Детский омбудсмен Геннадий Сараев: коронавирус принес нам новые вызовы

В условиях карантина и режима самоизоляции особые трудности испытывают малообеспеченные многодетные семьи. Как власти и волонтеры им помогают, в нашей рубрике «Многодетство» рассказал уполномоченный по правам ребенка в Карелии Геннадий Сараев.

Геннадий Сараев

Геннадий Сараев. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

— Как в условиях карантина организована работа уполномоченного по правам ребенка?

— Мы продолжаем работать в офисе, на рабочем месте, с соблюдением всех мер безопасности в условиях угрозы заражения коронавирусом. Дело в том, что у нас огромное количество документов в кабинете, они нужны для подготовки ответов на обращения граждан, и удаленно такую работу выполнить невозможно. У нас работает телефон, сайт, мы также взаимодействуем с другими органами власти, с общественными организациями по видео-конференц-связи. Конечно, мы связываемся и с уполномоченным при президенте России.

— С какими вопросами обращаются в настоящее время люди? Есть ли семьи, у которых из-за режима самоизоляции, карантина возникли проблемы?

— Коронавирус принес нам новые вызовы, сложности, с которыми мы не сталкивались раньше и появились новые направления работы. Первое — это работа с малообеспеченными семьями, которые остались без привычных источников дохода, родители перестали ходить на работу. У кого-то работа была неофициальная или требовала присутствия. Например, отец и мать работали на предприятии общественного питания, оно закрылось или еще не перестроилось, чтобы делать доставку. Работников отправили в отпуск, у предпринимателей денег нет, чтобы в полном объеме оплачивать простой, а у людей ипотека. Такие случаи есть. В этом случае обращаются к нам за продуктовой помощью.

Второе направление — получение документов, например справок о доходе, для оформления различных компенсаций. Или это вопросы о том, на какие меры поддержки люди могут рассчитывать в Карелии. То есть мы занимаемся и информационной работой, консультациями.

Непростая проблема, которую мы сегодня решаем и которая затронула немало семей, — это выезд в Финляндию и въезд в Россию. Дело в том, что границы сегодня закрыты. Я начал работать по одному обращению, и выяснилось, что таких ситуаций достаточно много, когда родители остались в одной стране, а ребенок — в другой, и семья не может воссоединиться. Например, родители работают в Финляндии, ребенок приехал к бабушке в Карелию погостить, а выехать не успел. Или родители работают в Финляндии, ребенок малолетний, у него заканчивалась виза, он приехал к бабушке, чтобы продлить визу и не успел выехать. Есть случаи, когда, наоборот, ребенок учится в Финляндии и не успел пересечь границу.

Мы благодарны финской стороне, что они пошли на диалог с нами,  также сегодня мы направили письмо детскому омбудсмену в Москву с просьбой оперативно обратиться правительство России с тем, чтобы внести изменения в распоряжение правительства и дать возможность несовершеннолетним воссоединиться с родителями.

Геннадий Сараев

Геннадий Сараев. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

— Есть ли вопросы к уполномоченному по дистанционному обучению? Вышло, что не все школы республики оказались готовы к такому формату, и, с другой стороны, не у всех семей есть компьютеры, а в каких-то районах нет и интернета.

— Все прекрасно понимают, что в режиме самоизоляции дистанционное образование — это единственный выход. Первый вопрос — техническое обеспечение. Не во всех семьях есть компьютеры, планшеты и смартфоны. Если и есть компьютер, то, если родители работают на удаленке, ребенок не может заниматься, так как компьютер занят. Также далеко не все образовательные ресурсы, продукты подходят, например, для смартфонов, они не адаптированы под мобильные версии.

