Как «Калитка» может довести до Италии

Голодным лучше пропустить этот материал. Рассказываем о том, как мы побывали в гастрономическом путешествии по Олонецкому району. Участникам пробного тура по одному из направлений большого международного проекта «Калитка» предлагали не только это традиционное карельское блюдо.

"Калитка" - проект, направленный на развитие приграничного туризма. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

"Калитка" - проект, направленный на развитие приграничного туризма. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Международный проект «Калитка» — продукт, созданный карельскими и финскими специалистами по туризму, экономике, кулинарии и по сопредельным направлениям. В результате их усилий на карте нашей республики теперь можно прочертить несколько связанных между собой линий от Петрозаводска до Йоэнсуу, открывающих перспективы в развитии гастрономического туризма в Карелии. Проект реализуется при финансовой поддержке Европейского союза, Российской Федерации и Республики Финляндия. Ведущий партнер проекта — Карельский научный центр Российской академии наук (Институт экономики КарНЦ РАН).

Съедобные маршруты Карелии. На обратной стороне буклета есть список всех точек маршрута - с описаниями, контактами и QR-кодами. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Съедобные маршруты Карелии. На обратной стороне буклета есть список всех точек маршрута — с описаниями, контактами и QR-кодами. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Наш репортаж — о небольшой части маршрута. Поездка была связана как с дегустацией блюд в Олонце и деревнях Нурмолицы и Мегрега, так и со знакомством с историей местности, деталями карельского традиционного уклада жизни. Информационным поводом стало также открытие кулинарной студии в Мегреге.

«Вилга»

В Мегрегу мы приехали не голодные. Первый завтрак нас ждал в кафе «Вилга» на Прионежском шоссе. Легкий перекус: калитки с пшеном и ягодами, чай. Настоящих туристов здесь накормят и напоят как следует. Карельские названия есть в меню, некоторые местные продукты (например, форель) можно взять с собой в упаковке.

 

За чаем разговариваем с коллегами по грядущей дегустации. Ольга Назарова, гид и экскурсовод, попутно рассказывает про калитки:

«С пшеном калитки появились у нас только после того, как купцы начали привозить в Карелию это самое пшено. А так, калитки — это те пироги, которые намазаны. Такой намазанный пирог по-карельски. Чем мазали? Тем, что росло в лесу и на огороде: грибами, горохом, репой. Жарили их в открытой печи. Калитки из ржаного теста были жесткие. Кто побогаче — заливали их молоком горячим, кто победнее — кипятком. Брали ложку и так калитки ели. А с ягодами пироги назывались не калитками, а сладкими пирогами. Если не размачивать калитки, потеряешь все зубы, а стоматологов нет. Кстати, старухе Лоухи, которую изображают беззубой, как Бабу-ягу, как думаете, сколько лет было? 49 всего! А сейчас я докажу вам, что Баба-яга — карелка. Не верите?

Избушка у Бабы-яги была на курьих ножках. Курьи — это корни сосны. Постройки типа амбаров карелы строили повыше, чтобы не забирались волки и другие звери. Когда к Бабе-яге заходил гость, что она приговаривала? «Фу-фу-фу, русским духом пахнет». Знаете, почему? Потому что карелы мазали сапоги рыбьим жиром, а русские — дегтем. И она этот запах дегтя сразу чуяла. А то, что на печи она детей жарила? Но это — на следующей остановке».

Kodirandu

Вторая остановка — в деревне Нурмолицы. Дом, который местные жители считают клубом, называется Kodirandu, «Дом на берегу». Прекрасные хозяйки специально для нас затопили печку, приготовили второй завтрак, плавно переходящий в первый обед. Здесь же произошла культурная пятиминутка. Нам раздали по кантеле, научили играть соло и звучать в ансамбле. Желающие подыгрывали на флейте.

Инга Гурилова. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Инга Гурилова. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

«Дом на берегу» реконструировали из развалин. Рассказывает Инга Гурилова:

«Был он весь разбомбленный, стоял без окон, без дверей, ветер гулял внутри дома. История его такова. В поселке Сяндеба (недалеко от деревни Нурмолицы) в 1950 году была построена столовая на берегу озера, но поселок стал разрастаться, и поэтому в центре построили новую столовую, а старую решили разобрать. Бревна пошли на строительство клуба в деревне Нурмолицы. За полвека клуб превратился в напетое и натанцованное помещение.

Деревня Нурмолицы — знаменитая. Во-первых, здесь был опорный командный пункт — располагалась воинская часть, был свой аэродром. Во-вторых, вон в том длинном доме через озеро жил Сеппо Паволайнен, журналист. Он хорошо описал в своей книге время пребывания в Нурмолицах. Он называл деревню жемчужинкой. Здесь в округе семь озер, и все домики расположены вокруг озера, солнце садится — каждый раз под разным углом всё это видится. Это, конечно, не может не впечатлить. Для финнов его книга была как учебник по Карелии.

