Здесь мы рыбу заворачивали

В Медиацентре «Vыход» можно увидеть, как идеи, фактура, слова и цвет могут заключить наше представление о жизни в одну книгу. Выставка Biblio Nordica представляет 11 способов сделать это художественно.

Наталья Логинова: "Говорят, что рыбы немы, но это неправда. Ставрида издает звуки, похожие на лай". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Наталья Логинова: "Говорят, что рыбы немы, но это неправда. Ставрида издает звуки, похожие на лай". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Случается, что простого «холст, масло» в подписи к объекту выставки может быть недостаточно — иногда художникам вообще приходится изобретать наименования, чтобы обозначить технику своей работы. «Старая книга, песок, краски, бумага, камни, игрушечный белый медведь, полка» — так, например, подписана работа «История маленького белого медведя», созданная художником из Йоэнсуу Арьей Валконен-Голдблатт. Вместе с ней на выставке «Biblio Nordica/Книга художника» в Медиацентре «Vыход» представлены художественные объекты еще 10 авторов из Канады, Норвегии, Финляндии и России.

Художников объединяет география — все они живут на севере, за шестидесятой параллелью — и возможность выразить свои ощущения от жизни в формате «книги художника».


Книга художника — это произведение искусства, в котором автор сам сочиняет и содержание, и иллюстрации, и все остальные элементы книги. Книга художника может быть уникальной, сделанной автором полностью вручную, или выпускаться ограниченным тиражом, с использованием печатной графики, принтера, цифровой печати и других малотиражных техник.


 

Идея выставки родилась в конце 2019 года в Медиацентре «Vыход». Она состояла в том, чтобы дать художнику найти свою форму для представления концепции бытия, своего или, например, обобщенного опыта местности. Ограничений ни по фактуре, ни по формату не было.

Получилось так здорово, что захотелось придумать свою книгу.

«В последнее время я создавала книги из самых разных материалов: осколков стекла, обрезков волос или одежды», — продолжает Арья Валконен-Голдблатт. Свой опыт она помещает в контекст отношений между человеком и человеком, а также между человеком и природой. Актуальное высказывание художника на выставке в «Vыходе» посвящено проблеме глобального потепления.

 

Книга художника и искусствоведа Артема Стародубцева — большие фанерные листы, соединенные петлями, как двери дома, — визуальная история про чёрта, у которого невест «накопилось не одна», про сына одного мужика и его суженую из сказок Терского берега Белого моря. Эта история — самая большая инсталляция в зале, развернута не линейно. Начало и конец определены не строго, поэтому можно начинать с любого места, или в виде цитат: «И стали они жить да быть», «Было прежде — пугало, мрацило, а сейчас-то этого нету» и других.

"И стали жить да быть". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

«И стали они жить да быть». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Некоторые художники представляют свою книгу в соавторстве с природой, размещая на страницах мох, кору. Ану Торикка использует это в своих рассуждениях на тему экологической катастрофы. Литературной основой ее книжных листов стали стихи Вяйнё Кирстиня, но вообще она говорит, что слова могут взяться откуда угодно: из книги или газеты, или они могут быть написаны на стене здания в городе.

"Насколько в самом деле зелены эти деревья? Например, ель или береза?" Фото: "Республика" / Михаил Никитин

«Насколько в самом деле зелены эти деревья? Например, ель или береза?» Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Книги художника в виде печатных или рукотворных изданий, с листами, которые нужно переворачивать, надев специальные перчатки, представлены на выставки художниками Иваном Лисичкиным, Натальей Егоровой, Натальей Логиновой. Книга Ивана Лисичкина — про черного Йольского кота из исландских мифов, который съедает тех, кто не обзавелся к Святкам шерстяной обновкой, и человека Абсурду. Здесь рисунки — именно иллюстрации к сказке, которую сочинил автор. Такой мы обычно и представляем себе книгу.

 

Другое дело — работа Натальи Логиновой.

Книга Натальи Логиновой называется «Рыба». Здесь автор играет смыслами: рыба может существовать в виде кефали, сибаса или леща, или в виде заготовки для будущего проекта — технической рыбы. Тут понимай как хочешь. Странная история из отпечатков рыб, графики, странных фраз: «Женщина Зоны Полимела родила сына Дионидиса», «Посейдон Пелион взошел на престол, удалил своего брата и законного наследника Эссена», «Оракул предсказал смерть Пелиноя потомком Золя» — некий макет для мифического заказчика, демонстрирующий только идею и возможности художника. Здесь — Посейдон, здесь — Золя, здесь мы рыбу заворачивали.

