Слава и быль

В старину женщины Сумского посада делали наряды из шелка и украшали их жемчугом. Современные сумлянки по-прежнему шьют сарафаны и повойники: ткани попроще, вместо жемчуга – бисер, но главное — сохранить традицию.

– На этом месте стоял Сумский острог. С этого места началась история села. В 1436 году Марфа Борецкая (та самая Марфа-посадница) подарила Сумский острог Соловецкому монастырю, – хрупкая школьница читает с листа, кутаясь в куртку. Не повезло с погодой для экскурсии для гостей села, весь день ветер и мокрый снег.

Это первая такая экскурсия в истории Сумпосада, разработали ее десятиклассники местной школы, проводят они же. В год своего 580-летия село получило небольшой грант фонда Тимченко. На эти деньги на 27 самых интересных исторических зданиях установили таблички с QR-кодами, разработали туристический маршрут. Проект называется «Верни былую славу, Сумпосад!».

Сумпосад

После острога на этом месте был лагерь особого назначения, а теперь — храм в честь покровителя Сумпосада преподобного Елисея Сумского. Фото: ИА «Республика» / Виталий Голубев

– Мы еще несколько щитов вандалостойких установим: там будет информация о главных достопримечательностях, – рассказывает глава села Ирина Кузичева. – У нас туристов много, летом почитай каждую неделю кто-нибудь да приезжает. А как турбазу в Вирме открыли, вообще валом пошли.

Если честно, сложно  представить туристов, которые будут продираться через 50 километров дороги от Беломорска (ехать по ней можно только на УАЗе со скоростью в 30 километров в час), чтобы потом читать в интернете информацию, которую они могли бы получить дома на диване. Особенно учитывая, что мобильный интернет здесь работает очень медленно.

Но не за этим, конечно, в Сумпосад люди едут. Сюда приезжают за атмосферой. Даже воздух тут другой  – до моря всего три километра.

 

С моста через речку Суму, давшую селу название, мы смотрим на подаренный в XVIII веке великим князем Алексеем Александровичем листер-бот с одной стороны и улицу Жемчужный ряд – с другой. Раньше здесь селились самые богатые люди села, теперь о ярком прошлом уже ничто не напоминает.

К следующей точке экскурсионного маршрута идем с песнями – к экскурсии присоединяются участники местной фольклорной группы «Сумлянка» (тоже в теплых куртках поверх народных сарафанов). В этом году коллективу исполняется 80 лет.

Сумпосад

Сумлянки непогоды не боятся. Фото: ИА «Республика» / Виталий Голубев

– У нас 17 человек, – прервав пение, рассказывает руководитель коллектива Наталья Гармуева. – Берем всех. У большинства никакого музыкального образования нет, да и не нужно оно здесь: поем, как слышим, так, как когда-то пели наши бабушки. Молодежи, к сожалению, мало. Только две девочки молоденькие. Зато у нас есть мужчина – он на гармошке играет.

Так, с гармошкой, добираемся до следующей нашей точки – дома, где когда-то была Сумская мореходная школа, в которой учился капитан Воронин, человек, впервые преодолевший Северный морской путь за одну навигацию. Наш экскурсовод Вика Маковская прожила в этом доме всю свою жизнь.

– Вообще дом хотели разобрать на дрова в советские годы, но моя бабушка тогда вступилась и купила его, — рассказывает Вика. – После мореходного училища здесь еще был военный госпиталь, потом детский сад. Мама очень интересуется историей дома, особенно после того, как мы делали ремонт: нашли на чердаке нашли ружье, аптечки – с военных лет осталось. На бревнах в некоторых местах было написано: здесь учился такой-то. Какого года надписи, уже не установить, конечно, но интересно. А когда копаем огород – находим много старинных монет, все сдаем в школьный музей.

Сумпосад

Вика Маковская и Арина Русакович. Фото: ИА «Республика» / Виталий Голубев

Интересно и Викиной подруге Арине Русакович: информацию для этой экскурсии девочки искали сами, сами готовили и все материалы. И проводить такие экскурсии готовы, но когда я спрашиваю Арину, хотела бы она жить в Сумпосаде всегда, отвечает твердо: «нет».

– Классно, конечно, когда знакомишься с кем-то, говоришь, что из Сумпосада, и многие знают, где это, знают нашего капитана Воронина. Но я бы уехала, если бы появилась возможность. Здесь здорово, но есть и проблемы. Найти работу, например. Тут либо на железной дороге, либо в школе. В нашем классе сейчас учатся 9 человек, многие ушли, раньше было около 20. Разъехались: кто в Финляндию, кто в Беломорск, кто в Петрозаводск.

Долго предаваться грустным мыслям не дают сумлянки. На мосту через Суму они устраивают песни и хороводы. Приносят хлеб-соль — приглашают гостей на праздник по всем традициям.

Сумпосад

Поморки приглашают на праздник. Фото: ИА «Республика» / Алиса Агранович

Мы быстро перемещаемся в местный дом культуры: там теплее. Сумлянки поют, танцуют и с удовольствием рассказывают любому, кто готов слушать, про родное село и его жительниц – поморок.

