«Мы рождены, чтоб быль сделать сказкой»

Удивительно, но Паккайне больше знают в других регионах России, чем в Карелии. А ведь наш Морозец научил играть в кююккя финского Санта-Клауса, успел обзавестись именной монетой, а в прошлом году получил резиденцию. Олончанин Валерий Куцабов рассказал, каково это — быть легендой.

День республики в Олонце. Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов.

День республики в Олонце. Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов.

— В нашей сказочной среде принято так: нет Ивановых, Петровых, Сидоровых. Есть сказочный персонаж. Сегодня его может играть один человек, потом пройдет какое-то время, и будет играть другой. Важно только одно – чтобы сказочный образ жил. А для этого он должен быть немного загадочным, таинственным. Поэтому давайте не будем говорить о моей биографии. Сейчас мы беседуем только о Паккайне.

— Тогда давайте немного поговорим о «биографии» карельского Морозца. Как родился этот образ?

— Идея возникла в Олонце еще в 1999 году, благодаря сотрудникам нашего музея (Олонецкого национального музея карелов-ливвиков им. Н.Г. Прилукина — прим.ред.) и сотрудникам библиотеки. Сначала образ Паккайне существовал только в рисунках.

А в 2005 году российский Дед Мороз предложил: почему бы вашему герою не «ожить»? Надо сказать, что мы уже задумывались над этим: хорошо бы, чтобы наш ежегодный фестиваль Дедов Морозов в Олонце представлял местный, узнаваемый сказочный персонаж…

Паккайне с Дедом Морозом. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Паккайне с Дедом Морозом. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Вот и стали размышлять: так кто такой Паккайне? Может, это карельский крестьянин? Но крестьянин должен работать, содержать семью. Ему как-то не до праздников. Высказывались и другие идеи. Потом подумали, что Олонец изначально — город купеческий. А купец, как человек с достатком и имеющий свободное время, вполне может быть организатором торжеств. Так появился образ молодого купца-балагура. Наш Паккайне всепогоден, не зависит от времени года и в любой момент может организовать праздник, когда у него хорошее настроение.

— Вначале Паккайне организовывал только соревнования Дедов Морозов в Олонце. А сейчас его можно увидеть и на множестве других праздников…

— Да, это так. Сначала появился конкурс детских рисунков, на котором Паккайне награждал победителей. Потом «Морозный футбол» – значит, Паккайне тоже должен играть! Проводится межрегиональный ежегодный зимний чемпионат по картингу «Кольцо Олонии»: следовательно, Паккайне должен его открывать. Возник велосипедный фестиваль «Олонецкий велобум», и у Паккайне появился деревянный «беговел» и право первого заезда. Так понемногу Паккайне обрастал «должностными обязанностями» и известностью.

Но возникла другая проблема. Приезжали туристы и спрашивали: «А куда нужно идти? Где резиденция Паккайне?» — «Нигде, — отвечаю. «Бомжую» я».

— Но в прошлом году резиденция – «Купеческий двор Паккайне» — наконец-то появилась. Как развивается этот проект?

— На мой взгляд, очень неплохо. Для Паккайне в музее отвели две комнаты. Очень удачно получилось, ведь наш музей располагается в бывшем купеческом доме. Первая комната — лавка. Там можно пообщаться с Паккайне, потереть монетку на счастье и достаток. Кстати, карельский Морозец — единственный сказочный герой, у которого есть своя монета. Личную монетку Паккайне, «Aino diivo» («Одно чудо») изготавливали по спецзаказу в монетном дворе. А во второй комнате — музей новогодних игрушек, которые нам присылают в подарок. Недавно в резиденции Паккайне появился и свой дворик, куда понемногу добавляем предметы купеческого быта.

— А сама легенда о Паккайне как-то изменилась со временем?

— Конечно, легенда — как живой организм, растет и развивается. Сейчас она выглядит так… Жил купец, занимался торговлей. Жена у него была, конечно. Как-то зимой, уже на сносях, уговорила мужа взять ее с собой в путешествие. И родила 1 декабря, прямо в дороге, в санях, на морозе. А ребенок даже не заплакал! Слезы полились, только когда его в тепло принесли. Поэтому родители назвали его по-карельски «Паккайне», или «Морозец» в переводе.

