«Евгений Онегин»: не все так очевидно!

Когда на театрельной сцене в Карелии появился первый продактплейсмент, почему неудачливых артистов у нас забрасывали не помидорами, а вареной картошкой, и как ученые узнали, что прототип Евгения Онегина — родом из Петрозаводска. «Республика» законспектировала нескучные лекции, которые прошли в карельской столице благодаря проекту «Театр в усадьбах».

"Евгений Онегин" на набережной. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

"Евгений Онегин" на набережной. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Традиционно оперу «Евгений Онегин» в Петрозаводске дают на Татьянин день 25 января, на День лицеиста 19 октября и иногда на Пушкинский день 6 июня. На этот раз Музыкальный театр Карелии посвятил роману Пушкина и опере Чайковского «Евгений Онегин» весь день 16 июня. Идея заключалась в том, чтобы любимое и привычное поместить в другой контекст, чтобы поменять угол зрения на классические произведения, посмотреть, как они будут звучать в другом пространстве.

Кульминацией дня стало исполнение сцен из оперы «Евгений Онегин» прямо на набережной Онежского озера. Несмотря на сложную погоду, каждые полчаса меняющую дождь на солнце, представление собрало неожиданно большое количество зрителей. Все стулья, установленные театром у ротонды, были заняты еще до начала представления. Зрители окружили импровизированную площадку в несколько рядов. Встреча с искусством прошла в по-настоящему драматической обстановке.

Публика пришла слушать оперу в дождь. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Публика пришла слушать оперу в дождь. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Днем о театре, романе и опере разговаривали в пространстве Детского центра музея-заповедника «Кижи». Здесь собравшимся прочитали три компактных лекции, а потом провели экскурсию по историческому кварталу Петрозаводска. Оказалось, к слову, что прежде в доме, где сейчас расположен Детский музейный центр, была богадельня, включающая в состав обитателей людей «в глубокой задумчивости» (имеющих душевные расстройства). Информация пригодится, скорее всего, когда театр захочет поговорить о «Пиковой даме».

«Онегинский» день в Петрозаводске стал частью проекта «Театр в усадьбах». Помимо Петрозаводска в проекте, предлагающем менять театральное пространство на общегородское, участвуют города Севастополь, Калининград, Новосибирск и другие.

— «Театр в усадьбах» — это попытка артикулировать смыслы, которые рождаются при взаимодействии музейного (или общегородского) и театрального пространств. Мы рассчитываем, что слушать оперу на Онежскую набережную придет не только та публика, которая ходит в театр, но и те, кто просто любит гулять в этом месте, — говорит Юлия Большакова, творческий куратор проекта «Театр в усадьбах».

Юлия Большакова, творческий куратор проекта "Театр в усадьбах". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Юлия Большакова, творческий куратор проекта «Театр в усадьбах». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

В формате коротких «Нескучных лекций» можно было узнать о том, что представляло собой театральное искусство в Петрозаводске в начале XIX века, как связан Онегин с Онежским озером и почему Толстой и Тургенев не приняли оперу Чайковского. Для читателей «Республики» мы подготовили краткий пересказ трех лекций.

От «Дидоны наизнанку» до потомка Фигаро: театральное прошлое Петрозаводска

Лекцию о театральном прошлом Петрозаводска прочитала Юлия Генделева, театровед, заведующая литературной частью Музыкального театра. Подзаголовок беседы лектор определила так: «Пять скандалов и два пожара».

Итак, место действия — Петрозаводск. Население на начало XIX века — 4 тыс. человек. Время действия: 1801 год. К этому времени относится первое упоминание о театре в нашем городе. Театр был любительским, домашним. Сведения о первых постановках связаны с 1805 годом. Одно из представлений — «Дидона наизнанку, или Олонецкая русалка». Директор народных училищ Ушаков, посмотрев спектакль, тут же настрочил донос. Ему не понравилось, как переделали классику, да еще и превратили ее в оперу. Ага, опера — это вообще скандал.