У нас тут были однажды шведы. У них уже закончилась экскурсия, они сели на эту горочку — любуются заходящим солнцем, что-то напевают. Рядом бегает гид, уговаривает ехать дальше, а они все сидят. Это аура места, она работает и без нас».

Музейная часть дома, которую очень любят дети. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Музейная часть дома, которую очень любят дети. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

В доме заезжим туристам должно быть интересно: вот женский угол избы — здесь прялка, люлька, наверху — домашняя утварь, рядом — мужские приспособления для хозяйства. На фотографиях — родные Инги Николаевны: прадед — Григорий, который в 1937 году был отправлен в Сибирь как кулак, его дочь Мария с мужем Тойво, который до войны приехал из Финляндии, Ваня — он в 16 лет ушел на войну и погиб в Минском «котле». На стене слова про семью на карельском языке: lapset (дети), ižä (папа), emä (мама), lindu (птица).

 

Чем нас угостили в Kodirandu?

Для начала сварили в печке кашу из пшеницы. К ней полагался легкий кисель из опавшей ягоды. Я увидела у себя клубнику и смородину. Отдельно — мед, местный, из Куйтежи, и сливочное масло. Потом вплыл на стол судак. (Рыбка слегка обжаривается, рядышком обжаривается лучок. Смешивается молоко со сметанкой, добавляется немного (чтобы вкус не пропал) соли).

К чаю подали пироги с брусникой. Фирменные пироги печет Татьяна Прохорова. Очень вкусно!

 

После первого обеда продолжаем разговор про Бабу-ягу. Ольга Назарова:

«В карельских избах мылись в печах. На лопату садились — и в печь. А если ребенок заболевал, его могли обмазать тестом и посадить в печь. Потом эту оболочку из теста, в которую вся хворь должна была уйти, снимали и закапывали. Знакомый сюжет по сказкам, правда?»

Церковь Флора и Лавра

По дороге к новым кулинарным впечатлениям — пища духовная. Машина делает крюк — и нас привозят в заснеженное место, где среди елок светится желтыми стенами церковь XVII века, названная в честь покровителей сельского хозяйства, хранителей домашнего скота святых Флора и Лавра.

Церковь Флора и Лавра. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Церковь Флора и Лавра. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Эта церковь одна из древнейших на территории Карелии. (Самая древняя — церковь святого Лазаря — находится на острове Кижи). Церковь Флора и Лавра построена в 1613 году в честь нашей победы над шведами. Построена она просто: к четверику с восточной стороны прирублен алтарь, с западной — трапезная и к ней крылечко с выходом на север. Раньше церковь окружала большая навесная ограда. Здесь были лавки, в которых продавали различную церковную утварь. Это не сохранилось, так же, как не удалось сохранить иконостас. Многие иконы из церкви сейчас находятся в экспозиции Музея изобразительных искусств Карелии.

 

По праздникам в церкви Флора и Лавра проводятся богослужения. Службу проводит настоятель Смоленской церкви города Олонца протоиерей Михаил Тереняк. Многие вещи внутри храма сделаны руками местных жителей. В частности, большое распятие из дерева создано мастером Виктором Петровичем Ремшуевым. Работа над ним потребовала сил — после окончания мастер, по его признанию, месяц-полтора не мог даже прикасаться к дереву.

Долгие годы церковь стояла открытой — никому и в голову не приходило что-то взять оттуда или разрушить. Сейчас храм запирается, но это веяние нынешнего времени.

Мегрега. Armas talo

Местные жители говорят Мегрéга, делая ударение на второй слог. По дороге в Armas talo нам рассказывают про то, чем можно гордиться. Например, про мастера Марфу Комиссарову которая в 1900 году на Всемирной выставке в Париже получила серебряную медаль за искусно сделанную соломенную шляпку. Или про работников зверосовхоза, которые однажды в трудные времена отказались от зарплаты в пользу покупки корма для подопечных коров.

Armas talo (милый дом) — отреставрированный дом для культурных инициатив Мегреги и окрестностей. В конце февраля благодаря проекту «Калитка» здесь открылась своя кулинарная студия.

В горнице. Обратите внимание на потолок! Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

В горнице. Обратите внимание на потолок! Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Про дом рассказывает Алевтина Козлова, руководитель Мегрегского сельского поселения:

«Дом старый, 1905 года. Когда-то здесь жили купцы, потом священник, потом здесь была школа, а следом интернат для детей — куйтежских, самбатукских, из Обжи. Потом интернат расселили и дом перешел в маневренный фонд. Сюда стали селить переселенцев, приезжих учителей. В 2016 году мы решили, что дом ветхий и его нужно сносить. Но когда вскрыли обшивку, увидели огромные, в 6 метров, хорошие бревна. Поскольку в деревне не было места, где могли бы собраться общественные организации (например, Совет ветеранов, женский клуб «Селяночка»), мы решили не сносить дом. Написали заявку на грант в фонд Тимченко по программе «Активное поколение», получили 54 тысячи рублей.