Потом малыш начал расти не по дням, а по часам, как в легендах обычно бывает. В ватагах мальчишек всегда был самым главным, организовывал разные игры. Затем начал помогать отцу в лавке. Вырос, отец ссудил его деньгами, и Паккайне начал торговать. Возил из Олонца вышивки и кружева, обратно — сладости. Паккайне всегда был франтом и в каком бы городе ни оказался, первым делом подходил к зеркалу проверить: все ли в порядке с гардеробом. А когда он уходил, отражение Паккайне выбиралось из зеркала и жило там до зимы. С наступлением холодов все отражения отправлялись на родину, где устраивали соревнования, пытаясь доказать свое превосходство. Ну, а Морозец только улыбался и балагурил, ведь он прекрасно знал, кто тут настоящий Паккайне…

Кстати, в связи с легендой в Олонце появилась новая традиция. 1 декабря, когда в городе рождается мальчик, мы идем поздравлять его в роддом. Таких «крестников» у Паккайне уже 8 человек. Родителям идея понравилась: все хотят, чтобы ребятишки как наследники Паккайне обладали его характером и везением.

— Продолжите ли дальше продумывать «биографию» карельского Морозца?

— Да, сейчас продумываем концовку легенды. Как я уже говорил, придет время, когда этот образ будет воплощать уже другой человек, который придет мне на смену. Паккайне же как сказочный персонаж, конечно, живет вечно и не старится…

Словом, надо думать над этим, хотя, конечно, хотелось бы, чтобы необходимость эта наступила попозже. Мне и моим коллегам интересно играть в сказку. Как поется в «Марше авиаторов»: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью». Перефразируя, можно сказать, что «Мы рождены, чтоб быль сделать сказкой».

— Сейчас очень многие небольшие города в России ищут свою «фишку», используя и популяризируя фольклорные образы. Самый яркий пример – это, конечно, Великий Устюг с его резиденцией Деда Мороза. Паккайне не боится «сказочной» конкуренции?

— Нет, чем больше будет героев, тем интересней. А для небольших городов и поселков это прекрасный шанс привлечь гостей и туристов. Появилась в Чалне вотчина Талви-Укко, и сразу к поселку возрос интерес.

В Вотчине Талви Укко

Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Сейчас практически в каждом регионе появляются свои сказочные герои. Взять, к примеру, Ярославскую область. Там живут Алеша Попович, Щука и Емеля, Баба-Яга, Мышка-норушка, Водяной… А Переславль-Залесский вообще объявил себя тридевятым царством. Но хочу подчеркнуть, что карельский Паккайне не затерялся в этой среде. Даже наоборот. Парадоксально, но в других регионах России больше знают о Паккайне, чем в Карелии.

Конечно, с одной стороны хорошо, что у нашей республики появился такой бренд. С другой, понимаем, что нам надо больше ездить по районам Карелии. Помню, пригласили нас в Калевальский район играть в кююккя. На встрече со школьниками выяснилось, что большинство из них ассоциировало меня с карельским Дедом Морозом. И только увидев, что у меня нет ни бороды, ни мешка, ни красного носа поняли, что я купец.

А в интернете иногда вообще читаешь такое, что ни в какие ворота не лезет. Например: «Он живет в саамском чуме и у него есть Снегурочка». Когда карельские купцы жили в саамских чумах вместе со снегурочками?! Так что надо популяризовать нашего Паккайне везде, и в родной республике в первую очередь.

— Как минимум первый большой шаг к этому вы уже сделали. На состоявшемся 10 июня в Олонце Дне республики, где было множество гостей в том числе из Петрозаводска, других районов, Паккайне был одним из главных распорядителей и хозяев праздника. Что вам лично больше всего запомнилось, какие моменты?

— Я очень рад, что мой родной город принимал у себя главный праздник республики. Мы старались, чтобы и горожанам, и гостям было интересно, удобно, комфортно. Олонец, я считаю, был очень удачным местом для праздника. Город у нас компактный, людям легко было перемещаться с одной праздничной площадки на другую.

Запомнилось, конечно, очень многое, отличный праздничный концерт. И соревнования по кююккя. Предполагалось, что это мероприятие продлится не очень долго, но получилось, что почти весь день люди играли! Прохожие, целые семьи шли сначала вроде бы мимо, но увидят, как биты кидают, и присоединяются. Спонтанно целые команды организовывались. В игре приняли участие более 100 человек!

Сыграл с нами и финский Санта-Клаус. С ним вышла интересная история, буквально накануне праздника я получил сообщение, что он собирается к нам приехать. Игра в кююккя ему очень понравилась: как ни удивительно, но на севере Финляндии она почти неизвестна. Теперь, может, и в резиденции Санта-Клауса в нее играть будут! Это было бы здорово. Ведь в гости к Санта-Клаусу ездят миллионы туристов со всех стран мира и континентов, которые в этом случае смогут узнать про нашу карельскую игру. А потом, возможно, заинтересуются и нашей республикой, и приедут к нам – в гости к Паккайне.

Фото на миниатюре: Алексей Копоткин