Отдельное направление — подготовка родителей. Многие родители оказались не готовы к тому, чтобы сопровождать образовательный процесс ребенка в дистанте. Также есть ситуации, когда родители не могут помочь своему ребенку, потому что просто не знают предмета, например, иностранного языка, который преподают в школе, или химии. Оказалась не готова, увы, и школа. Насколько учитель сегодня готов к работе на расстоянии? И вообще, насколько учитель сегодня готов работать с компьютером? И в Петрозаводске у нас есть учителя, которые, скажем так, с осторожностью относятся к технике. Педагоги привыкли работать, что называется, глаза в глаза, лично. Нужно, чтобы школа сегодня перестраивалась на новые методы работы — запись уроков, дистанционные уроки. В некоторых учебных заведениях такая работа организована.

Это проблема комплексная, и, в общем, упущения есть с каждой стороны. Тут нужна дополнительная подготовка. Приведу пример: когда я работал в Минобразования Карелии, мы запустили проект дистанционного образования для детей с инвалидностью. Тогда мы проводили обучение и педагогов, и родителей, которые выступали как тьюторы. Они учились работать с компьютером, с учебником, с рабочими тетрадями.

Также отмечу, что, к сожалению, обеспечить все нуждающиеся семьи техникой — компьютерами и планшетами — мы не можем. Стараемся помогать адресно малоимущим с помощью наших партнеров. Но это, конечно, небольшие цифры.

Геннадий Сараев

Геннадий Сараев. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

— Если люди хотят помочь тем, кто оказался в сложной ситуации из-за самоизоляции и потери работы, например, продуктами, одеждой, средствами гигиены, как это можно сделать?

— К нам по этим вопросам регулярно обращаются неравнодушные наши жители, мы сотрудничаем с несколькими благотворительными фондами, у нас есть несколько волонтерских групп. Я хочу поблагодарить и фонды, и наших байкеров, клуб «Ночные волки», которые сегодня пришли на помощь. Они скидываются и покупают продукты, привозят их многодетным и малообеспеченным  семьям. Если люди хотят помочь, то это можно сделать через общественные фонды «Материнское сердце», и «Доброе сердце», есть организации и в районах, например «Добрые руки» в Кеми, хочу им выразить огромную благодарность. С ними можно созвониться, адреса и телефоны есть в соцсетях, координаты легко можно найти в интернете. Эти фонды помогают семьям, курируют некоторые из них. У общественников есть вся информация о том, как помочь, куда можно привезти вещи или продукты. Можно позвонить и нам, мы расскажем, с кем связаться, кому оказать помощь.

— Следите ли вы за тем, как организовано распределение продуктовых наборов? Недавно был скандал, когда люди пожаловались на то, что в наборах продукты неважного качества.

— Мы контролируем эту ситуацию, мы взаимодействуем с Минобразования республики. Ведомство тогда оперативно отреагировало, были даны рекомендации о том, как формировать наборы. Сегодня не до конца проработан вопрос о таких же наборах для дошкольников. Дети, которые получали бесплатное питание в детских садах, получают его не везде. Есть по этому поводу обращения, и мы по каждому работаем.

Хочу еще раз напомнить, что в Карелии уже начались первые выплаты семьям с детьми до трех лет. По решению президента страны, такая помощь положена тем, кто имеет право на материнский капитал или получит это право до 1 июля 2020 года. Тем, кто уже обратился в Пенсионный фонд Карелии с заявлением, начали перечислять ежемесячные выплаты по пять тысяч рублей. Выплаты положены на каждого ребенка до трех лет, даже если средства по сертификату полностью израсходованы.

— Как обстоят дела в Олонце, где работники детского дома взяли детей к себе в семьи?

— Буквально на днях с ними созванивались, и одна из главных сложностей сегодняшнего дня — организовать дистанционное обучение для детей на квартирах работников. Этой работой занималась администрация центра. Когда работники берут детей в семьи, в этом случае им выплачивают средства на содержание, и в этом плане у нас наработан хороший опыт, мы готовы им поделиться с другими регионами.

Геннадий Сараев

Геннадий Сараев. Фото: «Республика» / Леонид Николаев