Дали, Миро, Магритт и другие: В Петрозаводске можно увидеть классику авангарда ХХ века

В течение месяца, до 16 февраля, в Городском выставочном зале на Ленина можно увидеть 54 работы знаменитых и не очень известных художников, представляющих авангардные течения в искусстве прошлого века: сюрреализм, экспрессионизм, абстракционизм.

Выставку «Авангард. ХХ век» в Петрозаводске представляют Городской выставочный зал и петербургский «Арт-центр». В экспозицию вошли 54 работы из зарубежных частных собраний: 51 цветная литография, два офорта и одна пастель. В числе авторов – Сальвадор Дали, Рене Магритт, Хуан Миро, Марк Шагал, Василий Кандинский, Жорж Брак, Виктор Вазарелии и менее известные, но прекрасные мастера искусства прошлого столетия.

Художник и педагог Артем Стародубцев. Вячеслав Куликов. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Художник и педагог Артем Стародубцев. Вячеслав Куликов. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Художник Артем Стародубцев, представляя выставку, оговаривается, что термин «авангард» к собранию работ применим условно: авангардным принято считать искусство 1910-30-х годов. Здесь же выставлены работы, относящиеся и к 1950-м, и 1960-м и даже к 1980-м годам, когда такой поиск новых смыслообразований в искусстве стал широким привычным методом.

«Особенность выставки в том, что здесь в одном зале можно увидеть работы классического европейского и позднего авангарда. Например, язык Жоржа Брака уже лет 50-60 назад  вошел в жизнь современных художников. Искусство оп-арта, оптического искусства, давным-давно стало языком дизайна – графического, архитектурного, интерьерного. Работы членов объединения  «КоБрА» (Копенгаген, Брюссель, Амстердам), жесткие, брутальные, режущие глаз, давно перешли в разряд классических, повлияв на многих художников 1960-70-х годов. Эта пестрота сомнительна, но позволяет скользнуть по столетию и понять, что осталось живым. Оказывается, многое: абстракционизм, сюрреализм почти вечен, хотя и стал салонно-магазинным. До сих пор художники обращаются к языку абстракций, сюрреализма, иногда смешивают этот язык с другими веяниями. Возникает такая скользящая через столетие история», — рассказывает художник и историк искусства Артем Стародубцев.

На вернисаже в ГВЗ. Рене Магритт. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

На вернисаже в ГВЗ. Рене Магритт. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Уникальность выставки, на взгляд карельского арт-просветителя заключается также и в том, что  ни с одной из этих работ в оригинале мы в Петрозаводске познакомиться не сможем никогда, потому что всей республике не хватит бюджета, чтобы заплатить страховку. Форма принта же позволяет нам познакомиться со многими замечательными вещами. «Впечатлений от этих работ в выставочном пространстве, конечно, получаешь гораздо больше, чем от просмотра их в альбоме или, например, на экране компьютера», — считает Артем Стародубцев.

О том, что представляет собой техника литографии, рассказывает художник Наталья Егорова:

Наталья Егорова очень любит Хуана Миро. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Наталья Егорова очень любит Хуана Миро. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

«В литографии нет понятий копии и оригинала. Литография – это печатная техника, оттиск с камня, который создает художник. Обычно с литографского камня можно получить до трех тысяч оттисков. И как все остальные графические техники, каждый оттиск уникален и поэтому подписывается. Например, 3/99 обозначает, что это третий по счету оттиск в серии из 99 работ. На самом деле, разницу между 2-м и 300-м оттиском человек может заметить разве что с помощью высокоточной техники. Также на работе могут быть указаны год и инициалы автора. Все это влияет на стоимость произведения. Например, в первом зале размещена литография Жоржа Брака с его личным автографом. Думаю, что стоимость этой работы очень высока».

В Городском выставочном зале не в первый раз выставляются литографии известных художников.

«Это стало возможным благодаря нашему сотрудничеству с петербургским «Арт-центром», который позволяет нам в системе знакомиться с искусством ХХ века. Здесь уже была персональная выставка Марка Шагала, был представлен Сальвадор Дали. Впервые мы можем увидеть работы Хуана Миро, Жоржа Брака и Василия Кандинского, ключевой фигуры художественной жизни ХХ века, с которого и началось абстрактное искусство», — говорит Наталья Егорова.

Авангардное искусство включает в себя множество течений, более двадцати. На выставке в ГВЗ представлено только несколько направлений.

«Представленный авангард не является современным искусством хотя бы в силу своего возраста, хотя многим кажется, что это так, — объясняет Наталья Егорова, —  дыхание этого явления до сих пор свежее. Художники тонко улавливали, что происходило вокруг. Этому сопутствовал целый комплекс событий. Например, изобретение фотографии позволило художнику не сосредотачиваться на природе в плане мимесиса, повторения, а разрешило больше погрузиться внутрь себя. На художников влияли открытия в областях ядерной физики, математики, микробиологии, психологии, психоанализа. Экспрессионизм возник под воздействием мировых катаклизмов: Первой мировой войны, революционного движения, — это все очень сильно затрагивало общество. Более холодное течение – это оп-арт. Оно связано с развитием логического мировоззрения, математики, оптики. Если долго смотреть на эти линии, круги, то формы могут мерцать, перемещаться. Сюрреализм связан со сверхреализмом, навеянном снами, ощущением другой реальности. В принципе, авангардизм основан на изображении действительности внутри нас, которая оказывается не менее реальной, чем жизнь вокруг».