Движение «Голос»: двойные стандарты, придуманные нарушения и «мертвые души»?

Эксперты прокомментировали заявления «Голоса» о якобы имевшихся в Карелии нарушениях при голосовании о поправках в Конституцию. Публикацию на сайте организации разложили по полочкам и выяснили: практически весь текст построен либо на неточностях, либо на откровенно недостоверной информации.

Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com

Итоги голосования о поправках в Конституцию России уже почти десять дней как подведены и утверждены. Своим мнением успели поделиться уже все желавшие это сделать: эксперты, политологи, журналисты, общественные наблюдатели. В Карелии, в частности, дискуссия транслировалась во время прямых включений из информационно-ситуационного центра в течение всего основного дня 1 июля. Точки зрения ее участниками были высказаны разные: и о самой сути поправок, и о процедуре голосования. Результаты наблюдения за голосованием подробно проанализировала Общественная палата Карелии.

Информационно-ситуационный центр. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

Информационно-ситуационный центр. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

В ЦИК республики, как уже сообщалось, за весь период подготовки и проведения голосования, которое длилось, напомним, неделю, не поступило ни одной письменной жалобы на нарушения законодательства. В том числе не было таких обращений и от представителей движения «Голос». Тем не менее спустя почти 10 дней после подведения итогов голосования на сайте организации появилась публикация с обвинениями в адрес Центризбиркома, Общественной палаты, органов власти, СМИ… Что об этом думают эксперты?

— Я не буду комментировать оценочные суждения автора публикации, это его личное дело. Остановлюсь только на фактах. Первое: автор утверждает, что из-за пандемии были «существенно ограничены возможности общественного контроля за работой избирательных комиссий». Как организатор общественного наблюдения со всей ответственностью заявляю: это ложное утверждение, — говорит политолог, журналист, заместитель председателя Общественной палаты Карелии Анатолий Цыганков.

Анатолий Цыганков. Фото: ИА "Республика"/Сергей Юдин

Анатолий Цыганков. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Собственно, это утверждение «Голоса» очень легко опровергается цифрами: по всей стране за голосованием следили более полумиллиона наблюдателей, беспрецедентное количество, в Карелии ежедневно — от 1 300 до 1 500 человек.

И никто не препятствовал наблюдателям присутствовать при всех процедурах и на самих участках, и при голосовании на дому или придомовых территориях, знакомиться с документами, вести фото- и видеосъемку, следить за подсчетом голосов, получать заверенные копии протоколов. Мало того, было сделано всё, чтобы люди, пожелавшие следить за чистотой и прозрачностью голосования, не переменили решение, опасаясь за свое здоровье: всех наблюдателей обеспечили средствами индивидуальной защиты, то есть были приняты все меры, чтобы общественное наблюдение было и широким, и безопасным.

Двойные стандарты

Как отмечает Анатолий Цыганков, «Голос» в принципе известен тем, что не перепроверяет информацию, которую получает от своих активистов. Кроме того, эту информацию часто за уши подтягивают до определения «нарушение».

На сей раз главным нападкам со стороны организации подверглось участие представителей власти и Центризбиркома в информировании граждан о голосовании. Например, в публикации утверждается, что ЦИК Карелии якобы заказывал и размещал «агитационные ролики». Но, во-первых, ничего подобного Центризбирком республики не делал, поясняет секретарь комиссии Григорий Футрик. Как в федеральных, так и региональных СМИ размещались информационные материалы ЦИК РФ, разъясняющие суть поправок.

Во-вторых, и самое главное: а что вообще говорит об агитации при подготовке и в ходе общероссийского голосования законодательство? На этот вопрос мы попросили ответить кандидата юридических наук, адвоката Анну Уханову.

Анна Уханова. Фото: Центризбирком РК

Анна Уханова. Фото: Центризбирком РК

Она обращает внимание на то, что такая форма, как Общероссийское голосование, применялась впервые и потребовала собственного правового регулирования.

— Общероссийское голосование — это не выборы в представительные органы власти. Мы не находились в избирательном процессе, это иная форма волеизъявления граждан. И нормы избирательного законодательства, которые регулируют информационное обеспечение выборов, в данном случае не применимы. Не было установлено никаких специальных требований к содержанию, распространению или размещению информации об Общероссийском голосовании. Она могла размещаться в СМИ любой формы собственности, в том числе государственных и муниципальных, в пабликах социальных сетей, в том числе на официальных страницах органов власти.

Возможны были только общие ограничения, которые распространяются на любые информационные материалы: они не должны содержать оскорблений, пропаганды терроризма, экстремизма и так далее. С соблюдением этих требований любой гражданин имел полное право и при подготовке, и в ходе голосования высказываться в СМИ, в соцсетях как за, так и против поправок. Нарушением ни то, ни другое с юридической точки зрения не является, — пояснила Анна Уханова.

Очевидно, об этом были хорошо осведомлены представители КПРФ в Карелии и депутат парламента республики из фракции «Яблока» Эмилия Слабунова. Первые раздавали людям бесплатную газету с агитацией против поправок, вторая пришла на сессию Заксобрания в футболке с принтом, призывающим голосовать против поправок в Конституцию.

