Что мы едим: о производстве мяса в Карелии

Разбираемся, почему в республике не производят мясо в промышленных масштабах и как работают местные фермеры. На примере хозяйства семьи Сулим выясняем, сколько можно заработать на одном бычке, зачем нужен электропастух и почему главное в деле фермера — натуральность. Продолжаем цикл материалов о карельских продуктах.

Хозяйство "Новое" в Карелии

Коровы ООО "Новое". Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Мясо в Карелии практически не производят. Прекратили свою деятельность птицеводческие и свиноводческие предприятия, которые работали в республике с советских времен. В региональном Минсельхозе объясняют это экономическими и климатическими причинами. Зерно из-за холодного климата мы не выращиваем, значит, и кормов для птицы, свиней и мясных бычков у нас нет. Дешевле, чем завозить сюда корма для разведения скота, привезти готовое мясо из Ленинградской области или центральной России.

Россия входит в топ-5 лидеров по производству мяса птицы и свинины.

Мясо

Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Отдельные хозяйства в Карелии все же есть. Например, племенное хозяйство «Новое» в Лахденпохском районе, которое выращивает коров абердин-ангусской породы для производства элитной мраморной говядины. Разводят бычков и некоторые фермеры, но тоже не для массового потребителя, а для тех, кто может позволить себе дорогую телятину.

В 2019 году доля мяса отечественного производства на российском рынке составила 92,8%.

«Старая ферма»

Семейная ферма Татьяны Сулим находится недалеко от Петрозаводска — в 26 км в селе Деревянное. В хозяйстве около 50 голов крупного рогатого скота, пять лошадей, индюки, около 10 коз.

Ферма семьи Сулим. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

Ферма семьи Сулим. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

Фермеры выращивают бычков и продают мясо местным жителям. Пробовали реализовывать продукцию через супермаркет, но в магазине хотели брать тушу до 100 кг, значит, забивать надо было совсем молодых бычков.

«У них и мясо на кости еще не наросло, оно розовое и по вкусу никакое, поэтому с «Сигмой» мы перестали работать», — рассказала Татьяна Сулим.

Но проблем с клиентами нет: люди сами приезжают, связываются по интернету, по телефону, заказывают мясо через знакомых. Когда набирается достаточное количество желающих, бычка отвозят на бойню.

Карелиястат: в августе 2020 года в сельскохозяйственных организациях произведено скота и птицы на убой (в живом весе) 0,2 тыс. тонн (134,7% к августу 2019 года), молока — 4,9 тыс. тонн (98,2% к аналогичному периоду предыдущего года).

К 2022 году количество бычков в хозяйстве должно вырасти до ста. На выполнение этого бизнес-плана Татьяна Сулим в прошлом году получила от государства трехмиллионный грант и 14 гектаров земли в аренду. Вместе с другими арендуемыми участками у фермеров теперь 69 гектаров.

Татьяна Сулим

Татьяна Сулим. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

«Если у нас за год будет проходить 100 голов, то наша семья сможет существовать более-менее нормально. Мы посчитали, что с быка зарабатывается примерно 1 000 рублей в месяц», — рассказала Татьяна.

Покупать телят фермеры пробовали в частных хозяйствах в Карелии, но они оказались очень слабыми, пришлось долго выхаживать. Недавно ездили за новой партией а Архангельскую область, купили мясо-молочную породу по лучшей цене.

Карелиястат: поголовье крупного рогатого скота в РК на 1 сентября 2020 года 16,8 тыс. голов (93,0% к аналогичной дате 2019 года), в том числе коров — 8,0 тыс. голов (93,0%); поголовье свиней составило 1,0 тыс. голов (43,2% к 1 сентября 2019 года).

На молоке, по словам хозяйки, можно заработать больше. Поэтому в следующем году фермеры планируют вернуться к молочному производству. Сын Татьяны Константин получил грант Минсельхоза на оборудование цеха по переработке. На ферме появятся 12 коров, из их молока на «Старой ферме» будут производить творог и масло.

Бежать из города

Татьяна Сулим всегда хотела кормить своих детей натуральными продуктами. Когда семья еще жила в городе, она искала, где купить фермерское мясо. В Петрозаводске Татьяна работала инженером в МУПе, муж Олег занимался бизнесом с пиломатериалами.

