«Дети — это наше настоящее»: в Карелии продолжается реформа детдомов

В Карелии продолжается реформирование центров помощи детям, оставшихся без попечения родителей. Результаты уже заметны: в некоторых районах не осталось брошенных детей, всем нашли приемные семьи.

Семья. Фото: pixabay.com

Семья. Фото: pixabay.com

В Карелии уже несколько лет продолжается реформа детских домов. В 2016 году детдома стали закрывать. Им на смену пришли социальные центры, главная цель которых — не оставить ребенка сиротой, найти для каждого семью. В Карелии работает девять таких социальных центров. Их специалисты не только работают над поиском приемных родителей — они стараются сохранить родные семьи.

В таком непростом деле важно обмениваться опытом с другими регионами и странами. Карельские специалисты делают это регулярно. Успешный опыт реформирвания детских учреждений есть у некоторых стран бывшего соцлагеря. Например, в Молдавии. Там преобразования начались раньше — в 2006 году.

Домника Гыну, директор центра защиты детей "Lumos", Молдавия. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

Домника Гыну, директор центра защиты детей «Lumos», Молдавия. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

«Жить детям в интернатах очень плохо. Почему?! Это плохо для их развития, для их социализации и дальнейшей жизни. И если сделать анализ жизни этих детей после интерната, то сразу видно, какими они вышли из учреждений. Мировая цель: к 2050 году ни одного ребенка не должно проживать в интернате. Все должны жить в семье, если не в биологической, то в приемной», — говорит Домника Гыну, директор центра защиты детей «Lumos», Молдавия.

В Молдавии создана специальная комиссия, которая работает с проблемными семьями. В нее входят общественники, чиновники и полиция. Волонтеры проверяют семьи и направляют материалы властям. Заключение носит рекомендательный характер. Вопрос о лишении родительских прав и изъятии ребенка решает только суд.

Зарубежные коллеги активно проводят подготовку приемных семей и называют их профессиональными. Таким семьям активно помогает государство, но не перекладывает на них всю ответственность. Кроме того, в Молдавии часто на помощь детям приходят соседи. Такая форма называется «семья случая», когда люди готовы временно принять ребенка в свою семью до решения суда или других вопросов с родителями. Такая система позволила в сотни раз увеличить число детей, которые устроены в приемные семьи.

«Когда мы только начинали работать в направлении реформирования, в наших детских домах проживали более 17 тысяч сирот. Сейчас в специализированных центрах находится порядка 500 детей, и в основном это дети, которые имеют тяжелые заболевания и инвалидность. Мы научились устраивать сирот в профессиональные приемные семьи. И нельзя говорить, что дети — это наше будущее, дети — это наше настоящее. От того, откуда они выйдут во взрослую жизнь — из дома или из интерната, будет зависеть, каким будет наше общество. В детских домах сироты накапливают злость, негатив, их уже предали взрослые, все это перейдет в их взрослую жизнь», — рассказала «Республике» Домника Гыну, директор центра защиты детей «Lumos», Молдавия.

В Карелии тоже есть районы, где сирот почти не осталось. Например, в Калевальском районе в семьи устроены все дети. Там центр помощи работает как дневной стационар. Специалисты сопровождают семьи и детей, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, и помогают приемным родителям.

Всего в Карелии сейчас насчитывается более двух тысяч сирот, большая часть из них — 1 788 детей — проживает в приемных семьях.

«У нас работает мобильная бригада: педагог-психолог, три социальных педагога и социальный работник. Мы выезжаем в двух направлениях два раза в месяц. Мы проверяем семьи, проводим консультации. Сейчас у нас возникли проблемы с транспортом, но мы надеемся, что они будут решены», — говорит замдиректора центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей, №3 в Калевале Людмила Зубанова.

Круглый стол со специалистами из Молдавии. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

Круглый стол со специалистами из Молдавии. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

Заведующая отделением центра №8 в Олонце Ольга Анфилова рассказала, что за последнее время в их учреждение вернулись семь детей. И только одного мальчика удалось повторно устроить в приемную семью. Причины для возврата разные. Родители говорят о том, что устали или не справляются с воспитанием, ребенок не слушается, а некоторые просто перегорели. Тем не менее раньше в Олонце было два детских дома, сейчас один центр для сирот.

«Возврат детей чаще всего происходит в подростковом возрасте. Чаще всего опекунами выступают бабушка и дедушка, они не выдерживают конфликтов с подростком, не справляются с его поведением и пишут заявление на возврат», — говорит детский омбудсмен Карелии Геннадий Сараев.

В рамках делового визита делегация из Молдавии побывала в детском доме в Кондопоге. Специалисты отметили, что с советских времен сирот селили как бы в отдалении от социума. И сейчас не стоит сохранять эти здания ради того, чтобы там жили дети. Дети должны находиться в обществе.

«Я хочу отметить, что у вас в Карелии есть очень хорошая форма работы с приемными детьми — это семейно-воспитательная группа. Это отличный подход, который мы оценили очень высоко», — сказала Домника Гыну.


Семейно-воспитательная группа — это временная семейная форма устройства детей, при которой дети, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, помещаются в семью на период реабилитации. Дети, не имеющие установленного юридического статуса сироты, но помещенные на воспитание в социально-реабилитационные центры или приюты, могут временно проживать в семьях граждан, которые становятся при этом воспитателями этих приютов или центров. Воспитатель СВГ является сотрудником специализированного учреждения и получает заработную плату. В одной семейной воспитательной группе могут содержаться от одного до трех несовершеннолетних.
Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com

«На самом деле нет детей, которых не берут — есть неподготовленные семьи, которые не готовы взять на себя такую ответственность. И наша задача сегодня — подготовить такие семьи, у которых есть опыт, поддержать их финансово, социально. Приемная семья нуждается в поддержке и сопровождении», — отметил Геннадий Сараев.

Геннадий Сараев. Фото: "Республика"/ Любовь Козлова

Геннадий Сараев. Фото: «Республика»/ Любовь Козлова

«Все мы едины во мнении, что семья играет важную роль в жизни каждого человека, именно в семье ребенок получает понятия о ценностях и традициях. Каждый ребенок должен быть окружен теплом родного дома и иметь полноценную семью. Мы понимаем, если ребенок находится в центре помощи детям, то он не услышит сказку на ночь, он не услышит колыбельную от любимой мамы, и вся надежда на государство, на людей, которые работают в этой системе, и фонды, которые нам помогают. Государство и общество должны стремиться к тому, чтобы эти вопросы были решены», — рассказал Игорь Корсаков, вице-премьер по вопросам здравоохранения и соцзащиты Карелии.

Игорь Корсаков. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

Игорь Корсаков. Фото: «Республика» / Любовь Козлова


В этом году уже 45 сирот в Карелии получили квартиры. Отметим, что 31 из них — через суд. Всего в этом году Минсоцзащиты республики обеспечит жильем 132 человека из числа воспитанников детских домов.