Машина времени: Териберка глазами петрозаводского художника

Карельский художник Сергей Терентьев увидел в Териберке не беспросветную «левиафановскую» жизнь, а течение времени на фоне вечных красот Русского Севера. Концепция времени легла в основу 27 пейзажей. «Республика» разбиралась в том, кто и зачем эти полотна теперь уничтожает.

"Испорченная" картина. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

"Испорченная" картина. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Поселок Териберка в Мурманской области стал популярным после фильма Андрея Звягинцева. «Левиафан» в красках показал всему миру чудовищ русской провинции. С тех пор маленькая Териберка, в которой по статистике живут порядка 600 человек, а по факту где-то 200, принимает ежегодно до сорока тысяч туристов. Туда едут и кинематографисты, и художники. Вот и петрозаводский мастер Сергей Терентьев в 2015 году приехал в Териберку с видеокамерой в руках. Тогда он и не помышлял работать с мурманским материалом кистью и масляными красками.

Но спустя почти шесть лет Терентьев понял, что увидел в Териберке: не беспросветную, дикую «левиафановскую» жизнь. Он увидел течение времени на фоне вечных красот Русского Севера. Всё течет, меняется, и это не хорошо и не плохо. Так есть. Эта концепция всего за полгода легла в основу 27 живописных полотен с пейзажами Териберки. В октябре Сергей Терентьев, арт-директор медиацентра «Vыход», показал их на выставке. А потом родилась другая идея: по одной уничтожать свои полотна химическими реагентами, показывая тот самый ход времени. Прошлое было, настоящее туманно, есть только здесь и сейчас. Пусть нам и плохо это видно и не всегда понятно.

 

 

«У меня все-таки более философский проект, — рассказал «Республике» Сергей Терентьев. — Когда я был в Териберке, я увидел, что всё это больше напоминает такую метафорическую машину времени. Потому что на Севере всё немного оголено, например, рельеф местности, который сформирован двумя последними ледниками. И ты понимаешь, что там есть вещи, которые еще помнят приход первых людей. Сначала там жили поморы, потом всё это стало советским колхозом, который тоже понемногу исчезает, потому что изменились обстоятельства. Можно горевать по этому поводу, потому что, когда смотришь на всё человеческое в нынешней Териберке, становится, конечно, грустно, так же, как многие горюют, глядя на испорченные картины. Но ведь планете-то в принципе всё равно».

Сергей Терентьев. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Сергей Терентьев. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

Проект, о котором говорит художник, — это ноябрьская выставка «ТЕ-РИ-БЕР-КА. Руины живописи». На ней экспонируются те самые, «испорченные» полотна с мурманскими философскими пейзажами. И да, многие зрители горюют: как можно уничтожать искусство?! У каждого пришедшего есть возможность оставить свой комментарий прямо рядом с той или иной картиной. Местами всё это напоминает своеобразную стену плача. Отдельные высказывания тоже стали художественными объектами — их переписали сотрудники «Vыхода».

 

 

Впрочем, любой из посетителей выставки «ТЕ-РИ-БЕР-КА. Руины живописи» может спасти понравившуюся картину, купив ее. Сейчас в медиацентре выставлены 11 работ: 10 постиг замысел художника — их обработали химикатами, одну купил житель столицы Карелии за 600 долларов.

Отметим, что «портит» свои полотна Терентьев чужими руками. Своеобразным соавтором стала художник, дизайнер медиацентра «Vыход» Наталья Логинова. Она тоже подошла к творческой задаче философски.

«У меня не было сожаления. Я не воспринимала это как уничтожение. Это неизбежность, логичный финал», — заявила нашему изданию Наталья Логинова.

«ТЕ-РИ-БЕР-КА. Руины живописи» — это часть большого международного проекта «Птицы и велосипеды». Проект объединил художников Германии, Польши и России с целью показать через творчество проблемы самых разных сообществ — от трагедий малых народов на примере лемков до вопросов урбанизации и экологии. В рамках этого проекта и своей выставки Терентьев с коллегами организовывает три встречи, три дискуссии. Первая прошла 3 ноября. В медиацентр «Vыход» пришли ученые, доктор экономических наук, директор Института экономики КарНЦ РАН Татьяна Морозова и начальник отдела экологического просвещения Дирекции особо охраняемых природных территорий регионального значения Карелии Елена Кузнецова. На Zoom-связи были коллеги из разных российских городов, например, из Твери, Москвы и Апатитов.

Наталья Логинова. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Наталья Логинова. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

Рассуждали на тему, что спасает искусство. Сергей Терентьев просил гостей оценить состояние сегодняшнего Русского Севера с помощью художественных образов. И особенно в этом отношении было интересно слушать ученых.

«Даже не доходя до Териберки, а остановившись в Карелии, мы понимаем, что первые серьезные явления, которые мы в состоянии охватить мозгом, начались два миллиарда лет назад. Что такое два миллиарда лет для современного человека? Наверное, себе это даже трудно представить. При этом нам очень сильно повезло. Потому что сегодня в разных частях Карелии, от Ладожского озера до Белого моря, мы можем увидеть эти следы. Мы можем увидеть процесс, который можно назвать разрушительным, здесь говорили о том, что медленно и верно всё разрушалось в районе Териберки, все точно так же шло в планетарном масштабе. И мы называем это разрушением, а мне кажется, что это какие-то изменения», — сказала Елена Кузнецова.

В «испорченных» картинах Терентьева Елена Кузнецова увидела многомиллиардную историю планеты и простую мысль: все мы здесь только гости.

Елена Кузнецова. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Елена Кузнецова. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

«Здесь сказали, что Териберка сейчас заброшенная. А мне кажется, что это циклический процесс, — отметил участник дискуссии, кандидат биологических наук, зампредседателя по научной работе Кольского научного центра РАН Евгений Боровичёв (именно он рассказал о ситуации с населенностью поселка). — Териберка как становище, летнее поселение возникла в XVI веке. Потом ее то датчане сжигали, то англичане. Потом, в XIX веке это было одно из самых известных сёл на побережье Баренцева моря. Потом пришла советская власть, возник соседний поселок Лодейное, с Териберкой его разделяет река. Максимум развития Териберки пришелся на 1950-е годы. Сейчас поселок потерял свое значение».

Онлайн-дискуссия. Скрин с YouTube.

Онлайн-дискуссия. Скрин с YouTube

Удивительно, насколько ученые и художники понимали друг друга на этой встрече. Их беседу можно послушать и посмотреть на YouTube. И прийти на новые встречи в медиацентр «Vыход», которые запланированы на 18 и 24 ноября.

"Испорченные" картины. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

«Испорченные» картины Сергея Терентьева. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова