Нестеров и Летов: лекции с импровизациями

Что такое Небесный Лондон для русского музыканта, какой англичанкой зачитывался Достоевский и почему нынешний меломан умом не вышел? Фестиваль Chords&Words привез в Петрозаводск эти вопросы и настоящих звезд, которые на них отвечали.

Chords &Words, или «Аккорды и Слова» — это серия однодневных фестивалей, которые проходят по всей стране в рамках Года музыки Великобритании и России. Посмотреть и послушать участников этого действа уже смогли жители Ростова, Перми и Новосибирска. 25 октября настала очередь Петрозаводска. Гости Agriculture_club пообщались с пятью интересными и умными людьми.

Chords &Words в Петрозаводске

Chords &Words в Петрозаводске. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Наталья Зайцева

Справка:

Уроженка Петрозаводска. Драматург, журналист, режиссер. Фанат романа «Джэйн Эйр» и поклонница сериала Fleabag («Дрянь»).

Окончила исторический факультет Петрозаводского госуниверситета. Работала журналистом в печатных изданиях и на телевидении. В 2008 году начала работать в журнале «Русский репортер» — корреспондентом, затем музыкальным обозревателем.

В 2014 году работала редактором в электротеатре «Станиславский». С 2015 по 2018 год — медиатор в Центре имени Всеволода Мейерхольда. Училась у Саши Денисовой, Вячеслава Дурненкова. Автор пьес Siri и «Абьюз», режиссер спектакля «Стопроцентная любовь огонь страсти полноценных желаний отношений к тебе от меня».

 

На малую родину Наталья привезла лекцию «Романтика made in Britain: от «Джэйн Эйр» до сериала Fleabag («Дрянь»)» и рассказала переполненному залу о том, что на самом деле значит romance, почему его совсем не надо путать с направлением «романтизм» и почему британские романтические комедии — лучшее проявление такого многозначного romance. Когда на улице дождь, а на душе плохо, нет ничего приятнее, чем закутаться в плед и с кружкой горячего чая в который раз просмотреть «Реальную любовь», «Четыре свадьбы и одни похороны» или сериал Fleabag («Дрянь»).

«Fleabag — это огромное событие для британской киноиндустрии, потому что, по-моему, перед этим Великобритания гремела так сильно в 1994 году, когда вышел первый фильм сценариста Ричарда Кёртиса «Четыре свадьбы и одни похороны», — отметила лектор.

Наталья Зайцева

Наталья Зайцева. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Возражений не последовало: в зале присутствовали преимущественно женщины. Как известно, мужчинам больше нравится Гай Ричи, не потому что британец был мужем Мадонны, а за «Рок-н-ролльщика», «Карты, деньги, два ствола» и за, скажем мягко, «Большой куш».

Единственное, что немного примирило немногочисленных мужчин с обилием романтики – это одна из ее современных вариаций: в XXI веке romance местами мутировал в bromance (от английского bro – чувак, дружище и romance – отношения). Bromance – это нежные и, слава богу, несексуальные дружественные отношения между двумя или более мужчинами.

«Это исключительно тесные гомосоциальные отношения, превосходящие уровень отношений обычной мужской дружбы и отличающиеся особенно высоким уровнем эмоциональной близости», — пишет автор статьи в «Википедии».

Впрочем, Наталья Зайцева заочно не согласилась с интернет-энциклопедией и привела пример женского bromance, опять-таки из сериала Fleabag (дружба главной героини, которую так и зовут Флибэг, с подругой Бу).

Историческая справка о корнях романтики у лектора получилась бесспорной: ноги у romance растут из рыцарских турниров в честь Прекрасной Дамы, куртуазной поэзии и произведений англичанки Энн Рэдклифф (Ann Radcliffe).

«Она была очень популярной писательницей. Ее знали все, ей зачитывался Достоевский, она очень сильно повлияла на Эдгара По, на маркиза де Сада», — отметила Наталья Зайцева.

На лекции Натальи Зайцевой

На лекции Натальи Зайцевой. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Олег Нестеров

Справка:

Родился 9 марта 1961 года в Москве. Российский музыкант, поэт и композитор, продюсер, телеведущий, писатель. Лидер московской группы «Мегаполис» (вокал, гитара) и проекта «Капелла берлинских почтальонов», глава рекорд-лейбла «Снегири-музыка».

 

На мой взгляд, лекцию удивительного Олега Нестерова следовало бы назвать «Рождение трагедии из духа музыки», а не «Небесный Лондон для российского музыканта». При том же пафосе смысл лекции был бы передан вернее, поскольку бессменный лидер «Мегаполиса» наглядно и весело рассказал публике о том, что вытворяют всякие дирижеры, оркестры и студии звукозаписи с той Музыкой, которая однажды поселилась внутри автора. Вот длинный, но необходимый пример, родившийся у лектора Нестерова из сравнения текста и музыки.

«Хороший текст не может плохо звучать. С музыкой все наоборот. Возникает такая накопленная ошибка переводчика. Вот Петр Ильич. Он услышал вдруг внутри себя какую-то прекрасную вибрацию. Услышал музыку. Он тут же кинулся и записал эту музыку на ноты. И уже как будто перевел стихотворение с японского на шведский. Что значит перевести на ноты музыку, которую услышал внутри? Это то же самое, что взять фотографию прекрасной девушки и выколоть ее профиль булавкой. Тоже интересно. Но не то. Не оригинал. Дальше эти ноты попадают к дирижеру, который взмахнул своей палочкой… и перевел со шведского на польский. Тоже сынтерпретировал. То есть наврал. Дальше 150 человек из оркестра взмахнули смычками, сыграли. И перевели с польского на испанский. Дальше пришел бородатый дядя-звукорежиссер и начал ловить музыку в металлические сачки. В итоге все это потекло по проводочкам в проигрыватель. И поставили Петру Ильичу: «Вот ваша музыка». А Петр Ильич плачет. «Что вы плачете, Петр Ильич, у вас что, там внутри не так было?» — «Нет, совсем не так», — отвечает Петр Ильич».

