Преподаватель Татьяна Исламаева: «Я за финский язык»

Татьяна Исламаева, председатель Центра финского языка в Республике Карелия, считает, что финский — один из элементов, кирпичей, которые сформировали нашу республику. И терять его нельзя.

XX век встряхнул Великое княжество Финляндское: революции и войны сорвали людей с насиженных мест и разнесли по миру. Часть финнов оказалась в нынешней Карелии – и они навсегда изменили облик республики. О финском влиянии «Республика» рассказывает в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

 

 

— Моя мама, Эйла Аргутина (в девичестве Лахти) – дочь иммигрантов, — рассказывает Татьяна Исламаева, преподаватель финского языка, автор учебников, переводчик. — Они приехали в Карелию в начале 1930-х: бабушка — с севера Финляндии, из города Кеми, а дедушка — из Оулу (тогда это был красный регион). Бабушка приехала в составе трудовой делегации, легально – по приглашению СССР, строить лучшее будущее. А дед бежал из Финляндии через Швецию от расстрельной статьи. Познакомились они уже в Карелии, поженились в 1936 году.

Ехали в Советский Союз по убеждению. Верили в принципы социализма, хотели создать новое государство. Все финны, которых я знала в Петрозаводске (благодаря бабушке и маме), были очень образованными людьми.

Конечно, они оказывали влияние на окружающих. Я этого в детстве не замечала, но когда к нам приезжала русская родня с Волги, все говорили: Петрозаводск не русский город. И вывески на финском, и чистота. И говорили по-русски правильно, без говоров. Вроде бы и финны – но, к примеру, мама моя безупречно говорила на русском языке.

Татьяна Исламаева. Фото: Виталий Голубев

Татьяна Исламаева. Фото: Виталий Голубев

О финском языке сегодня — Татьяна Исламаева, председатель Центра финского языка в Республике Карелия.

— Я не ностальгирую по финскому Петрозаводску. Но я за финский язык.

Карелия – приграничная территория. Нам нельзя терять язык, на котором мы говорим со своими соседями. Сохранить его надо хотя бы в том объеме, в каком он был на конец 90-х. Я об университете, о кафедре, которая гремела на всю Европу. Которая воспитывала элиту переводчиков — сейчас таких больше никто не делает. А мы это все потеряли.

Я за возврат визуализации. Тем более что любой предприниматель имеет сегодня право повесить вывеску на финском языке (соблюдая нормы). Подавляющее большинство туристов приезжают в Петрозаводск именно из Финляндии. А у нас портье в гостиницах сегодня не говорят по-фински.

В Благовещенске китайский учат во всех школах, в Калининграде – польский и немецкий в обязательном порядке. Мы должны говорить на языке соседей, мы должны взаимодействовать.

Поэтому я создала Центр финского языка в Карелии. Карельский – да, само собой, это украшение нашей республики. Но рабочими языками должны быть финский, английский, русский.

Финский язык сегодня, может быть, и не символ Карелии, но он один из элементов, кирпичей, которые сформировали республику. И если его вынуть – нарушится вся конструкция. Убери финский язык из истории, и мы потеряем Карелию, о которой все знают.

Финский язык – один из созидающих факторов. Я считаю, сегодня его надо учить уже как иностранный (мы в свое время учили как родной). Как язык страны-соседа, на котором мы сможем рассказать о себе.

 

Генрих Фогелер, "Американские финны в дороге" (1933-1934). Из архива Национального музея Карелии

Генрих Фогелер, «Американские финны в дороге» (1933-1934). Из фондов Национального музея Карелии

Напомним, проект “100 символов Карелии” стартовал в марте 2019 года, Редакция уже получила сотни откликов читателей. Люди присылают свои идеи символов Карелии, на их основе верстается план редакционной работы на год. В течение этого года на сайте “Республика”, в газете “Карелия” и на телеканале “Сампо ТВ 360” выйдут 100 репортажей о ста символах республики. Итогом этой работы станет книга.

Сбор предложений и идей от читателей продолжается в группе “Республики” .