Театровед Юлия Генделева знает все не только про режиссеров и актеров провинциального театра, но может сказать, сколько керосиновых ламп освещали сцену и зал, и чем публика закидывала артистов в случае их неудачи. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Театровед Юлия Генделева знает все не только про режиссеров и актеров провинциального театра, но может сказать, сколько керосиновых ламп освещали сцену и зал, и чем публика закидывала артистов в случае их неудачи. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

По словам Юлии Генделевой, в середине XIX века в Петрозаводске остро встал вопрос о создании отдельного здания для театра. Здание было построено в 1872 году, ровно 150 лет назад, на месте нынешнего Национального театра и вмещало в себя 300 человек.

Театр открылся постановкой пьесы Николая Полевого «Дедушка русского флота». Со временем в Петрозаводске образовалось Общество любителей музыкального и драматического искусства. К слову, входила в общество и семья начальника отделения казенной палаты Ходотова. Сын начальника, Николай Ходотов, впоследствии стал ведущим артистом Александринского театра.

В сезон 1887-88 годов в Петрозаводск по приглашению Общества приехал режиссер Николай Собольщиков-Самарин, впоследствии известный театральный деятель. Задержался он у нас ненадолго: вскоре его выслали отсюда за чтение вольных стихов. Режиссер покинул Петрозаводск вместе с женой, ведущей актрисой театра. Борис Гущин описал эти события в своей повести «Чародейка».

Летний театр в Общественном саду. Фото из книги "Три века Петрозаводска"

Летний театр в Общественном саду. Фото из книги «Три века Петрозаводска»

В конце XIX века в стране поднимается вопрос об общедоступном театре, в это же время образуются попечительства о народной трезвости. Считалось, что, если повысить культурный уровень мастеровых, то это отвратит их от пьянства и обратит к высокому. Так в Петрозаводске было принято решение о постройке дома для религиозно-нравственных чтений. И именно здесь в 1906 году разместится первый в городе профессиональный театр.

В начале ХХ века культурная жизнь Петрозаводска не отличалась от жизни в других провинциальных городах. Актеры переезжали из города в город, не задерживаясь в театрах больше одного-двух сезонов. Юлия Генделева обращает внимание на то, что в то время в году было два театральных сезона: зимний и летний.

Население Петрозаводска в начале ХХ века не превышало 18 тысяч человек. Это были рабочие, мастеровые, крестьяне, врачи, учителя, духовенство. В городе было две гимназии, учительская и духовная семинарии. Печаталась газета, выходили справочные издания. В 1913 году появился кинематограф. Вот в таком городе начал работать профессиональный театр. Оснащение его было простеньким, мебель для постановок брали в аренду у населения, расплачиваясь билетами.

 

В 1908 году давалось по две премьеры в неделю. Актеры учили центральные монологи, остальное давали под суфлера. Перед окончанием сезона артисты давали бенефисы. Однажды на сцену вышел антрепренер Иван Савельев, но в антракте публика скупила в буфете вареную картошку и все окончилось не очень хорошо для Савельева — больше на сцену он не выходил.

Пожар уничтожил здание в 1911 году, и актеры остались без работы. Так закончилось существование первой в городе антрепризы.

Летом 1912 года в Петрозаводске построили Летний театр. Труппой руководил режиссер Борис Бертельс. В это время в нашем театре был зафиксирован первый продакт-плейсмент: в мелодраме «Казнь» был изображен ресторан некоего губернского города, и зрители увидели рекламное объявление пивоваренного завода «Олония».

Каменное здание театра было построено в 1912 году в том месте, где сейчас расположен Национальный театр Карелии. На открытии играли пьесу «Волки и овцы». Потом помещение передали под кинематограф.

В 1913 году город включился в регулярную театральную жизнь. Представления давались три раза в неделю. Летний театр вмещал в себя 900 зрителей и всегда был полон.

