Её собачье дело

Снежана Якушкова — профессиональный зоопсихолог. Она умеет разговаривать с животными и часто выступает проводником в отношениях собак и людей. Еще она готовит животных для общения с особыми детьми. «Республика» расспросила Снежану о собачьих депрессиях и человеческих слабостях.

Психолог для собак Снежана Якушкова. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Психолог для собак Снежана Якушкова. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Снежана Якушкова — пионер канистерапии в Петрозаводске, нового для нас направления в медицине и психологии. Основное место работы Снежаны связано с документацией. По ее словам, это серьезное дело она компенсирует занятиями для души с приютскими собаками в Центре канистерапии и налаживанию мостов между владельцами животных и их подопечными псами. Некоторые относятся к интерпретациям поведения собак с недоверием, другие уже убедились, что методики зоопсихологии работают хорошо.

Зоопсихология

— наука о психической деятельности животных, объединяющая знания о психологии человека и собаки. Психолог нужен для собак в разных ситуациях: в случае излишней агрессии, или когда собака слишком труслива, или она не слушается хозяина, или не умеет себя вести в общественном месте. Зоопсихологи помогают собакам социализироваться, а хозяевам правильно вести себя с животными.

Снежана Якушкова — специалист, имеющий не только сертификат о специальном образовании (она проходила обучение зоопсихологии в Петербурге), но и приличный кинологический опыт работы с собаками в разных структурах, включая питомник МВД.

Снежана с Айрой, перевоспитанной собакой. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Снежана с Айрой, перевоспитанной собакой. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Снежана говорит, что связана с собаками с той поры, когда в 13 лет накопила денег и купила себе щенка немецкой овчарки. Предварительно она прочитала в библиотеке все книги о собаках, включая справочники, и свела дружбу с местными псами, с которыми ходила на прогулки в лес. Со временем все жители поселка в Мурманской области приходили к ней за советами по приручению собак, вязке, избавлению от клещей и прочими проблемами.

Скажи мне, кто твоя собака

— У фотографа Эрвитта есть серия снимков про собак и похожих на них хозяев. Вы замечаете это сходство?

— Я замечаю не только внешнее сходство. Обычно человек выбирает себе собаку по своей энергетике, и это правильно. Мне, например, нравятся подвижные сильные собаки, более флегматичным людям — собаки поспокойнее.

Карельские модные собаки - далматин и хаски. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Карельские модные собаки — далматин и хаски. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— А мода есть на породы?

— Сейчас в моде джек-рассел-терьеры и хаски. У хаски голубые глазки, и люди умиляются. Боже мой, несчастные собаки! Хаски привык спать в снегу и тащить сани в буран. Это сильная духом собака, а не просто милые глазки. В городе у нее выгула нет, она сидит в квартире и мучается. Не все знают, что с терьерами, самыми активными собаками, нужно очень долго гулять каждый день и тратить много сил на занятия с ним. Терьеру нужно больше нагрузок — и физических, и умственных, чем мастифу, например. Джек-рассел-терьеру хорошо подходит пробежка с велосипедом, плавание его успокаивает. А теперь представьте себе такую собаку в доме пенсионерки.

— С чем связана мода на собак?

— Раньше в моде были колли и овчарки. Это было время фильмов «Лесси» и «Ко мне, Мухтар!» Когда вышел фильм о далматинцах, все решили, что это очень добрая собака, и стали их заводить. А далматин — это каретная собака, она нуждается в долгих пробежках. Потом она короткошерстная, с очень жесткой шерстью, которая намертво впивается в мебель, одежду и прочее. Столкнувшись с этими обстоятельствами, от собак стали отказываться. Поэтому владельцы собак и целые клубы собирали подписи, чтобы не снимали вторую часть истории про 101 далматинца.

Мода на джек-рассел-терьера связана с фильмом «Маска». К нам эта киношная мода приходит всегда чуть позже, чем в Европе.

Восточноевропейская овчарка Айра. Работает канистерапевтом. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Восточноевропейская овчарка Айра. Работает канистерапевтом. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Можно было бы разработать тесты на совместимость собаки и хозяина!

— В СССР, чтобы взять щенка породистой собаки, человек становился в очередь и, взяв щенка, должен был пройти обязательный курс дрессировки. Сейчас ограничений нет. Возможность попробовать себя в роли хозяина собаки дает, например, Первый городской приют для бездомных животных. Здесь собаку можно взять домой на время, а потом, если не сложатся отношения, вернуть. Есть и тест, позволяющий потенциальному хозяину собаки выбрать себе щенка. Это тест Уильяма Кэмпбелла 1968 года.

