Дмитрий Киннер: «Платить за ЖКХ придется — независимо от убеждений»

В каких районах Карелии чаще копят долги за ЖКУ, каков портрет типичного должника за свет, газ и воду и кого чаще выселяют из дома за эти долги? «Республика» поговорила об этом с начальником отдела организации исполнительного производства УФССП Карелии.

Дмитрий Киннер. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Дмитрий Киннер. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

— Дмитрий Александрович, в каких районах Карелии больше всего должников по оплате услуг, которые предоставляет жилищно-коммунальный комплекс?

— Наибольший объем таких документов в Петрозаводске и Сегежском районе. Последний — в основном потому, что коммунальные, ресурсоснабжающие и управляющие организации часто предъявляют исполнительные документы. Выдерживают 3-4 месяца — небольшой для таких дел срок — и через суд предъявляют документы в нашу службу. Нельзя говорить, что ситуация в Сегежском районе хуже, просто там работают активнее. Да и сам район немаленький, в нем проживает много людей. Общий остаток производств сейчас составляет порядка 60 тысяч документов о взыскании именно коммунальных платежей с физических лиц, из них Петрозаводск нам дает порядка 25 тысяч, а Сегежский район — где-то 15 тысяч. Соответственно, 50-60% всех исполнительных производств нам дают столица республики и один район.

— Какова сумма среднего долга по Карелии?

— В среднем на одного гражданина приходится порядка 11-12 тысяч рублей долга по оплате «коммуналки». Общая сумма задолженности — около 80 миллионов рублей. При этом мы анализировали динамику этих цифр, начиная с 2017 года. Интересная картина получается: средняя сумма постоянно уменьшается. Если в 2017 году было порядка 14 тысяч рублей на одного человека, то каждый год эта сумма где-то на тысячу уменьшается.

— Как обстоят дела с исполнением долгов, с их взысканием? Каков порядок цифр?

— Если сравнивать ситуацию в Карелии с Российской Федерацией, то в плане принудительного исполнения доля таких дел по взысканию коммунальных платежей составляет порядка 25%, а по стране в среднем — 6-10%. Думаю, в частности, потому, что наши коммунальные организации активнее борются с должниками, чаще подают в суд. По данным 2019 года, из поступивших 970 миллионов рублей фактически взыскано 290 миллионов. Оставшиеся примерно 500 миллионов — либо еще происходит удержание долга, либо пристав уже отработал по некоторым долгам и не нашел оснований для дальнейшего исполнения, например, если у гражданина нет дохода и имущества. В данном случае по закону он имеет право закончить исполнительное производство и вернуть документ взыскателю.

Дмитрий Киннер. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Дмитрий Киннер. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

— Каков социальный портрет должника? Всегда ли злостные неплательщики — это неустроенные, бедные люди?

— Это необязательно бедный человек, совсем нет. В среднем это мужчины и женщины в возрастной категории от 30 до 55 лет. Основная масса документов приходится на них. При этом серьезного статистического дисбаланса между мужчинами и женщинами нет. Соотношение примерно равное: и по количеству людей, и по суммам долгов. При этом около 25% долгов удерживаются из постоянного дохода физических лиц. То есть можно говорить о том, что четверть наших должников по «коммуналке» — это работающие люди. При этом, однако, при исполнении документов пристав часто сталкивается с тем, что граждане либо работают неофициально, либо пытаются скрыть свои доходы. Поэтому говорить о том, что только бедные люди у нас выступают должниками, нельзя.

— А богатые люди среди должников встречаются?

— Попадаются богатые люди, да. Если человек имеет официальный доход, счета в банках, то и задолженность быстро гасится.  Вот из тех 290 миллионов рублей, взысканных нами в 2019 году, 130 миллионов внесли в течение 10 дней, то есть в срок добровольного исполнения.

— Часто ли приставы прибегают к крайним мерам — выселению должников из жилья? Сколько таких случаев в Карелии?

— Мы самостоятельно за задолженность по коммунальным платежам не выселяем. Для этого необходимо, чтобы собственник помещения обратился в суд с соответствующим иском. Только по решению суда пристав-исполнитель выходит и предпринимает меры по выселению. За 2019 год не только по коммунальным долгам, а всего — отдельного учета мы не ведем — выселено около 120-130 человек. Их выселяют как с предоставлением другого жилого помещения (маневренного фонда муниципалитета), так и без этого. Однако никто не выселит вас, если вы являетесь собственником жилья: выселение — это история чаще всего про нанимателей муниципального жилья.

— Как в службе судебных приставов относятся к плакатам «Здесь живет должник!» и подобным методам, которыми в последнее время пользуются коллекторы и ресурсоснабжающие организации?

— Если тот же самый плакат, вывешенный на многоквартирном доме, говорит о том, что здесь живет должник, но при этом данная информация обезличена, то я нарушений протокола не вижу. Но если информация содержит данные о личности должника, указан номер квартиры или сумма долга, фамилия и имя должника или какие-либо другие персональные данные, то такую информацию размещать, конечно, нельзя. Прежде всего есть соответствующий федеральный закон, за нарушение которого предусмотрена ответственность. Да и должник имеет право обратиться в этом случае с жалобой.

— Не так давно всю Карелию всколыхнула история про семью Киселевых из Костомукши. История была про детей, но, в частности, выяснилось, что глава семьи считает себя гражданином СССР, живет на советской территории и не будет оплачивать российские коммунальные счета, о чем всех уведомил наклейкой на входе в квартиру. Как к этому относиться?

Предостережение на двери в квартиру Киселевых

Предостережение на двери в квартиру Киселевых. Фото: 64parallel.ru

— Я могу сказать, что состоять или не состоять в какой-то организации — выбор конкретного человека. Твои убеждения не освобождают тебя от того, чтобы платить по своим обязательствам. За жилищно-коммунальные услуги платить придется. Неважно, к кому ты себя причисляешь, ты пользуешься ресурсами — газом, водой, теплом, которые принадлежат конкретным юридическим лицам, которые действуют по закону Российской Федерации.

Дмитрий Киннер. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Дмитрий Киннер. Фото: «Республика» / Сергей Юдин