Новые веяния были связаны с именем режиссера Николая Петрова, который впервые использовал в нашем театре приемы условного театра. Особенно ярко это было видно в постановке спектакля «Маскарад». Театральный цирюльник Самуил Пергамент на вопрос Петрова, понравился ли ему спектакль, ответил, отставив в сторону руку с бритвой: «Непонятно, но глубоко волнующе».

«Онегин с берегов Онежского озера»

Историк, журналист и краевед Николай Кутьков уверен, что внук Чарльза Гаскойна Александр Полторацкий, живший в Петрозаводске, вполне мог стать прототипом Евгения Онегина. Полторацкие жили в Доме горного начальника, который сохранился до сих пор. Так что, возможно, Онегин — наш человек.

Историк Николай Кутьков уверен, что в основе фамилии Онегин - гидроним, связанный с Онежским озером, а один из прототипов заглавного героя романа - внук Гаскойна. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Историк Николай Кутьков уверен, что в основе фамилии Онегин — гидроним, связанный с Онежским озером, а один из прототипов заглавного героя романа — внук Гаскойна. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

По словам Николая Петровича, впервые фамилия Онегин появилась под пером Пушкина в 1823 году в Кишиневе. «Мне всегда было очень любопытно, откуда она взялась? Чем больше я занимался этим вопросом, тем вероятнее мне казалась версия, что с фамилией Онегин связан один человек из нашего города, — говорит историк. — В 1812 году он познакомился с Пушкиным в доме своих родственников Олениных. Звали его Александр Александрович Полторацкий».

Что говорит в пользу этой версии? Мы почти ничего не знаем о родных Онегина. Мы знаем только про дядю, который сильно занемог, и к нему тут же потянулись родные, чтобы богатый родственник не забыл упомянуть их в завещании. Пушкин пишет об этом с иронией. Оказывается, похожая ситуация произошла и в семействе Полторацких. Самым богатым родственником в ней был Константин Полторацкий, дядя Александра Александровича. С ним случилась такая неприятность: во время строительства своего дома в Москве он упал с лесов и сильно поранился. Дядя был бездетный, и к нему ездили родственники. Но этот дядя всех обманул: во-первых, он поправился, во-вторых, в том же году у него родился сын.

Мы знаем, что начало романа Пушкина («Мой дядя самых честных правил…») — это перефраз басни Крылова «Осел был самых честных правил…». Баснописец в 1819 году читал эту басню в доме у Елизаветы Олениной, там же были Александр Пушкин, родственники Олениных Анна Керн, Александр Полторацкий.

Герой Пушкина родился на брегах Невы. В Петербурге родился и Александр Полторацкий.

Судя по всему, Евгений Онегин был человеком не из поэтической среды (он не мог отличить ямба от хорея), скорее всего, военный. Не зря последний стих строфы XXXVII первой главы заканчивается так: «Но разлюбил он наконец и брань, и саблю, и свинец». Брань — это война. Александр Полторацкий, когда грянула война, вступил в батальон и воевал, был ранен и получил орден.

Полторацкий начинал учиться в Эдинбургском университете, где изучал Адама Смита. Онегин «читал Адама Смита и был глубокий эконом». Вообще мы видим в библиотеке Евгения Онегина много книг, связанных с историей Шотландии: Вильяма Робертсона, Вальтера Скотта, Дэвида Юма и прочие.

Скорее всего, считает Николай Кутьков, у Евгения Онегина было много прообразов — роман писался долго, к финалу автор сильно поменял отношение к герою. Вполне возможно, что одним из прообразов заглавного героя как раз был Александр Полторацкий.

«Онегин» Чайковского и Пушкина: петь или читать?

В 1913 году петрозаводская публика впервые познакомилась с оперой «Евгений Онегин». О превращении романа в оперу и вообще о том, петь или читать нам Пушкина, рассказал музыковед Владимир Дудин.

Музыковед Владимир Дудин считает, что пора писать еще одну оперу по роману Пушкина. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Музыковед Владимир Дудин считает, что пора писать еще одну оперу по роману Пушкина. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

По словам Владимира Дудина, мысль о том, что Петр Ильич Чайковский мог испортить роман Пушкина, написав оперу, возникала у его современников. Так, например, Толстой и Тургенев не оценили оперу «Евгений Онегин» по достоинству. Ничего удивительного, считает музыковед, — чтобы оценить оперное произведение, была необходима временная дистанция.