Зоопсихология и кинология

— В вашем деле что важнее — психология собаки или ее хозяина?

— Я давно заметила, что поведение собаки на 90% зависит от того, кто держит поводок. Все меняется, когда человек правильно подходит к животному.

— Как нужно вести себя с незнакомой собакой?

— Есть правило: не смотреть, не трогать, не разговаривать с собакой при первой встрече. Собака живет носом. Она сама к вам подойдет, обнюхает и после этого только можно с ней взаимодействовать. У нас же принято кидаться к собакам: «Ах, ты моя хорошая, какая ты милая».

— Чем вообще зоопсихология отличается от кинологии?

— Кинология помогает человеку воспитать собаку. Зоопсихология затрагивает нюансы отношений. Зоопсихология говорит: «Обращайтесь с собакой как с собакой. Уважайте собачий дух. Не очеловечивайте ее».

Переводчик с собачьего Снежана Якушкова. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Переводчик с собачьего Снежана Якушкова. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Я могу взаимодействовать с собакой на ее языке. Я разговариваю с ней: кто я, зачем пришла. И могу сказать, что меня нужно слушаться. Этот разговор не связан со словами. Вообще, я считаю, с собаками нужно использовать поменьше слов. И лучше, чтобы они были короткими. Когда я работаю с собакой, мне не нужна ее кличка, я не буду командовать ей «сидеть» или «лежать».

— Вообще не будете командовать?

— Можно командовать, наладив с собакой визуальный контакт. Может, вы замечали, как некоторые домашние собаки выходят из подъезда на прогулку. Стоит животному увидеть волю, как оно тут же становится неуправляемым. Я могу объяснить, почему так происходит. Есть определенные правила, которые должны быть установлены между собакой и хозяином. Важно знать, что в этой связке вожак — человек. Человек должен выходить из дома первым, потому что только он принимает самые важные решения. С собакой у него всегда контакт — через глаза. Когда собака идет впереди, она становится вожаком и вольна делать, что заблагорассудится.

Спокойствие, только спокойствие. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Спокойствие, только спокойствие. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Человек как вожак в стае всегда ест первым, спит на лучшем месте и прочее. Многие делают так: приходят домой и сначала кормят собаку, а потом садятся за стол сами. Эта тактика разрушает приоритеты. Очень плохо, когда собака сама забирается в кровать к человеку и спит там. Приходит без приглашения и еще вытеснять начинает потихоньку. Это обстоятельство — тревожный звоночек. Собака не должна нарушать границы, она не может рычать на хозяина, который проходит мимо или даже переступает через нее.

— Есть собаки, которых трудно на улице удержать на поводке. Что тут делать?

— Многие хозяева натягивают на прогулке поводок. Это ошибка, поскольку натянутый поводок означает напряжение, борьбу. Поводок должен быть с провисанием, тогда я могу общаться с собакой и через него. Я не стану надевать собаке на прогулку шлейку. Шлейка создана для того, чтобы собакам было удобно тянуть сани, а не совершать променад. Собаки прекрасно понимают нашу мимику и жесты, умеют нас считывать.

Айра в испанском стиле. Собаки в Центре привыкли ко всему. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Айра в испанском стиле. Собаки в Центре привыкли ко всему. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Чему учит зоопсихология и не учит кинология?

— Я знаю семью, в которой энергетика большой собаки компенсировала ее хозяйке слабохарактерность мужа. Или был в моей практике интересный случай с ротвейлером. Собака в квартире вела себя идеально: дружила со всеми, включая маленького ребенка, но стоило ей выйти на улицу, как ее будто подменяли. А дело было вот в чем: ее хозяин, брутальный мужчина, директор предприятия, как только выходил гулять с ней на улицу, тут же начинал звонить своим партнерам, кричать, ругаться и выяснять, почему не отгрузили гвозди. Собака поняла, что улица — это агрессивное пространство и что хозяина надо защищать от врагов.

 

— Вам доверяют хозяева, которым вы даете советы?

— Мне нравится, когда меня слышат, но иногда мои слова вызывают протест. «Фу, какая глупость, выходить первым на улицу!». Мне хватило 15 минут, чтобы понять поведение ротвейлера. Хозяин сам удивился: «Снежана, это работает!»

Собачьи фобии

— Как преодолевать собачьи страхи? Пес моей подруги, например, очень боится круглых предметов: шляп, глобуса, торшеров, шариков. А другая собака забивается в угол, когда хозяйка начинает варить суп.

