Текстильные друзья Марии

Мария Бабаева красит кукол дорогими румянами и снимает их у фотографа-портретиста. Некоторые похожи на ее знакомых, а другие умеют улыбаться. Совсем как люди.

— Эта кукла сделана из суровой бязи, ее пропитывают особым составом, который не пропускает воду, — Мария берет в руки одну из пяти кукол в сарафанах и платочках, они почти готовы, не хватает только лиц. – Если положить сверху акварельную краску, она ляжет каплей, поэтому я куклу тонирую с помощью румян. Вообще я с ними часто делюсь своей косметикой, и дешевая тут не подойдет.

На лице у куклы появляется румянец, а у Марии – улыбка. Нельзя творить с плохим настроением: игрушка получится невеселой, а кому захочется с вредной куклой общаться?

Дальше в ход идут краски: брови, нос, глаза… Последний штрих – «подсветить» зрачок:

Мы разговариваем в мастерской — одном из помещений галереи «Дом куклы». Там повсюду ткань, тесьма, иголки с нитками, кисти и краски, а с полок и из коробок выглядывают готовые куклы. Правда, обычные посетители всего этого не видят.

Делать кукол для Марии Бабаевой – удовольствие. А работа – руководить галереей: она там и учредитель, и директор, и менеджер, и бухгалтер, а иногда даже дворник и садовод-любитель.

Генетическая гремучая смесь, шутит Мария: мама – творец «не от мира сего», папа – инженер и бизнесмен. Поэтому, наверное, и хватает сил весь день ездить по делам, а вечером возвращаться в «правильный бардак» мастерской и шить.

 

Мария с пятью помощницами делает в основном сувенирных текстильных кукол. Они, в отличие от экспозиционных, создаются не в единственном экземпляре. Зато с ними можно играть, а не только любоваться.

14 лет назад все началось с фигуры спящего ангела. Потом пошли домовые, дети, мыши, зайцы — несколько десятков разных образов.

— Коты, например: все любят котов, вот мы их и делаем. Хотя я ярко выраженная собачница, у меня всю жизнь были собаки. И даже если начинаю шить кота, все равно получается собака. С годами я, конечно, научилась узнаваемые кошачьи черты делать, — Мария критически осматривает висящих на стене котов в штанах. — Но характер у них все равно какой-то собачий.

 

В какой-то момент Мария заинтересовалась народными куклами. Это же, говорит, целый мир: самодельные куклы сопровождали человека от рождения до смерти, их использовали и для игры, и в обрядах, и как обереги.

Что интересно, образы в народной кукле в основном женские. А если нужно было изобразить в игре мужчину – например, папу, — использовали какую-нибудь палочку.

Вот разве что конь — символ красного солнца, огня и мужского начала. Его в старину делали из лыка, а Мария делает из джутового шнура, который продается в строительных магазинах. Еще понадобится красная пряжа на уздечку и гриву.

Из шнура делаем три одинаковых пучка и начинаем скручивать игрушку:

В галерее время от времени проводят мастер-классы по изготовлению народной куклы. Тут-то и открывается, что игрушка очень часто похожа на того, кто ее делает.

— Когда делаешь вепсскую куклу-оберег, нужно из ткани сделать шарики для головы и груди. Худенькие девушки делают таких же худеньких субтильных кукол. Женщины постарше делают куколок покрепче. А мужчины иногда такое скручивают… — смеется Мария.

Куклы в галерее живут в трех залах. В одном из них витрина с игрушками-сувенирами Марии, ее помощниц и других мастеров. Второй отведен под временные выставки, а в третьем – сердце «Дома куклы».

— Галерею создала моя мама Татьяна Калинина. Она была талантливейшим художником, ткала вручную гобелены три на шесть метров, занималась живописью, графикой, скульптурой и мелкой пластикой. А потом пришла к созданию авторской куклы. Первой коллекцией стали «Духи Карелии – кижские домовые», потом «Женихи и невесты», «Жители Солнечной деревни»…

 

Собственно, этим куклам галерея и обязана своим появлением: коллекцию нужно было где-то выставлять. Татьяны Калининой больше нет, а ее работы до сих пор живут в «Доме куклы»: Кащей Бессмертный и баба Яга, домовые, абмарник и дивики.

Дивики – это потомки Дива, духа-защитника людей. Они живут в камнях, цветах и деревьях, очень странные и трогательные существа с большими глазами. Эти куклы создавались для взрослых.

— У многих детей есть игрушки, которых они всюду берут с собой. И если ребенка кто-то обидел или испугал, его легко успокоить, если дать ему в руки эту игрушку. То есть это друг, на которого ребенок полагается. У взрослых таких кукол нет, и мы решили их сделать.

У Марии есть свой дивик, сделанный для нее мамой. Он живет в галерее, и хозяйка говорит, если взять его на руки и погладить, он начинает улыбаться.

А еще у Марии есть дочь Полина, для которой она тоже делает кукол: собственно, каждый первый экземпляр нового образа она отдает своему ребенку. Они – как оберег, потому что сделаны руками матери.

Фото: ИА "Республика"/ Николай Смирнов.

Фото: ИА «Республика»/ Николай Смирнов.

Хорошие карельские книги. Почти даром