Мы как раз имеем эту дистанцию, и оперу Чайковского ставит то один театр, то другой. В этом сезоне в Екатеринбурге «Евгения Онегина» поставил Дмитрий Волкострелов. «Он решил обнулить смыслы, убрать весь груз ассоциаций и интерпретаций. Ему захотелось услышать оперу такой, какой бы она звучала на заре создания: с аутентичным звучанием голосов, оркестра, с тишиной и интимностью», — рассказывает музыкальный критик. Другая премьера «Евгения Онегина» прошла в Пермском театре. «Режиссер Владислав Наставшев окунул нас в пространство памяти, может, даже смерти. Онегину добавлен налет Обломова. Спектакль начинается со сцены, где Онегин сидит, развалившись, на диване, почти безжизненный на фоне гербариев, высушенных деревьев, букетов. Все взаимодействие с героями происходит у него как во сне, в дымке. Здесь режиссер ухватился за интенцию невозвратности времени. «А счастье было так возможно…» Но Онегин невовремя встретился с Татьяной, а дальше случилось, что случилось — это судьба», — комментирует спектакль Владимир Дудин. Только что прошла премьера «Евгения Онегина в Неаполе с международным составом солистов.

По мнению музыковеда, Чайковский застраховал популярность «Евгения Онегина», превратив оперу в такой психологический триллер.

Пушкин написал новаторскую историю, предъявил публике новый жанр, изобрел «онегинскую строфу». Это была исповедь сына века, прихотливая история, которая дает яркую картину быта, она насыщена ассоциациями.

«И вот в замкнутую систему Пушкина внедрился Чайковский со своим симфонизмом, своей психологией и убрал всех этих амуров, чертей и змей. В опере, например, нет этой заманчивой сцены романа — сна Татьяны. Владимир Набоков считает, что Ленского Чайковский выставил абсолютным дураком. Как он нелеп в сцене дуэли! Складывается впечатление, что для Набокова Петр Ильич посягнул на святое. Между тем, Ленский — трагический герой. В ариозо «Что день грядущий мне готовит» он не случайно получает цитату из Ференца Листа. У Листа есть пьеса «В долине Обермана», которая открывается звукорядом, схожим с началом ариозо.

Опера "Евгений Онегин".  Фото: пресс-служба Музыкального театра Карелии

Опера «Евгений Онегин». Фото: пресс-служба Музыкального театра Карелии

Да, мы получаем сильное впечатление от прочтения романа, и в совершенно другую историю мы погружаемся, когда встречаемся с оперой», — рассуждает Владимир Дудин.

Чайковский начал писать оперу в очень сложный год в своей жизни. В 1877 году он коротко женился на Антонине Милюковой. Оперу композитор начал сочинять с письма Татьяны. Оно напомнило ему обращение к нему Антонины Милюковой. Она была женщиной сложной, влюбилась в его музыку, но семейная жизнь ее с Чайковским была обречена. Сцена письма в опере длится около 20 минут. Татьяна, «хрупкая душою», разражается здесь мощным гимном любви и страсти.

В основе оперы — взаимоотношения четырех людей: Онегина, Ленского, Татьяны и Ольги. Все это раскладывается на классический квартет оперных голосов: Онегин — бас-баритон, Татьяна — лирико-драматическое сопрано, Ольга — меццо-сопрано, Ленский — тенор. Чайковский взял из романа только этот психологический квартет — то время тема внутренних человеческих отношений начинает интересовать всех. Композитор симфонизировал страсть человеческих отношений — все это было новаторством.

 

По мнению Владимира Дудина, пришло время писать новую оперу «Евгений Онегин», в которую могло бы войти то, что не подошло Петру Ильичу Чайковскому, то, что осталось за кадром.