«Это нужно живым»

К концу года у госфилармонии в Петрозаводске появится памятник двум поэтам — Роберту Рождественскому и Владимиру Морозову. Сегодня эскизы будущего памятника презентовали близким друзьям Рождественского: Иосифу Кобзону, Леониду Рошалю и Марату Тарасову.

В этом году Роберту Рождественскому исполнилось бы 85 лет. Несмотря на то, что сама юбилейная дата приходится  на 20 июня, в Карелии весь год будут вспоминать творчество великого поэта: с нашей республикой его связывает слишком многое. В конце года в Петрозаводске, у государственной филармонии появится памятник Роберту Рождественскому и его другу – поэту Владимиру Морозову. Про ушедшего в 26 лет поэта Рождественский говорил так: «Владимир любил жизнь, щедро вбирал в себя мысли, краски, звуки, чувства окружающего мира, был по-настоящему талантлив».

Сегодня эскизы будущей скульптуры презентовали близким друзьям семьи Рождественских народному артисту СССР Иосифу Кобзону, «народному доктору» Леониду Рошалю и заслуженному работнику культуры России, народному писателю Карелии Марату Тарасову. Добрые слова в память о поэтах-друзьях, начинавших свой творческий путь в Карелии, звучали у памятного знака Роберту Рождественскому, открытому на одноименной улице два года назад.

Памятный знак на улице Роберта Рождественского

Памятный знак на улице Роберта Рождественского. Фото: ИА «Республика»/Сергей Макеев

— Здесь в Петрозаводске во многом формировался поэт Роберт Рождественский, здесь издавались его первые книги, — отметил в своем выступлении врио главы республики Артур Парфенчиков. —  Мы это очень ценим, очень гордимся этим и, безусловно, все вместе будем предпринимать все меры для того, чтобы поэзия Рождественского звучала как можно чаще. Здесь вы видите презентацию будущего памятника, который, на мой взгляд, очень удачно вписывается в исторический период жизни нашего великого поэта.

Артур Парфенчиков

Артур Парфенчиков. Фото: ИА «Республика»/Сергей Макеев

И Роберт Рождественский, и Владимир Морозов – вместе с ныне здравствующим писателем Маратом Тарасовым – вместе начинали учиться, писать. По словам Артура Парфенчикова, сначала авторы памятника хотели изобразить двух поэтов, сидящих на ступенях крыльца Петрозаводского госуниверситета, где Роберт Рождественский проучился один год. В Карелии были опубликованы его первые взрослые стихи, а также вышли первые книги — сборник стихов «Флаги весны» и поэма «Моя любовь».

— Я на самом деле счастлива. Вот это три богатыря моих любимых, которые самые близкие друзья отца, они все здесь: Лёнечка Рошаль, который был моим педиатром, я этим очень горжусь, и Иосечка Давыдович, который был шафером на свадьбе, и Марат Васильевич Тарасов, о котором я слышала с детства, — рассказала дочь поэта Екатерина Рождественская. — Сердце у меня радуется. Я очень благодарна: столько делается в Карелии для отца,  сколько, наверное, не делается нигде. Приезжаю сюда с удовольствием, каждый раз как домой.

Екатерина Рождественская возлагает цветы к памятному знаку в честь своего отца

Екатерина Рождественская возлагает цветы к памятному знаку в честь своего отца. Фото: ИА «Республика»/Сергей Макеев

— Мы преисполнены благодарности жителям Петрозаводска. У Роберта есть стихи, которые заканчиваются словами: «Это нужно не мертвым, это нужно живым». Спасибо, Артур Олегович, за то, что вы думаете о живых, вспоминая незабвенного нашего Роберта, — заявил Иосиф Кобзон.

— После Иосифа что-то говорить немножко сложновато, — сказал Леонид Рошаль. – Но как-то мне тепло и уютно на душе. А тепло и уютно тогда, когда видишь добро, я не знаю, что может быть важнее в жизни доброй памяти. Мы все живем, трудимся, что-то делаем, куда-то уходим и, правда, очень хочется, чтобы кто-то когда-то сказал добрые слова. Я преклоняюсь перед Робертом. Перед его величием. Огромная благодарность вам за то, что память сохраняется, живёт. И будет ещё одно место, к которому будут приходить люди, вспоминать Роберта и благодарить вас, жителей Петрозаводска и Карелии, которой Роберт отдал немалый кусок своей жизни.

В конце встречи друзья поэтов возложили цветы к памятному знаку Роберту Рождественскому.

Хорошие карельские книги. Почти даром