Троллейбус Морозов

Новогодний троллейбус прокатился по улицам Петрозаводска, оставляя за собой конфеты и довольных детей. О запотевшей изнанке новогоднего чуда рассказывает наш зажатый между Дедами Морозами корреспондент.

Праздничный троллейбус прокатился вчера по улицам Петрозаводска: поднялись от мэрии по Ленина, остановились на вокзале, проехали по Комсомольскому и спустились до площади Кирова по проспекту А. Невского.

В салоне 15 Дедов Морозов, 6 Снегурочек, 1 снеговик и один Дух карельского Рождества. Точнее, один Талви Укко, один Паккайне, один Дед Халла, один Санта-Клаус, одна Луминайне, одна Матушка Зима, остальные — Деды Морозы и Снегурочки. На остановках набились еще и обычные горожане.

Обстановка своеобразная, но праздничная.


— Все погрузились? Мо-ро-зы! По местам! Мы вот-вот отправляемся! А, что? «Вести Карелия»? Где «Вести Карелия»? Позвоните кто-нибудь «Вестям»! Где они, мы отправляемся! Что? Уже у «Макси», ну, поехали тогда!

— За проезд передаем! Стишками? Можно! Давай стишок! Стишок, тебе говорю, давай! Молодец! Вот тебе мандарин, съешь его, когда никого рядом не будет, и загадай желание, обязательно сбудется.

Троллейбус Дедов Морозов

Троллейбус Дедов Морозов. Фото: «Республика» / Алиса Агранович

— Морозы, все при мешках? Конфеты взяли? Видите детей — машите руками. Поехали, поехали! Первая остановка — «Макси». Там выходим и колбасим ровно 7 минут, у нас график!

— Дети справа! Вспышка справа! Машем руками, Морозы!

— Подъезжаем, выгружайся! Погнали в хоровод!

— С Новым годом! С Новым годом! Вставайте все в хоровод! В лесу родилась елочка…

— Деды, куда вы побежали, фотографируемся! У нас же акция начинается — вот прямо сейчас! Делаем селфи!

С 19 декабря в Петрозаводске проходит акция #поймайдеда. Мэрия города разыграет приз между всеми, кто сделает фото с Дедом Морозом и выложит его с хэштегом в соцсеть.

— Троллейбус куда едет? Сейчас до ж/д вокзала, потом на Невского. С нами? Да, конечно, можно, забирайтесь. Деды! В троллейбус!

— Сейчас едем до Гагарина, там нас ждут сотрудники ГИБДД. Ага, сдать вас решили! А то как же. А что? Вон окна-то как запотели! Точно сдадим.

— А у меня есть страховка на оленью упряжку!

Троллейбус Дедов Морозов

Справа — Талви Укко. Фото: «Республика» / Алиса Агранович

В переводе с карельского «Зимний дед». Живет в Чалне, передвигается на собаках. Держит северных оленей.

— Да окна протрите же! Дети вас не видят! Полундра — слева дети, машем, машем!

— Почему иллюминация погасла? Почему погасла иллюминация? Мы же праздничный троллейбус!

— У нас посохи есть, сейчас зажжем!

— У всех посохи, а у меня звезда!

Троллейбус Дедов Морозов

Матушка Зима. Фото: «Республика» / Алиса Агранович

Матушка Зима — не Снегурочка, постарше. Живет и работает в Пудоже.

— А почему акция такая однобокая? «Поймай Деда»! Почему не «Поймай Снегурку»?

— Да потому что эта акция была бы уже для взрослых!

— Да почему у вас стекла так потеют! Деды!

— Выгружай-с! Колбасим 7 минут! Ух, сколько народу.

— По-то-лок ле-дя-ной… Давайте все в хоровод!

— И сфоткаться еще, сфоткаться — у нас же акция «Пристегни ремень».

— А может, я еще за руль сяду? Ха-ха-ха, Деда Мороза замели!

— А я прилягу, всегда мечтал на капоте полицейской машины полежать.

Троллейбус Дедов Морозов

На капоте — Паккайне. Фото: «Республика» / Алиса Агранович

Паккайне — не Дед Мороз, но все же член профсоюза. Имя героя переводится с карельского как «Морозец». Паккайне — парень молодой, купец и балагур. Держит резиденцию в Олонце вместе со своей подругой Луминайне.

— Тебе конфетку, и тебе конфетку, и тебе конфетку.

— На Невского сейчас едем. Кто с нами?

— Поехали!

— Ох устал я… надо к елочке пойти. Да, елочка, натуральная. А что, платье зеленое — елочка, значит. Позывной у нее такой. Паккайне! Пак-кай-не!

— Я работаю! Не видишь, что ли? Тут ребенок! Это святое.

— Машем, машем, машем!

Троллейбус Дедов Морозов

Санта-Клаус. Фото: «Республика» / Алиса Агранович

Рождественский дед, западноевропейский и североамериканский сказочный персонаж, который дарит подарки детям на Рождество. Не существует единого мнения по поводу того, какое место следует считать родиной Санта-Клауса: Лапландию или ближайшие окрестности Северного полюса. Карельский Санта работает в петрозаводском информационно-туристском центре.

— Кабы не было зимы в городах веселых, никогда б не знали мы… суеты тако-о-о-ой!

— Ира! Подведи детей к окошку, мы едем. Да-да, вот сейчас под нашими окнами проедем.

— Стаканы народ, стаканы, разбираем стаканы! Новогоднее шампанское. Ну, что значит «не надо»? Все работают! Это детское. И что, что на вкус, как взрослое? Детский «Лев Голицын», хи-хи.

— Так, остановка на Невском. Колбасим две минуты, у нас график!

— Да может уж не будем останавливаться? Сколько можно?

— Давайте-давайте-давайте!

Троллейбус Дедов Морозов

Дед Халла. Фото: «Республика» / Алиса Агранович

Дед Халла — турбренд Пряжинского района. Он живет в большом доме с камином в Нижней Салме. Больше похож на Санту: вместе с ним и хозяйкой Инкери в поместье живут помощники-домовята. В течение года они приглядывают за всеми детьми мира, а потом рассказывают Деду Халла, кто и как себя вел, кто заслужил подарок, а кто нет.

— С наступающим Новым годом!

— Уж пора по коням!

— По оленям!

— Талви? Талви? Там олени на площади Кирова! Олени! Твои, что ли? Такси «Талви Укко», ха-ха-ха!

— Если б я тут оленей оставил, их бы быстро угнали…

— Подъезжаем, давайте скажем спасибо водителю троллейбуса и дяде Вове за эту иллюминацию. Да не тому дяде Вове, которого в 18-м избирать будут.

Троллейбус Дедов Морозов

Дух карельского Рождества Сюндю. Фото: «Республика» / Алиса Агранович

Сюндю – это один из святочных мифических существ, который появляется на земле на 12 дней от Рождества до Крещения. Может принимать разные обличья: клочок шерсти животного, охапка сена, северное сияние. Поскольку в карельском языке нет понятия рода, то и Сюндю существо  бесполое.

— Так, сейчас все выгружаемся и устраиваем около елочки большой хоровод. Нет, не вокруг, а около, надоело носами в доски ходить. Пошли!

— С наступа-а-а-ющи-и-и-м!


В сухом остатке: мне достался мандарин, два леденца, стакан шампанского и три селфи. А еще меня облизал олень: тот самый, на площади Кирова. Его, кстати, зовут Епти. Для детей — Рудольф.

Троллейбус Дедов Морозов

Епти. Фото: «Республика» / Алиса Агранович

Хорошие карельские книги. Почти даром