– Поморка-хороводница, когда идет, должна распрямить плечи, все подтянуть, чтобы никуда ничего не выпирало, а походка должна быть плавной, как лодка рассекает воду, – делится секретами Наталья Гармуева. – Поморские женщины отличались статью и походкой, гордые это всегда были женщины – к ним просто так не подойдешь.

Одна из древних поморских трацидий – кацюли: девушки собирались в сараях, качались на качелях и пели.

В песнях поморов не было припевов, куплеты нанизывались, как жемчужные бусы на нитку. Зато в лучших фольклорных традициях у них много повторений и рефренов. Многие песни исполнялись под хороводы. Любимые хороводы сумлянок – утушка, шин, во лудзях (в лугах — прим. ред.).

Пели о том же, о чем и сейчас поют: о любви, о жизни, о быте, о тяжелой доле. Тогда женщинам приходилось очень трудно: было много работы, мужчины уходили на промысел, а они оставались дома на хозяйстве.

«Во субботу день ненастный» в исполнении фольклорной группы «Сумлянка»:


 

У каждой участницы «Сумлянки» есть собственный поморский костюм, сшитый по древним канонам. Традиционный костюм поморской женщины включал несколько обязательных элементов: рубаха (как говорили сами поморы, «сороцька»), у нее могли быть пышные рукава или узкие длинные. Потом нижние юбки, чтобы попышнее было, потом круглый сарафан и шали. Головной убор: повойник, косынка, на нее сверху еще жемчужные украшения.

– Каждый помор старался, чтобы его жена выглядела, как королева: всегда в золоте и жемчугах, неважно, какого она сословия, – рассказывает Наталья Гармуева. – Повойники украшались золотым шитьем. У нас были курсы этого ремесла недавно – в рамках того же проекта «Верни былую славу, Сумпосад!». Надеюсь, что возродим это искусство. Раньше повойники украшали жемчугом, теперь, конечно берем бисер. Косынки тоже раньше были шелковые, но сейчас с финансами трудно  – делаем из того, чего придется.

 

Конечно, все эти сарафаны и повойники – новодел, их сшили уже современные мастерицы. Но они похожи на то, что носили поморки как минимум 200 лет назад. Так, по крайней мере, считают эксперты. Исследователь карельского костюма Елена Яскеляйнен приехала в Сумпосад из Финляндии специально, чтобы увидеть новые одежды сумлянок. Меньше полугода назад она проводила мастер-класс, на котором рассказывала, что сама знает о поморском костюме. А знает она немало: старинные костюмы Карелии Елена изучает уже 40 лет. Изучала поморские сарафаны здесь же, в Сумпосаде.

– Я была здесь в одной из экспедиций 25 лет назад, – рассказывает Елена. — Разговаривала с бабушками – лет под 90, а они рассказывали, что помнят от своих бабушек. Сейчас их уже и нет, наверное. Много интересного говорили: например, про поморский пояс – широкий ремень с большой пряжкой, что эти пояса – влияние норвежской традиции. Мужчины, кто рыбу ловил вместе с иноземцами, привозили своим женкам подарки заморские.

Елена Яскеляйнен

Елена Яскеляйнен носит заонежский сарафан и головной убор. Она – заонежанка в 8 поколениях. Фото: ИА «Республика» / Виталий Голубев

– Многое изменилось, – рассказывает Елена. – Сарафаны раньше шились с широкими-широкими подолами – до семи метров. Из современной ткани такого не сделаешь – она колом встанет! А натуральный шелк легко ложился в складочки, и подольчик великолепный получался. Радует, что фольклорные группы больше не заказывают всем одинаковые костюмы – потому что такого никогда не было – ни в деревне, ни в селе. Каждый старался чуть-чуть да выделиться. Традиции очень строгие, как шить, но женщине же хотелось  быть особенной. Материал каждая должна выбирать сама – чтобы радовал глаз.

Последнее, что сделали (точнее – доделывают) в рамках проекта «Верни былую славу, Сумпосад!», –  небольшой музей поморской культуры «Поморская горница» в доме творчества. Закончить обещают к дню села в августе.

 

Сумпосадский проект очень важен не только для самого села, но и для всего севера Карелии, уверен депутат Заксобрания республики.

Игорь Зубарев, депутат Законодательного собрания Карелии

Игорь Зубарев– Реализация проекта дала настоящий импульс к увеличению внимания к поморской культуре севера Карелии. Это дает возможность привить уважение к своей малой родине и ее культуре и создать полноценный туристический продукт для гостей Карелии. Нужно отметить, что в республике есть несколько активно работающих центров поморской культуры: Кемский краеведческий музей «Поморье», Центр поморской культуры в Беломорске, общественное объединение «Поморский берег». Количество людей, объединенных идеей поддержания поморской культуры, растет!

Молодежь читает, фольклорная группа поет и пляшет, а нам пора возвращаться домой. Хозяйки здесь очень гостеприимные и отказываются отпускать гостей без ужина. Рыбники и пироги с ягодами великолепны, но когда мне в наливают воды из чайника, я не сразу понимаю, вода это или чай. Оказывается, вода.

– Ничего, постоянно пьем, и ничего, – чуть стесняясь, говорит хозяйка. И почему-то сразу вспоминается, что впереди нас ждут полтора часа дороги на Беломорск.

Абзац