Второй день рождения: донор из Мурманска спас ребенка из Карелии

Несколько лет назад Евгений Моисеев вступил в регистр доноров костного мозга и спас трехлетнего ребенка с диагнозом «лейкоз». Через три года Евгений познакомился с мальчиком, которому помог. В Национальный день донора «Республика» рассказывает историю их встречи.

Евгений Моисеев и Мирослав Фалеев. Фото из личного архива Евгения Моисеева

Евгений Моисеев и Мирослав Фалеев. Фото из личного архива Евгения Моисеева

Евгений Моисеев возглавляет общественную организацию «Энергия жизни» в Мурманске, которая занимается благотворительностью и привлекает потенциальных доноров в Национальный регистр доноров костного мозга. Сегодня, 20 апреля, во Национальный день донора в России в Мурманске прошли акции по привлечению в регистр новых людей. По словам Евгения, даже 10 человек, которые придут, — это уже большое дело.

— Только задумайтесь: в каждом из нас есть лекарство от рака. Почти каждый может спасти минимум одну жизнь! Если все это осознают и вступят регистр доноров костного мозга — сотни тысяч детей  и взрослых получат шанс на спасение, — говорит Евгений.

Донор без сомнений

Такой шанс Евгений Моисеев помог получить трехлетнему Мирославу Фалееву из Кеми, которому поставили диагноз «лейкоз».

— Я уже давно почетный донор крови. В декабре 2015 года решил вступить в Национальный регистр доноров костного мозга. И уже в апреле мне сообщили, что я подхожу пациенту с диагнозом лейкоз. Мне сделали дополнительные анализы, и исследования показали, что мой биоматериал полностью подходит. Я сразу согласился, без раздумий и сомнений. На тот момент я знал, что надо помочь ребенку. Я полетел в Петербург. Поскольку ребенок был уже в тяжелом состоянии, решили не просто брать кроветворные клетки, а сделали забор костного мозга из тазовой кости под наркозом. Доктора сказали, что в этом случае, так надежнее для пациента, — поделился Евгений.

Донорский урок. Фото: Николай Смирнов.

Донорский урок. Фото: Николай Смирнов.

Наш герой рассказал, что все медицинские манипуляции были безболезненными и не страшными. После забора костного мозга у него было шесть следов от проколов и несколько дней перевязок. И всё.

— В августе меня снова попросили прилететь в Петербург для сдачи уже лейкоцитов для Мирослава. После пересадки костного мозга у него поменялась группа крови, стала, как у меня, по-новому заработала кроветворная система. И я снова приехал в больницу, сдал лейкоциты для ребенка из Карелии.

В большинстве случаев сейчас у доноров забирают не костный мозг из кости, а кроветворные клетки. Для этой процедуры не используют наркоз. Кровь из вены пропускают через специальный сепаратор, который отделяет из крови стволовые клетки, и переработанная кровь возвращается донору через вену обратно.

Евгений Моисеев спустя два года после трансплантации захотел познакомиться с ребенком, которому помог. Родители Мирослава были не против, и Евгений вместе со своим сыном съездил в Кемь, где встретился с мальчиком и его семьей.

— Я очень рад, что смог помочь Мирославу. Спасти жизнь ведь дано не каждому, а когда вступаешь в такой регистр и тебе выпадает шанс, я не мог им не воспользоваться.

После того, как Евгений стал донором , его, по установленным правилам, исключили из регистра. Но он вступил в него вновь. Говорит, если еще кому-то подойдет как донор, обязательно им станет.

Мирослав не плачет

11 мая  Мирославу Фалееву исполнится 6 лет. Но второй его день рождения – это 20 июля 2016 года, когда в больнице Петербурга мальчику сделали пересадку костного мозга.  Это был его единственный шанс на выздоровление.

Мирослав Фалеев. Фото: из личного архива Фалеевых

Мирослав Фалеев. Фото: из личного архива Фалеевых

Историю трехлетнего Мирослава Фалеева мы рассказывали не один раз. В 2015 году ребенку поставили диагноз – острый лимфобластный лейкоз. Требовалась срочная трансплантация костного мозга. Родителям на выздоровление сына нужно было собрать почти три миллиона рублей. Благодаря СМИ и социальным сетям деньги удалось найти меньше чем за месяц.

Мирослав Фалеев, 2 года. Рак крови. Фото: Николай Смирнов

Мирослав Фалеев, 2 года. Рак крови. Фото: Николай Смирнов

Сейчас Мирослав чувствует себя хорошо. Каждый месяц сдает кровь, наблюдается у врачей и раз в полгода приезжает в Петербург для контроля. Рядом с ним всегда его папа Виталий.

— После трансплантации мы 21 день лежали в больнице. Потом еще три месяца жили в Санкт-Петербурге, потому что нам назначили амбулаторное лечение. Почти три года у нас ремиссия. В июне мы снова поедем в Институт детской гематологии и трансплантологии имени Раисы Горбачёвой, — рассказал Виталий Фалеев.

В первый год после операции, по словам Виталия, у Мирослава произошла «генетическая поломка». И ребенку предстояло перенести еще одно лечение. Но как говорит папа,  Мирослав никогда не капризничает и очень редко плачет, мальчик переносит все очень стойко.

— Про нашего донора мы ничего не знали. Когда встретились у нас в Кеми, узнали, что он из Мурманска. Оказалось, все очень рядом. Вы знаете, мы общались так, как будто знакомы уже давно. Мирослав и Евгений между собой даже внешне похожи, — поделился с  «Республикой» Виталий.

Встреча в Кеми. Фото из личного архива Евгения Моисеева

Встреча в Кеми. Фото из личного архива Евгения Моисеева

Сейчас Мирослав не ходит в детский сад, за ним дома ухаживает папа, пока мама работает. В семье Фалеевых трое детей, Мирослав – младший.

— Стать донором костного мозга – это шанс реально помочь человеку. Евгений – вот пример этого. И чем больше будет у нас доноров, тем больше спасенных людей. Мы на момент пересадки костного мозга были 102-ые в России, кому сделали трансплантацию с помощью российского донора через наши регистры. Конечно, это еще очень мало, — считает Виталий.

Впереди у Мирослава первый класс. По словам его папы, если разрешат врачи, он пойдет в подготовительную группу детского сада перед школой.

Нужны добровольцы

Напомним, что в Карелии создан свой регистр неродственных доноров костного мозга. Сейчас в его базе уже более 4 600 доноров. Волонтеры регистра постоянно проводят акции по привлечению потенциальных доноров костного мозга.

Карельский регистр продолжает сотрудничество с немецкой лабораторией, именно там проходят типирование новые доноры. Как отметил Юрий  Иоффе, руководитель Карельского регистра, количество запросов стало в два раза больше. Если в 2017 году в регистр поступило 47 обращений по поиску доноров, то в прошлом году — почти 90. В этом году регистр получил уже 26 запросов из России, Казахстана, Англии, Турции, Испании. Помогает регистр и местным больным: мы сообщали ранее, что пациенту гематологического отделения Республиканской больницы нашли донора костного мозга в Петрозаводске. По словам руководителя регистра Юрия Иоффе, второго потенциального донора для жительницы Карелии нашли в другой российской базе.

Юрий Иоффе. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Юрий Иоффе. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

В 2018 году два донора из Карельского регистра сдали свои кроветворные клетки для пациентов из Аргентины и Эстонии. В этом году один донор — для пациентки из России.

По статистике только один из тысячи доноров сдает свои кроветворные клетки, поэтому важно, чтобы донорская база была большой — так выше шансы найти совместимых доноров для большего количества пациентов, нуждающихся в трансплантации костного мозга.