— Что здесь обращает на себя внимание? Эти примеры автор публикации на сайте «Голоса» приводит как положительные и не видит в этом никаких злоупотреблений, даже несмотря на то, что представитель законодательной власти прямо на сессии занялась агитацией против поправок. Иные же примеры, когда представители власти высказывались в поддержку поправок, «Голос» записал в нарушения. Автор пишет: «Государственные органы и органы местного самоуправления при проведении общероссийского голосования утратили политический нейтралитет». Но почему тогда не требует политического нейтралитета от депутата Слабуновой? Депутата Элиссана Шандаловича эксперты «Голоса» записали в нарушители лишь за то, что он анонсировал свое выступление по теме Конституции, проинформировал о событии со своим участием. Слабунова прямо агитировала против внесения изменений в Конституцию 25 июня, в день начала голосования. Но в ее пропагандистской акции «Голос» нарушений не увидел. Налицо явные двойные стандарты, — считает Анатолий Цыганков.

Если нарушений нет, их надо придумать

С остальными якобы нарушениями у «Голоса» тоже не клеится. Например, в публикации утверждается, что «на протяжении всех дней голосования в адрес реготделения «Голоса» поступали сообщения о фактах голосования избирателей без предъявления паспортов».

— Понимает ли автор, что выдача бюллетеня для голосования человеку без предъявления паспорта — это действительно одно из наиболее серьезных нарушений законодательства? Если кто-то из корреспондентов «Голоса» действительно такое видел, то «Голос» первым должен быть заинтересован в том, чтобы срочно найти этого свидетеля, передать информацию в правоохранительные органы, изобличить членов УИК, которые подобное допустили. Если автор публикации располагает конкретной информацией, он обязан помочь стражам порядка. Иначе это не что иное, как ложный донос, — отмечает Анатолий Цыганков.

Не подтвердилась и информация о том, что сотрудников учреждений здравоохранения руководство понуждало принять участие в голосовании. Ложной является информация о том, что неким наблюдателям от Общественной палаты Карелии было отказано в присутствии на избирательных участках. Некоторые УИКи к началу голосования не получили списки наблюдателей, но этот организационно-технический сбой оперативно устранили, говорит зампредседателя Общественной палаты. И ни один наблюдатель не был лишен права следить за голосованием.

"Золотой стандарт наблюдателя". Фото: "Республика"/Сергей Юдин

«Золотой стандарт наблюдателя». Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Таких примеров недостоверных или ничем не подтвержденных сведений в публикации еще немало. А некоторые утверждения откровенно нелепые: в частности, о том, что общественные контролеры «Голоса» не были включены в состав ЦИК и ТИК. Туда вообще никакие «общественные контролеры» никогда не включались и не включаются — в избиркомы входят только члены комиссий, отмечает Анатолий Цыганков. Или обвинения в адрес ЦИК в том, что она проводила заседания в формате видеоконференций — а в период пандемии можно как-то иначе? Собственно, так сейчас работает вся страна, все органы власти, все административные учреждения.

— Каждое заседание мы анонсировали на сайте Центризбиркома. Желающие поучаствовать из числа наблюдателей, например, могли запросить ссылку на видеоконференцию и присоединиться. Да и в целом двери в ЦИК не закрыты на замок: мы всегда готовы принять граждан, предоставить информацию, — поясняет Григорий Футрик.

Григорий Футрик

Григорий Футрик. Фото: Центризбирком РК

Были ли наблюдатели от «Голоса»?

Вот только из движения «Голос» никто ни за какой информацией так и не обратился. И вообще, возникают вопросы: а работали ли на деле его представители в ходе этой кампании в Карелии? В публикации утверждается, что «более 30 активистов «Голоса» совместно с членами территориальных и участковых комиссий наблюдали за ходом голосования, подсчетом голосов и подведением итогов на избирательных участках».

Анатолия Цыганкова это заявление очень удивило. Еще раз подчеркнем, что формированием корпуса наблюдателей занималась именно Общественная палата. Направить своих наблюдателей могли все политические партии и общественные организации. Четыре партии и ряд НКО этим правом воспользовались. Но движения «Голос» среди них не было. Ничего не известно зампредседателя Общественной палаты и о некой региональной аналитической группе по параллельному подсчету голосов, куда якобы отправляли свои данные активисты движения.

— Получается, у «Голоса» было какое-то подпольное наблюдение за голосованием? — недоумевает политолог.

При этом буквально через несколько абзацев в той же публикации автор, полностью противореча сам себе, утверждает:

— Региональное отделение движения «Голос» не считает возможным сделать вывод об отсутствии или наличии нарушений при подсчете голосов и оформлении копий протоколов в связи с отсутствием на данных процедурах независимых общественных наблюдателей.

Так были все-таки эти 30 наблюдателей от «Голоса» или нет? Когда автор говорит правду? Очень бы хотелось, чтобы в Общественную палату Карелии были представлены пофамильные списки, чтобы там проверили, действительно ли люди, позиционирующие себя как активисты «Голоса», следили за процедурой голосования. Или это не более чем «мертвые души», которые, как и придуманные нарушения, потребовались для отчета перед федеральными кураторами?