Деньги на «Ветерок»

Братья Денис и Илья Хокконен – конструкторы-любители, создали уже не одно судно на воздушной подушке. Денег и времени тратят много, но зарабатывать на этом пока что не получается. Мотивация простая – любовь к изобретательству и желание поставить дело на поток.

СВП "Ветерок-2" братьев Хокконены. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

СВП "Ветерок-2" братьев Хокконены. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

– «Ветерок–2» – судно универсальное и безопасное, как, впрочем, и все суда на воздушной подушке (СВП): двигаться со льда на воду и наоборот для него не проблема. Кроме того, он и топлива ест немного – 15-18 литров на сто километров. Бывает и 12. Да и грузоподъемность приличная – около 350 килограммов. У снегоходов расход больше. И плавать они не умеют. А наше Онего коварное – вроде едешь по льду, а раз – и проталина, – рассказывает конструктор-любитель из Кондопоги Денис Хокконен.

Денис Хокконен. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Денис Хокконен. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Изобретательством Денис занимается с 2012 года. Ему 36. Помогает ему 30-летний брат Илья. По специальности старший Хокконен – водитель и электрогазосварщик. 7 лет назад он увидел у приятеля маленькое самодельное судно. Попробовал прокатиться – понравилось. Понравилось настолько, что захотелось сделать СВП самостоятельно.

– Думаю, дальше я действовал, как все самодельщики: читал много книг, особенно советских (в них все доступно объясняется), например, по аэродинамике, по взаимодействию воздушного винта с двигателем внутреннего сгорания. Потом меня ждали кредиты. С этого и пошла первая сборка. От желания до создания первого СВП прошло полгода. Позже ко мне присоединился и младший брат. То, что он понимает, делает сам. Если есть сложности – спрашивает у меня. Очень часто бывает, что в изобретательстве я захожу в какой-то тупик. Илья помогает: одна голова – хорошо, две – лучше. Три – это уже уродство, – смеется Денис. – Пока что работаем вдвоем.

Денис и Илья Хокконен. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Денис и Илья Хокконен. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

– Сначала сам каркас выделывается из судостроительного «пеноплекса» – днище 50 миллиметров, борта – 25. А потом все это покрываем в пятимиллиметровый стеклопластик, мы его сами катаем. Конструкция получается прочная, можно торосы сшибать, – говорит Денис. – Внизу – сегментно-гибкое ограждение, крыльчатка накачивает в них сжатый воздух. В эти мешки он подается с воздуховодов. Под днищем создается область высокого давления, за счет этого судно парит над любой условно ровной поверхностью – вода, дорога, снег. Лучше всего СВП ведет себя на гладком льду – самый хороший подъем, самый хороший ход. По сути, чем тверже поверхность под судном, тем больше грузоподъемность и выше скорость. Ну и, соответственно, меньше расход топлива.

Обычно у судна на воздушной подушке эта самая подушка – цельная, и в этом ее недостаток: если порвалась, судно сядет на дно. Конструкторы из Кондопоги этот дефект решили устранить очень просто – свою технику они снабжают не одной большой, а многими маленькими подушками. Рвется один-два-три мешка – судно на дно не сядет: образовавшуюся прореху заполнят оставшиеся мешки. Их, к слову, братья Хокконен шьют сами. Для этого им даже пришлось освоить швейную машинку.

– Мы под каждое судно делаем раскрой мешков, нарезаем и садимся за швейную машинку. Шьем с братом по очереди, чтобы не мучиться: эта работа трудная, объемная. На этом судне мы использовали китайский ПВХ, но, как оказалось, плохого качества. Материал, конечно, как мы и хотели, морозостойкий, но вот расправляется плохо. Сейчас мы снова решили вернуться к бельгийскому нейлону, он дорогой. Хотели сэкономить и перейти на дешевый ПВХ. Не получилось.

Сегментно-гибкое ограждение СВП "Ветерок-2". Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Сегментно-гибкое ограждение СВП «Ветерок-2». Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Сейчас «Ветерок–2» на китайском ПВХ развивает скорость 40 километров в час. На бельгийском нейлоне поедет быстрее почти в два раза. Двигается судно за счет винта диаметром 1,6 метра. Сделан он из стеклопластика, деталь покупная – конструкторы заказывали ее в Перми. Вообще же, братья Хокконен могут отлить лопасти и сами, но меньшим диаметром – 1,2 метра. В планах у них – подготовить матрицы для отливки винтов разных размеров. Тогда уже заказывать их нужды не будет.

«Ветерок–2» – это пятое судно кондопожских конструкторов. Шестое стоит в цеху. И несмотря на то, что оно еще не доделано, имя конструкторы ему уже дали – Voyager (путешественник, искатель, покоритель).

– Это судно уже больше, оно посерьезнее. Длина – 5,5 метра (у «Ветерка–2» – 4 метра), двигатели почти в два раза мощнее.

 

Конструкторы из Кондопоги отмечают, что совсем ничего не зарабатывают на своем деле. Конечно, есть желание поставить в будущем это на поток, но пока что изобретательство только забирает деньги и время.

– Это занимает очень много времени, но жена привыкла. Начал-то я еще, когда детей не было. Сейчас уже двое. Был разговор с супругой, мол, не дорого ли обходится мое хобби семейному бюджету. Посчитали, выяснили, что тратится примерно столько же, сколько на хобби жены (она у меня бисером вышивает). Дело ведь в том, что на каждое наше СВП есть спрос.

Первые четыре судна на воздушной подушке братья Хокконен отдавали знакомым по себестоимости.

– Движет нами интерес. Хотелось собрать СВП – получилось, покатались, опробовали, отдали знакомым. Захотелось собрать что-то больше – получилось и это. И так далее.

И у Дениса, и у Ильи есть работа, но она сезонная: весной, летом и осенью Денис занимается отделкой домов, а Илья — инструктор по водному туризму по рекам Карелии и Мурманской области. Зимой работы мало, но дома сидеть не хочется.

Сейчас братья Хокконен занимаются, пожалуй, главным делом – сертификацией своей продукции. Ведь изобретать можно сколько угодно, а выходить на этом в озеро без разрешения – незаконно.

– Плотно сейчас занимаемся подготовкой документов. Сначала нам предстоит разработать ТУ (техническое условие), обосновать в нем все материалы (что и согласно каким ГОСТам применяется, как друг с другом взаимодействует). На каждое СВП нужно собрать огромный талмуд. Потом с этим документом нужно пройти сертификацию, а уже с сертификатом надо идти на регистрацию в ГИМС. Кстати, чтобы управлять СВП, нужно иметь права на суда особой конструкции – права на обычную лодку недействительны. Этим вопросом мы тоже сейчас занимаемся, – отмечает Денис Хокконен.

 

Денис Хокконен:

«Думаю, чтобы заниматься изобретательством в нашей стране, нужно быть «прошибленным». Очень много нюансов, очень много придется столкнуться с трудностями. Но ничего – прорвемся!»