Олег Сулим. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Олег Сулим. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

«Мы давно отказались от магазинных пельменей, сосисок, котлет. Покупали натуральное мясо, бегали, искали. Дорого, конечно, а что делать».

Случилось так, что один из близких родственников Татьяны серьезно заболел. Еле спасли. В семье Сулим уверены, что случилось это из-за неблагополучной городской экологии и химии, которую вынуждены есть люди.

«И это послужило нам таким пинком из города. Муж сказал: «Может, мы попробуем все-таки сами поесть натуральную еду и детей покормить».

В сельской местности живет четверть населения России.

В 2014 году решили перебираться ближе к природе — в село Деревянное. Там муж Татьяны еще в 2000 году купил часть заброшенной фермы. Решили ее восстанавливать, строить дом и заниматься натуральным хозяйством.

В деревне Татьяна решила воплотить свою давнюю мечту — купить лошадь. Сначала купили для дочери Софии, потом для самой Татьяны. Потом взяли еще двух лошадок. Стали организовывать экскурсии, детские праздники, фотосессии. Рекламу не давали, говорит хозяйка, желающие и без того выстраивались в очередь.

«Сначала мы планировали, что я буду заниматься домом и детьми, ухаживать за животными (завели еще куриц, коз), а муж продолжит заниматься бизнесом. Первые годы так и было. Но потом подумали, раз всё равно мы в сельском хозяйстве, попробуем им и зарабатывать. Теперь мы кормим не только себя, но и много других семей», — рассказала Татьяна.

Англо-нубийская коза на ферме семьи Сулим. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

Англо-нубийская коза на ферме семьи Сулим. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

«Если вы сделаете перерыв и не будете есть мясо из магазина, вы потом не сможете к этому вернуться. Бывает, к нам кто-то приезжает в гости, привозит с собой покупное мясо для шашлыка. Отказаться неудобно, но я просто в ужасе: ешь и не понимаешь, что это — свинина, курица или телятина — всё на один вкус», — поделилась фермер.

Жизнь в естественной среде

Татьяна Сулим уверена, что жить в городе опасно для здоровья. Человек должен обитать  в естественной среде, как и всё живое. Хозяйство тоже ведет по этому принципу: животные растут на природе, а не в тесном помещении.

Коровы на свободном выпасе

Коровы на свободном выпасе. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

«В советские годы у нас были выработаны свои технологии: скот был на пастбище. Сейчас вы, когда едете по Карелии, корову вряд ли увидите. Всех животных загнали в стойла. Всю свою жизнь корова стоит там: не видит ни солнца, ни света божьего, ни ручья, ни травы. Вроде ей все привозится, витамины даются. Но, по-моему, это ужасно. Из-за скопления животные и болеют», — уверена Татьяна.

На «Старой ферме» скот пасется на полях свободно. Чтобы животные на разбрелись, установлен электропастух — напряжение 12 тысяч вольт. Сила тока маленькая — не смертельно, но очень ощутимо.

Электропастух. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

Электропастух. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

Антибиотики в хозяйстве тоже стараются не использовать. Только в крайнем случае, если животное надо спасать, а народные средства не помогают, говорит Татьяна.

«Я знаю, что некоторые используют антибиотики для повышения надоев и прироста в весе. Но мы так не делаем».

Другой жизни для себя и своей семьи Татьяна Сулим теперь не представляет. И то, что сын развивает семейное дело, особенно ее радует. Через год цех по переработке молока должен уже заработать, а рядом появится новая ферма. В перспективе фермеры хотят выращивать на мясо диких животных, например, оленей.

«Я как-то спросила у мужа: «Мы когда-нибудь разбогатеем?» А он мне говорит: «А зачем тебе это? У меня вот нет такой цели. Я живу, мне нравится, мне интересно». И я подумала: правда, зачем? У меня ведь всё есть. Здесь здорово и человеку, и животным. Здесь у меня появилась совсем другая философия».

Татьяна Сулим. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

Татьяна Сулим. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

Ферма семьи Сулим. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

Ферма семьи Сулим. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

Ферма семьи Сулим. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

Ферма семьи Сулим. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция