Сергей Маковецкий: «В Петрозаводск приезжаешь как к близким родственникам»

На короткой встрече с журналистами перед вторым показом спектакля «Евгений Онегин» в Петрозаводске Сергей Маковецкий, актер Вахтанговского театра, сказал, что не нужно требовать от актера аналитики, но важно слышать его интонацию на сцене.

Сергей Маковецкий и Ксения Трейстер. Фото: ИА "Республика"/Михаил Никитин

Сергей Маковецкий и Ксения Трейстер. Фото: ИА "Республика"/Михаил Никитин

В Петрозаводске продолжаются гастроли Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова. В гастрольной афише – четыре спектакля: «Евгений Онегин» (постановка Римаса Туминаса), «Мадемуазель Нитуш» (режиссер – Владимир Иванов), «Дневник Анны Франк» (режиссер – Екатерина Симонова) и «Сказка о царе Салтане» (музыка Александра Зацепина), которую прочитает артист Александр Олешко.

Пресс-подход в Музыкальном театре Карелии. Фото: ИА "Республика"/Михаил Никитин

Пресс-подход в Музыкальном театре Карелии. Фото: ИА «Республика»/Михаил Никитин

1 и 2 мая на сцене Музыкального театра прошли показы «Евгения Онегина».

Директор театра Кирилл Крок рассказал журналистам, что театр постарался сделать все, чтобы зрители Петрозаводска увидели «Евгения Онегина» таким, каким его видят москвичи. В двух фурах прибыли в столицу Карелии декорации, реквизит, световая и звуковая аппаратура.

«Я вчера созвонился с Римасом Туминасом, он сейчас в Литве, и сказал, что мы совсем рядом. Он говорит: «Я это чувствую». Я отправил ему видео, которое я снял на поклоне (оба показа прошли хорошо – зал аплодировал стоя. – Прим. авт.). Он ответил: «Ух!»

Директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок. Фото: ИА "Республика"/Михаил Никитин

Директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок. Фото: ИА «Республика»/Михаил Никитин

Театр имени Вахтангова приезжал в Петрозаводск в 2017 году. На сцене Музыкального театра Карелии играли спектакли Римаса Туминаса «Дядя Ваня» и «Царь Эдип». Впечатление было сильным.

«Я рад, что я снова в Петрозаводске. Приятно приезжать туда, где тебя когда-то хорошо встретили и хорошо проводили, — вспомнил прежние гастроли Сергей Маковецкий. — Приезжаешь сюда уже как к близким добрым родственникам. И в Москве, и здесь нас принимают прекрасно: никто не бежит в гардероб скорее брать свое пальто, даже если идет спектакль «Война и мир», который заканчивается в 12 часов ночи. Уж полночь близится, а люди все стоят и аплодируют. Сегодня как никогда театр необходим. Театр нужен. Люди хотят слышать эти слова и испытывать чувства, о которые мы им сообщаем. Люди хотят слышать о любви, о бессмертной душе».

Сергей Маковецкий. Фото: ИА "Республика"/Михаил Никитин

Сергей Маковецкий. Фото: ИА «Республика»/Михаил Никитин

«Республика» спросила Сергея Маковецкого про то, что нового внесла в «энциклопедию русской жизни» (так назвали роман «Евгений Онегин» современники) нынешняя жизнь. Артист ответил, что не готов анализировать перед самым началом спектакля.

— Ну, как я вам сейчас отвечу? Это нужно стоять и фантазировать про нашу жизнь. Вы хотите анализа? Избавьте артиста от анализа, — сказал он.

Тут ему на помощь пришли наши коллеги-журналисты:

— Вы уже ответили, что «Евгений Онегин» — это про любовь и бессмертную душу.

Сергей Маковецкий:
— Умница. Я не знал, что я уже ответил. Вы, я знаю, ждете другого. Вы не получите.

Татьяну Ларину сыграла Ксения Трейстер, студентка третьего курса Театрального института имени Щукина. Фото: ИА "Республика"/Михаил Никитин

Татьяну Ларину сыграла Ксения Трейстер, студентка третьего курса Театрального института имени Щукина. Фото: ИА «Республика»/Михаил Никитин

Кирилл Крок:
— Давайте я отвечу на ваш вопрос. Пушкин, как и многие другие наши великие авторы-классики, актуален всегда. И театр, естественно, рефлексирует на то время, те события, которые происходят вокруг него. Бывает, что спектакли опережают время, бывают, что спектакли созвучны времени. Мне кажется, что спектакль «Евгений Онегин», выпущенный в Театре Вахтангова семь лет назад, абсолютно попал во время, и он будет всегда актуален. Потому что человек всегда будет разрешать для себя вопросы чести, достоинства и любви. Эти темы вечны.

Встреча с артистами и директорами театров прошла за полчаса до начала спектакля в фойе Музыкального театра. Татьяну Ларину сыграла Ксения Трейстер, студентка третьего курса Театрального института имени Щукина. Фото: ИА "Республика"/Михаил Никитин

Встреча с артистами и директорами театров прошла за полчаса до начала спектакля в фойе Музыкального театра. Фото: ИА «Республика»/Михаил Никитин

Сергей Маковецкий:
— И еще я хочу вот что добавить. Мы играем классику: «Онегина», «Дядю Ваню»… Мы произносим пушкинский текст, чеховский. Текст сам сегодня звучит по-другому. Не мы, артисты, делаем вид, что намекаем на что-то (это плохие артисты так делают), мы просто произносим текст. «Пройдут годы, и все узнают, как мы страдали, и Бог сжалится над нами. И наступит милосердие». Или Пушкин: «Кто жил и мыслил, тот не может в душе не презирать людей…», «Я вас люблю, хоть я бешусь». Это классика. Текст у тебя в душе находит отклик в зависимости от того, что происходит в мире. Он не может не находить. И зрители чувствуют нюансы. Ведь искусство – это нюансы, интонация. И можно так сказать «я вас люблю», что вы постареете на десять лет, как говорит герой Чехова Коврин в «Черном монахе». Много потерь — и в этом году, и в прошлом, но жизнь продолжается. И ты выходишь с тем, что у тебя болит, и возникает другая интонация, которой не было на премьерном спектакле. И вы сами удивляетесь.

Программка к спектаклю в виде конверта с визитками, письмом Татьяны к Онегину и семейным фото. Фото: ИА "Республика"/Михаил Никитин

Программка к спектаклю в виде конверта с визитками, письмом Татьяны к Онегину и семейным фото. Фото: ИА «Республика»/Михаил Никитин

В спектакле «Евгений Онегин» мы увидели живую пушкинскую историю, рассказанную от лица уже постаревшего героя (его играет Сергей Маковецкий). Его время, все то, что было живо и хоть немного значимо для него, ушло. Осталось пожелтевшее письмо Татьяны в рамке на стене, тусклое отражение того, что уже не вернуть, вспышки воспоминаний с рефреном музыки Фаустаса Латенаса и клубами снега.

Линию судьбы остроумно проводит персонаж Людмилы Максаковой, которая то муштрует танцовщиц речитативом на французском, то превращается в няню Татьяны, то в черную даму, умирающую с рапирой в руке в последней сцене спектакля.

Не оставили равнодушной нашу публику прекрасные сцена первого появления Евгения Онегина у Лариных, прощание с Лариным-старшим, письмо Татьяны, убийство Ленского (не дуэль), превращение деревенских девок в барышень и другие моменты. Спасибо театру и организаторам гастролей.