Сделали ткацкие мастерские, проводили мастер-классы по бисероплетению, вязанию, вышивке лентами. Но зимой заниматься было нельзя — печки требовали ремонта. Помогло то, что мы попали в этот проект «Калитка». Благодаря этому мы поменяли венцы, заменили полностью кровлю, сделали внутреннюю обшивку, печку построили. Скоро у нас будет еще балкончик и крылечко. Сейчас здесь располагается ремесленная мастерская, в которой занимаются и дети, — деревня живет ремеслом. Уверена, что наше сотрудничество с партнерами проекта будет развиваться. Дети здесь будут учиться карельскому языку и еще что-нибудь научатся делать руками».

 

Мегрега — веселая деревня, танцующая, поющая и гостеприимная. Любого примут в дом, за стол усадят. Нас усадили, но сначала мы играли в игры. Традиции народных игр-танцев здесь сохранились благодаря хореографу Виоле Мальми, которая записала их и потом обучила участников своего ансамбля Karjala.

В Armas talo нас кормили большим обедом. На столе были калитки, которые готовились на наших глазах, пироги с капустой и рисом — невероятно вкусные.

 

Олонец. Villaggio

Villaggio — «деревня» в переводе с итальянского. Хозяйка кафе Villaggio Юлия Назарова рассказывает, что Олонец — город маленький, все друг друга знают — одна большая деревня.

В кафе — своя кухня. Здесь готовятся блюда итальянской кухни (пасты, пиццы, десерты), карельской (салат, уха из сущика, горячее), все остальное — кухня европейская.

Что мы пробовали в Villaggio? Начали с салатов: карельский салат был овощным (капуста, морковь, яблоки, зелень), итальянский салат был с пастой, ветчиной и овощами. По большому счету, на этом месте можно было и закончить дегустацию, настолько это всё сытно и вкусно. Между тем мы попробовали еще два первых блюда: уху из корюшки и итальянский летний суп. В состав последнего вошли овощи, макароны и сыр пармезан.

 

Фирменное блюдо заведения — тортеллини с сыром. Это похоже на пельмени с необычной начинкой. Оказалось, что тесто для тортеллини делается по особому рецепту. В отличие от пельменного, оно более тугое. Это важно, потому что начинка для этого блюда готовится из мягкого сыра с зеленью, важно, чтобы все это оставалось внутри «пельмешки». Подаются тортеллини с чесночным соусом и пармезаном. Это очень вкусно.

Тортеллини. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Тортеллини. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Второе второе, карельское, показалось экзотикой. Мясо (свинина) и рыба (судак) здесь и готовятся, и подаются вместе. Хозяйка кафе Юлия рассказывает, что для приготовления аутентичного карельского блюда нужно брать рыбу с душком. Само блюдо делается слоями, подается с молочно-яичным соусом и луком.

 

Десерты — гордость Villaggio. В топе — тирамису, чизкейки и меренговые рулеты. Последние мы пробовали. Меренговый рулет готовится из куриного белка, сливок и сыра. Корж в рулете состоит из взбитого с сахаром белка, на него кладется начинка, все закручивается и запекается. Это фантастическое блюдо, конечно. Манник, который кажется рядом с этой экзотикой, простецким, тем не менее, тоже необычайно вкусный.

О том, как создавалось кафе, рассказывает его хозяйка Юлия Назарова:

Юлия Назарова, хозяйка кафе "Villaggio". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Юлия Назарова, хозяйка кафе Villaggio. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

«Это кафе — наше семейное. В самом начале совместной жизни мы с мужем пошли по стопам наших родителей и стали засаживать большие поля картошкой, чтобы заработать первые деньги. А муж мой картошку не ест, он любит макароны. С этого все и пошло — решили на вырученные деньги попробовать создать свое кафе, где макароны, пицца и десерты были бы главными блюдами. Свою роль в этой истории сыграло и сотрудничество с настоящим итальянцем Андре, который из-за любви переехал из Италии в деревню Нурмолицы. Андре начал учить меня делать тесто. Мы пробовали одно, другое, он говорит: немножко по-другому надо. Потом я ездила в Санкт-Петербург на курсы по итальянской кухне. Оказалось, что мы делаем правильное тесто. Первый наш десерт — тирамису — тоже научил меня делать Андре. Там была проблема: как найти савоярди (специальное печенье) в нашем маленьком городе? И тогда мы начали сами его печь».

Кафе Villaggio работает в Олонце третий год. Увидеть заведение с дороги можно благодаря надувному человечку, который призывно машет туристам, приглашая их внутрь. Мы же, сытые и довольные, едем обратно в Петрозаводск.