Человек с Луны № 4

Однажды Илья Ершов начал рисовать на стене гаража синего медвежонка и понял: это же цвет тоги Христа! Так родился проект «Библия в граффити». Воплотил его художник на стенах собственного дворика — около дома № 4 по Луначарского.

Есть в Петрозаводске такой двор: с гаражей в нем на тебя смотрят святые, ангелы, многоглазый змей, недреманное око и жена Шивы Паравати.

Обратите внимание на трубы на крыше и песочницу. Панораму можно крутить и приближать:

Автор всей этой красоты — художник Илья Ершов. Вы его точно знаете, если хоть раз были в петрозаводском «Доме куклы». Большая часть тамошних актеров — его работа. На жизнь Илья зарабатывает рисованием: рисует на чем угодно, в том числе и на стенах. История с граффити в Петрозаводске для него началась здесь, во дворе его дома на Луначарского, 4 (художник называет его Луна № 4).

— Однажды я вернулся домой после отпуска, что ли… и увидел: на месте моей любимой березовой рощицы железный забор, тогда все и началось: краски просто выплеснулись на стены, — Илья разливает по кружкам яблочный компот и разрезает яблочный пирог.

Именно из-за этих яблок мы и познакомились с художником: он возвращался домой, а наш фотограф сбивал с постепенно дичающей яблони во дворе уже почти зрелые плоды.

 

Даже кухня художника — сплошной арт-объект, неудивительно, что жить рядом с железным чудищем Илья не смог. Сначала там появился медвежонок, потом еще один рисунок, еще один. В итоге, дворик — это библия в граффити, история мира в граффити.

Илья Ершов— Меня многие спрашивают, почему религиозная тематика. А я и сам не знаю, вообще другое хотел нарисовать. Все началось с мишки, он сидит, отражается в роднике. Синий цвет — это выцветший пурпур, цвет тоги Христа. И понеслось. Но здесь нет религиозного подтекста, этот проект вообще не об этом. Это все нарисовано живое. Это все живые люди были, потом превратились в некие такие сущности, которые среди нас. Я занимался русской иконографией, и постепенно стал понимать, что лицо стоящего перед тобой человека — это и есть икона. И считаю, что это нормальное отношение. Человеческое.

Спрашиваю: есть ли среди граффити автопортрет? Илья смеется: художник всегда и везде себя пишет, вы разве не слышали? Не так, говорит, люблю себя, как Шагал или Пикассо, но порассматривать рисунки, поискать сходство можно попробовать.

 

Работы художника рассыпаны по всему городу, но чтобы взглянуть на них, нужно знать куда идти. Или быть очень внимательным. Это один из законов фресковой живописи: она раскрывается только, когда на нее смотрят. Илья Ершов еще называет такую технику застывшей анимацией. Приближаешься — видишь что-то новое, отходишь (и если отходишь в правильном направлении) — появляется целый веер разных смыслов.

Одна из самых крупных работ в Петрозаводске — для печного центра на территории Радиозавода.

 

Илья готов и дальше разрисовывать город, были бы средства. Сейчас он работает над проектом «Калевала в графике». Эскизы уже готовы, все готово, но если Петрозаводск не найдет денег, Вяйнемёйнен, старуха Лоухи и другие персонажи легендарного эпоса (Илья уверен, «Калевала» — наша северная «Илиада») украсят стены не в Карелии, а в Китае.

— Им наши северные сказки очень нравится, — объясняет художник. — Правильно, зачем китайцу китайское? У нас же ходят люди с татуировками-иероглифами. По этой же причине мне сложно уговорить власти города, что у нас нужно рисовать эти вещи: у нас же все это есть. И лес, и горы, и рыбалка, и русалки водятся, и камни древние в 20 минутах езды. А у китайцев вот нет.

 

Еще одна так и не воплощенная идея: в новом районе на Ключевой на стенах дома нарисовать изразцы. Там пять пятиэтажек образуют глухой двор, он немножко на горке, и как раз ощущение печи было бы. Нарисовал эскизы — 12 месяцев славянского календаря.  Но все стоит денег, проект так и остался проектом.

В гостях у Ильи Ершова

Эскизы изразцов для Ключевой. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Финансовый вопрос Илью бесконечно огорчает, китайцы-то возьмут, но хочется рисовать здесь, в родном Петрозаводске.

— Мы живем в очень ограниченном пространстве, если подумать. И я не только о Петрозаводске, он — маленький город. Вообще все человечество уместится на один остров в тихом океане, если встанет рядом. А мы живем в этом городе, и не так много нам всего этого нужно, чтобы он стал лучше. Мне кажется, властям нужно часть денег просто отдавать художникам. Пусть это будет немного. Необязательно мне! Но тогда через короткое время по городу будет интересно гулять. А если человекам будет интересно гулять, человеки будут больше разговаривать. А если человеки будут больше разговаривать, может, и договорятся до чего-то, кроме войны.

Хорошие карельские книги. Почти даром