 

Древняя Греция стала контекстом проекта «Книги Одиссея» художника Сергея Терентьева. Проект был создан несколько лет назад и уже имеет свою собственную выставочную историю. Идея «Книг Одиссея» — попытка найти собственные смыслы в звучании эпических строк, условный разговор в соцсетях мужчины и женщины, разделенных расстоянием, при помощи классических книжных кодов. Сейчас в «Vыходе» представлена часть «Книг Одиссея» — «Библиотека». Привязка к северу здесь явно формальная, вроде такой: «Двигаясь на север, Одиссей достиг острова Эола…». Гомер, как известно, был рапсодом, и поэмы «Одиссея» и «Илиада» изначально существовали только в устном пересказе. Сергей Терентьев собрал библиотеку текстов в виде глиняных объектов со своеобразной звукописью текстов Гомера.

 

Графический дневник Натальи Егоровой «Марсий» составлен из набросков, заметок, писем, описаний реальности и фантазий. По словам самого автора, превосходство жанра графического дневника в том, что он не требует обязательного читателя. Идеи поразить, увлечь содержанием или формой человека читающего или человека смотрящего здесь нет. Но можно обнаружить что-то удивительное лично для себя, вглядываясь в детали. «Мне не нравится (нрзб), что я смертен».

Главное — никуда не спешить.

Эстамп - отличный способ сборки фрагментов текста в формат печатного листа. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Эстамп — отличный способ сборки фрагментов текста в формат печатного листа. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Черно-белая книга Above the Nord — это представление жительницы Канады Александры Хезекер того места, где она живет. Взгляд сверху превращает замерзшие листья в некие ландшафты, стебли растений становятся реками, некие поверхности — ледяными полями. Одновременно эта книга — дневник воспоминаний художника, основанный на ассоциациях и впечатлениях. Листья книги — листы растений, прикреплены друг к другу в форме лепорелло (гармошкой, соединяющей изображения по длинным сторонам). Автор уверена, что впечатление от такой формы подачи совсем иные, чем от работ, например, собранных в обычную книгу. В аннотации художник поясняет, что хотела бы, чтобы посетители, листая книгу, представляли бы себе старые лесозаготовительные дороги, горные хребты, заснеженные леса и другие картины.

Александра Хезекер: Книга представлялась мне коралловым рифом, где разные формы жизни прячутся, охотятся". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Александра Хезекер: «Книга представлялась мне коралловым рифом, где разные формы жизни прячутся, охотятся». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Дизайнер Дерез Безан вспоминает момент, когда в музей Калгари из тундры доставили воловью повозку из экспедиции Франклина, которая пролежала там несколько десятилетий. Его книга — о мужестве людей той роковой экспедиции, фантазия на тему психологии человека в экстремальных условиях, о том, что собой представляет пространство, и как оно влияет на сознание человека. «Север — это что-то внутри нас», — пишет автор.

Дерек Безан: "Ты несешь свою историю на спине, оглядываясь на те следы, которые привели тебя на север". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Дерек Безан: «Ты несешь свою историю на спине, оглядываясь на те следы, которые привели тебя на север». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Материалом для книги может быть и камень. И речь совсем не о петроглифах, но о том, как, по мнению Сандры Бурек, в камне может отражаться вся история Земли. Ее выставочный материал — шунгит. История шунгита написана углем на дереве.

Сандру Бурек интересуют камни. В них можно разглядеть историю Земли. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Сандру Бурек интересуют камни. В них можно разглядеть историю Земли. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Не знаю, как филокартисты назвали бы стиль соединения изображений у художника Наташи ван Неттен — ее работа производит эффект бесконечно листаемой книги. На каждом листе — изображение из семейного альбома. Инсталляция художника из Канады — семейные воспоминания, рефлексия на тему прошлой родины. Несколько десятилетий назад семья Наташи ван Неттен приехала в Канаду из России. Эти воспоминания художник, живущий на юге своей страны, автоматически приравнивает к северной теме.

Семейная книга о севере Наташи ван Неттен. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Семейная книга о севере Наташи ван Неттен. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Небольшое пространство «Vыхода» под завязку наполнено идеями, фантазиями, играми со смыслами и материалами. Несколько раз вам придется надевать перчатки. Несколько раз придется зависнуть над расшифровками смыслов. Того стоит. Выставка в «Vыходе» продлится до 3 ноября.