— В природе такого явления, как собачья фобия, нет. Нет животных, которые нервничают и от этого грызут когти. Если бы наши собаки примкнули к стае, все фобии у них ушли бы. Как справляться дома? Возможно, собаке нужна реализация по породе. Например, ирландские сеттеры — охотники, им нужен долгий выгул (минимум полтора часа) в разную погоду. Возможно, человек сам передает собаке тревожность. Спокойные уверенные в себе собаки — у спокойных и уверенных людей. Если собаке страшно, она находит опору в спокойствии человека.

Собака, которая живет настоящим. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Собака, которая живет настоящим. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— А если страхи связаны с прежней, не самой радостной, жизнью собаки?

— Собаки живут настоящим. Это мы страдаем годами, и все мы родом из детства. Справиться с собачьими страхами проще, чем с человеческими. Можно попробовать поменять систему представлений. Например, взять это страшное и круглое и начать игру. Но мне трудно тут давать советы — нужно видеть собаку. Но я знаю наверняка, что не нужно помогать собаке бояться. «Ты, мой хороший, не бойся, это всего лишь петарда, скоро все будет хорошо», — неверные слова. Когда собака слаба, не нужно ее гладить и утешать — в этом акте мы сами выглядим слабыми вожаками. Поглаживая, мы закрепляем страх, и собака слышит: «Бойся. В жизни всегда нужно бояться петард. Это так жутко и страшно».

— Бывают у животных депрессии?

— И депрессии, и стресс, и запредельное торможение. Все, как у человека.

Собачий раздражитель, тоже с суровым детством. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Собачий раздражитель, тоже с суровым детством. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— А что у собак за антидепрессанты?

— Мне вообще не очень нравится фармакология. Болеет душа, а психосоматика выдает болезни. У собак, например, часто развит гастрит как следствие неврозов, которые накапливаются в виде стрессов. Например, от невыгула. Или контактов со злой собакой, которая живет по соседству. Лекарство — внимательное отношение к проблемам животного.

Канистерапия

Новое направление — терапия детей с нарушениями здоровья при помощи взаимодействия с собаками — системно организовано в Петрозаводске волонтерами Первого приюта для бездомных животных. На деньги президентского гранта оборудовано помещение для занятий на набережной Варкауса. Каждого гостя встречает Айра, самая добрая собака на свете. Тут же живут две кошки. Руководит движением Светлана Ефимова.

Кто последний к терапевту? Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Кто последний к терапевту? Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

По словам Светланы Ефимовой, собаки трижды в неделю встречаются с детьми в реабилитационном центре городской детской больницы. Дети имеют нарушения в развитии, расстройство аутистического спектра, церебральный паралич. Собаки помогают им расслабиться и наладить контакт с миром. Переоценить благотворное влияние собак на психику этих детей сложно. Испытывая незнакомые эмоции, они открывают в себе новые возможности. Собака становится для них проводником в мир.

Зоопсихолог Снежана Якушкова в Центре канистерапии готовит приютских собак для встреч с детьми. Учит их не реагировать на раздражители и вести себя кротко. Реакцию собак проверяют кошками, кричащими мужчинами, падающими с грохотом банками, пластиковыми бутылками, защитными очками, которые не любят собаки, и прочими вещами. Среди уже подготовленных собак — Айра, Вафелька, Саманта и несколько других псов.

Двойной портрет. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Двойной портрет. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Как вы выбирали собак для канистерапии?

— Все собаки из приюта когда-то пережили стресс, многие стали трусливыми. Трусливая собака опаснее агрессивной. Она и кусает от трусости и мнительности чаще всего. Тут можно провести параллель с людьми: самые трусливые и неуверенные в себе люди чаще всего нападают исподтишка. Они всем недовольны: «в стране бардак», «ходют тут всякие», «понаехали» и прочие в этом духе фразы — про них. Я приходила в приют и оценивала поведение собак в вольерах. Потом ходила с ними на прогулку. Собаки сами мне показывали самых уверенных и спокойных. Я определяла это по уровню лая в вольерах, когда вела собаку на прогулку.

Массаж собаки как элемент терапии. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Массаж собаки как элемент терапии. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Как вы готовили собак?

— Сначала я добивалась, чтобы наша терапевтическая стая была сбалансированной. Собаки у нас ходят с человеком без поводка, они не дерутся ни за еду, ни за игрушки. Лидер в этой стае — я, и со мной они постоянно поддерживают визуальный контакт.

Многие вещи я взяла из программы подготовки для караульно-постовой службы. Практиковала доминирующий массаж в качестве одной из методик. Нервным собакам массаж помогает снять напряжение. Самое главное — спокойное взаимодействие. Животные нутром чувствуют спокойных людей и сами начинают доверять им. И потом любая собака счастлива, когда у нее есть работа, есть реализация ее возможностей.

Хорошие карельские книги. Почти даром