Олег Нестеров:

Олег Нестеров: «Жалко вам Петра Ильича?» Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Петр Ильич – это Чайковский, металлические сачки – микрофоны. Был Дух музыки, получилась трагедия. Однако не все так плохо. Оперируя терминами и философией британца Брайана Ино, Олег Нестеров пробежался по нескольким векам музыкальной истории человечества, и благодарная аудитория выяснила, что времена мучений Петра Ильича, то есть столетия композиторов, оркестров и дирижеров, переродились в эпоху ансамблей, по-нашему групп.

«И тут произошло нечто, — поведал Нестеров. — Природа-мать, или кто-то посерьезней, сказал: «Дорогие мои человеки! Вы, конечно, мучаетесь. Давайте-ка я сокращу количество посредников – от идеи до конечного потребителя, до тех, кто впускает музыку».

И стали вместо оркестров на 150 человек The Beatles, Abba, Metallica, Boney M. Знаменитые квартеты, четверки.

«Говоря научным языком, квадрат суммы участников, — рассказал Нестеров. — Функция второго порядка. Так работает атомная реакция. Собственно, природа сказала, что больше дымного пороха не будет. Будет атомная реакция».

Но и этот мощнейший феномен столкнулся с нечеловеческой проблемой. Настоящая музыка существует только здесь и сейчас. В момент игры – и никогда больше. Только такая музыка может называться живой, только такая музыка помогает выживать человеку.

Олег Нестеров в Петрозаводске

Олег Нестеров в Петрозаводске. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

«Вообще, любая Красота фазирует человека с миром. Если она с большой буквы. И любое искусство заставляет черпать из окружающего мира эту Красоту. Можно сфазироваться, наблюдая Онежское озеро, облако или голубя. Но мы нечасто это делаем, потому что у нас вибрации разные. У нас такой повседневный тремор, а красота живет на очень длинной волне. И любое искусство замедляет. Посмотрел хороший фильм – неделю голубя видишь. Я это к тому, что все приходили на концерт, чтобы получить по-настоящему. А так может дать только самый настоящий. Их не очень много. А хочется по-настоящему получить всем. И тогда человечество подумало на тему: а что делают альпинисты и геологи, чтобы не умереть с голоду? Они берут с собой в экспедицию консервы».

Так, согласно Нестерову, появились студии звукозаписи. Консервные заводы в волшебном мире музыки. Так что ходите почаще на концерты, а в остальное время довольствуйтесь консервами. Вот так.

На лекции Олега Нестерова

На лекции Олега Нестерова. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Сергей Летов

Справка:

Родился 24 сентября 1956 года в Семипалатинске Казахской ССР. Российский музыкант, саксофонист, импровизатор, основатель музыкального издания «Пентаграмма», занимается мастерингом компакт-дисков. Старший брат Егора Летова.

 

Конечно, слушать речь известного музыканта удовольствие меньшее, чем слушать его музыку, тем более после яркого монолога Олега Нестерова. Однако Сергей Летов, на мой взгляд, поступил абсолютно правильно, предварив свое музыкальное выступление устным, настолько необычное направление он выбрал темой для своего перфоманса: «Британская школа свободной импровизации». При этом географическая привязка не играет никакой роли. Британская это школа, вологодская или смоленская (а есть и такие) – сама музыка свободной импровизации непосвященному слушателю кажется необязательным набором звуков. Часто неприятных. Последователи этой школы прекрасно понимают оригинальность своего увлечения, хотя и не отказывают себе в удовольствии при случае ткнуть обывателя.

Сергей Летов

Сергей Летов. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

«Это достаточно эзотерическое явление, — начал свою лекцию Сергей Летов. — Хотя есть диски, слушатели, которых, правда, не очень много, на просторах нашей необъятной родины наберется, может быть, пара сотен человек. А вообще, бывали в истории нашей страны периоды, когда музыка свободной импровизации, скажем, музыка полистилистики, или фри-джаза собирала большие залы, стадионы. Но это было в совершенно незапамятные времена. Когда здесь жил совершенно другой народ, советский. И в конце 80-х годов в стране был определенный расцвет культуры, и интеллектуальные возможности людей были несоизмеримо выше, чем в настоящее время. Допустим, концерт «Поп-механики» Сергея Курёхина, где звучало достаточно много и фри-джаза, и музыки свободной импровизации, мог на протяжении трех дней собрать аудиторию 8-10 тысяч человек. Сейчас это невозможно».

Саму музыку свободной импровизации в исполнении саксофониста Сергея Летова можно услышать – соответствующая «консерва» есть в паблике Agriculture_club.

К сожалению, режиссера и актера Олега Липовецкого и «дедушку уральского рока» Александра Пантыкина мне послушать не удалось: они выступали параллельно в другом зале. Зато зрители Летова слышали, как аплодируют Липовецкому. И наоборот. Петрозаводск любит умные пятницы.