Вахтанговцы: «Счастье – это вспышка»

Сергей Маковецкий не любит в спектаклях «современные штучки», Анна Дубровская снимает шляпу перед подготовленным зрителем, а Владимир Симонов самым счастливым моментом считает поступление в Щукинское училище. Артисты театра Вахтангова ответили на вопросы петрозаводских журналистов.

В Петрозаводске третий день идут гастроли театра имени Вахтангова. Москвичи привезли шесть спектаклей, а еще пять фур с декорациями и оборудованием, чтобы показать постановки в том виде, в котором они идут на столичной сцене.

Гастрольный репертуар очень разнообразный. Есть древнегреческая трагедия «Царь Эдип», в этой постановке на сцену выйдет настоящий греческий хор из Афин. Есть русская классика: чеховского «Дядю Ваню» играют в минималистичных декорациях, придающих пьесе современное звучание. Из современного – спектакль «Наш класс» о жизни польских и еврейских детей накануне и во время Второй мировой войны.

Афиши спектаклей театра Вахтангова. Фото: ИА "Республика" / Анастасия Крыжановская.

Афиши спектаклей театра Вахтангова. Фото: ИА «Республика» / Анастасия Крыжановская

В спектаклях играют и молодые актеры, и мэтры — Людмила Максакова, Владимир Симонов, Сергей Маковецкий, Владимир Вдовиченков. А всего в Петрозаводск приехали больше ста человек, включая руководителя театра и работников технических служб. Последним, кстати, приходится монтировать декорации даже по ночам: каждый день вахтанговцы показывают по два спектакля, которые идут параллельно на двух сценах – в Музыкальном и Национальном театрах.

Несмотря на плотный график, московские гости нашли время встретиться с журналистами. На пресс-конференции говорили о современном театре, о голых людях на сцене и об исполнении мечты.

О «современных штучках»

Сергей Маковецкий: — Режиссер и его команда – художники, композиторы – слышат сегодняшний день. Поэтому все спектакли звучат, на мой взгляд, современно: и «Дядя Ваня», и «Царь Эдип», и «Гроза». Но мы ничего не пытаемся специально осовременить, так, как это делают многие режиссеры: вообще меняют авторский текст, ставят все с ног на голову. Наши спектакли звучат современно без всяких штучек, которые я, честно говоря, не люблю: там смотреть не на что, потому что это просто неталантливо, а мне говорят, что это новая форма театра.

Главное, чтобы все шло от души. Надеюсь, что все спектакли попадут в душу зрителя, ничего другого от театра я требовать не смею.

Сергей Маковецкий. Фото:Фото: <a href=" https://vk.com/orava" rel="nofollow">Белла Никонова</a>.

Сергей Маковецкий. Фото:Фото: Белла Никонова.

О счастье

Владимир Симонов: — Счастье – это очень короткие моменты, когда человек может сказать: «Я счастлив». Это вспышки. Нельзя сказать, что с такого-то года по такой-то год я был счастлив, так не бывает. Поэтому человечество и занимается поисками счастья, это очень сложно. Помню вспышку, когда я увидел свою фамилию в списке принятых в Щукинское училище. Большего счастья после этого я не помню. Если связывать это с «Дядей Ваней», это как раз поиски вот этих вспышек, поиски оправдания собственному существованию.

Людмила Максакова: — Счастье – это когда исполняется какая-то мечта. Вот у меня была мечта съездить на остров Кижи, и, наконец, я туда поеду. Мне кажется, вы просто не понимаете, в каком краю живете, поэтому задаете вопросы про что-то такое сложное. У вас такая прекрасная природа, водопады, озера.

Людмила Максакова. Фото: <a href=" https://vk.com/orava" rel="nofollow">Белла Никонова</a>.

Людмила Максакова. Фото: Белла Никонова.

О том, как сохранить человечность

Наталья Ковалева (режиссер спектакля «Наш класс»): — Вопрос о том, как сохранить человечность, меня волновал, и именно поэтому я и обратилась к пьесе «Наш класс». Я прочла ее в журнале «Иностранная литература», и меня она задела за живое.

Каждый из героев делает нравственный выбор, как бы ищет оправдание: «А что я мог сделать?». Когда лично я задаю себе такой вопрос, значит, я точно сделала что-то не то, что-то неверное. Театр не должен отвечать на этот вопрос, он должен больше задавать его. И если зрители его уносят с собой, значит, что-то мы меняем, что-то делаем полезное.

О подготовленном зрителе

Сергей Маковецкий: — Есть люди-театралы, которые перед приходом в театр произведение специально перечитывают. Но, на мой взгляд, нужно прости прийти, сесть в зрительном зале и отпустить себя. А если не понравилось – встать в антракте и уйти.

Анна Дубровская: — Я считаю, что это здорово, когда человек, придя на спектакль, воспринимает его не только как развлечение, но и как некий опыт. Я знаю таких людей, которые будут перечитывать заранее произведение, и это, как правило, люди очень образованные, грамотные, увлеченные театром. Я снимаю шляпу перед такими людьми.

Юрий Красков и Анна Дубровская. Фото: Фото: <a href=" https://vk.com/orava" rel="nofollow">Белла Никонова</a>.

Юрий Красков и Анна Дубровская. Фото: Фото: Белла Никонова.

О спектаклях про людей

Валентина Федорова (главный редактор газеты «Вахтанговец»): — У Горького есть пьеса «На дне», там не институтки, не смолянки. Но там нет ни одного матерного слова. И мы при этом понимаем, что это социальное дно. Театр, на мой взгляд, — это не ниже пояса, а выше пояса: глава, сердце, душа, голова.

Я как-то была на спектакле о Сервантесе в Польше. И вот герой висит над сценой, с него сдирают тряпку, а он голый. Это Советский Союз, 1977 год. У всех шок. Но это было настолько органично: человек, с которого содрали все, он остался голый и всем ветрам открытый. А когда выходят семь голых мужиков и начинают ходить колбасой по сцене, я этого не понимаю. Это спектакль, на который я не могу пойти ни с сыном, ни с дочерью, ни с любовником, ни с мамой, ни с папой. Зачем мне про это? Я хочу про людей.


Гастроли театра будут идти до 3 сентября. А еще актеры проведут несколько творческих встреч и мастер-классы для местных артистов.

Хорошие карельские книги. Почти даром