызова — ноль», — говорит Элина.

В диспетчерской скорой проводят настоящие расследования, ищут и вызванивают родственников, чтобы они разбудили пациента.

Работа диспетчерской. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Работа диспетчерской. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

«Когда приезжаешь на вызов, ты, как правило, получаешь необоснованную агрессию. Тебе говорят: мы ждем вас уже восемь часов! Но, на минутку, с момента принятия мною вызова до приезда к пациенту чаще всего проходит не более 15 минут. Город у нас небольшой, мы приезжаем быстро. Тем более, если, например, человек задыхается, боли в груди, тогда мы включаем маячки и едем быстро. Но людям это не объяснишь, на нас иногда даже кричат».

Пациенты с ковидом и без

Медики скорой помощи работают в постоянном стрессе. И дело не только в коронавирусе. По словам Элины Бригунец, на прошлой неделе главный врач привел сотрудникам следующую статистику: из 500-600 вызовов в сутки на ОРВИ, в том числе коронавирус, приходится порядка ста звонков. Из них около 65 вызовов могут быть просто связаны с необходимостью отвезти больного ковидом из дома в стационар.

«Не так много вызовов с коронавирусом, потому что наши диспетчеры, когда принимают звонки, стараются ковидных перенаправлять на неотложку поликлиник, там свои машины. Мы же можем такие вызовы принять после семи вечера, когда поликлиники не работают. Плюс, к нам в помощь пришла машина паллиативной помощи — они тоже выполняют перевозки», — рассказывает фельдшер Бригунец.

Помощь от студентов

На помощь петрозаводским медикам пришли районы. Свои машины на февраль отдали районы республики — Питкяранта, Сортавала, Суоярви, Костомукша. Кроме того, бригады пополнились студентами медицинского института ПетрГУ и петрозаводского медколледжа. Работают студенты и на звонках горячей линии Минздрава «122».

Студенты на телефонах горячей линии Минздрава Карелии. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Студенты на телефонах горячей линии Минздрава Карелии. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

«Если фельдшер один, студенты помогают отнести сумку, снять кардиограмму, подготовить пациента к транспортировке, — говорит Элина. — Помощь от них очень хорошая. С медфака к нам пришло очень много медсестер и медбратьев, 4-6 курсы. Они уже имеют право выполнять внутримышечные, внутривенные инъекции. Многие очень толковые ребята».

Второй вызов: мужчина с болями в животе

Тем временем одиннадцатая палата едет на второй вызов, Мерецкова, 5. Пожилой мужчина с болями в животе. В одной бригаде с Элиной Бригунец санитар с удивительным именем Эльдан и девушка Дарья. Эльдан, который уже устал объяснять, откуда у него такое имя (он наполовину чеченец) и представляется просто Саша — студент пятого курса медколледжа, работает санитаром. Дарья — с четвертого курса этого же ссуза, занята преддипломной практикой.

«После учебы работать пойду в медицину, скорее всего, в скорую помощь, фельдшером, — доставая носилки, рассказывает Эльдан Темирбулатов. — На скорой я уже трудоустроен, официально санитар, работаю с начала лета. И всё отлично. С коронавирусом, конечно, работы больше, но за два года все привыкли уже. И от людей я не устал — главное, чтобы они от нас не устали».

Эльдан Темирбулатов. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Эльдан Темирбулатов. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

У хорошего фельдшера и практиканты хорошие. А так, признается Элина Бригунец, многие ее коллеги не горят желанием брать к себе в бригаду студентов-новичков. Их приходится обучать, что-то рассказывать-показывать -в общем, терять время и силы.

«Люди напряжены настолько, что любой раздражитель выводит их из себя, — рассказывает Элина. — А меня нет, пожалуйста, мне несложно поделиться со студентами своими знаниями, навыками. По мне, так пусть со мной хоть трое ходят, чем я буду одна. Особенно ночами. Но обидно то, что сами студенты на вопрос, собираешься ли приходить после учебы в медицину, иногда отвечают отрицательно. На мой вопрос, почему, говорят: мы же видим, в каком режиме вы работаете».

На петрозаводской станции скорой медпомощи. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

На петрозаводской станции скорой медпомощи. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Водитель скорой: против наглости помогает только спокойствие

Пока медики занимаются больным, водителю одиннадцатой палаты приходится постоянно перемещаться во дворе, уступая дорогу. Проезжая часть на Мерецкова, 5 узкая, двум машинам не разъехаться. И это нервирует в целом спокойного человека по имени Дмитрий Саварин. Бывший прапорщик прионежской полиции трудится в скорой помощи седьмой год. Главной помехой в работе называет упрямство и наглость отдельных автомобилистов.

«Бывает, выезжают люди из двора, где ты встал. Можно объехать по-другому, но им обязательно нужно, чтобы скорая отъехала и пропустила. Не объяснить человеку. Подходят, скандалят, мне, мол, надо ехать на работу, кто ты такой тут вообще?! — делится Дмитрий. — А так работается нормально, правда, не всегда карету скорой помощи пропускают автомобилисты, не все у нас культурные и вежливые, но большинство пропускает. Самое сложное время у нас — часы пик, в основном, с пяти до семи часов вечера. И снег, особенно во дворах. Иногда бывает просто не заехать. К тому же сейчас ездим на новой «ГАЗели Next», она пониже, пошире, на ней хуже заезжать во дворы, чем на старых «газельках».

Дмитрий Саварин. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Дмитрий Саварин. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

За последние два года, с 2019-го по 2021-й включительно, станция скорой помощи Петрозаводской БСМП от государства получила семь специализированных машин: пять автомобилей класса «В» (их отправляют на экстренные и безотлагательные случаи) и две класса «С» (предназначены для оказания больным профессиональной помощи, в бригаде всегда есть опытные врачи).

Тем временем медики на руках выносят пожилого пациента из подъезда и кладут на носилки. Мужчина в полубессознательном состоянии, стонет, ему срочно требуется госпитализация, заключают врачи. Машина тут же увозит пациента.

Впереди у бригады Элины Бригунец остается целый рабочий день, полный стресса, человеческих страданий, нервных родственников, сугробов во дворах и пробок на дорогах. В общем, всё как обычно.

«Я очень люблю свою работу. Правда, — говорит Элина. — Порой со смены ухожу, думаю: господи, как же мне это все надоело, скорее бы в отпуск. А ухожу в отпуск, проходит неделя — и я начинаю скулить: хочу к пациентам, я готова слушать их жалобы. И помогать. Я скучаю по своей работе. Не могу с нее уйти».

21 февраля отмечается День фельдшера. «Республика» поздравляет всех карельских фельдшеров с профессиональным праздником. Спасибо вам за ваш нелегкий труд! Мы желаем вам — людям, которые часто являются для своих пациентов последней надеждой, — побольше сил, здоровья и терпения!