Арто Ринне: «Кантеле — это целый мир»

Арто Ринне, участник легендарного ансамбля «Мюллярит» и создатель коллектива Sattuma, считает кантеле красивым образом, объединяющим традиции устного народного творчества и самой музыки северного края. Но замечает, что для игры на туго натянутых струнах хроматического кантеле нужны железные пальцы.

Рассказ о национальном инструменте кантеле и ансамбле, названном в честь этого инструмента, входит в проект “100 символов Карелии”, в котором журналисты по заявкам читателей пишут книгу к 100-летию республики.

Кантеле и «Кантеле» как символ представляет музыкант Арто Ринне:

— Если говорить о культуре Карелии, культуре этнической, музыкальной, словесной, то самым почетным символом, изюминкой, собравшей в себя многие культурные аспекты нашего региона, является, безусловно, кантеле. Красивый образ, объединяющий традиции устного народного творчества и самой музыки северного края. Инструмент, родившийся из карельского дерева, созданный народными мастерами во глубине веков, пронесенный людьми сквозь столетия и радующий человека современного, возвращающий его к корням. Радует, что у нас в Карелии есть возможность научить своих детей игре на этом инструменте и что, самое главное, есть где эти инструменты найти. В Петрозаводске есть много мастеров: Александр Леонов, Александр Фролов, Андрей Смолин, Дмитрий Дёмин, Виталий Целобёнок. У всех инструменты звучат по-разному. Это и хорошо. Есть простор для творчества и новых мыслей. Ведь кантеле — это целый мир.

Артистка ансамбля "Кантеле". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Кантеле и «Кантеле» представляет артистка ансамбля Елена Анхимова. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Мои родители работали в Финском театре Петрозаводска. Там я, пожалуй, впервые и услышал кантеле. Это были торжественные тягучие звуки, разносящиеся из динамиков и приглашающие зрителей в зал. Интересное решение театральных звонков!

Настоящих кантелистов я впервые увидел на одном из концертов ансамбля «Кантеле» с его известным трио кантелистов: Эйлой и Эриком Раутио и Тойво Вайноненом. В студенческие годы кантеле вновь появилось на горизонте, когда увлекся народной музыкой в ансамбле Генриха Туровского (сейчас это «Тойве»). Сначала наблюдал, как коллеги по университетскому коллективу аккомпанируют на огромных хроматических инструментах. Сам попробовал — не зацепило, струны натянуты так туго, что пальцы сотрешь. Потом в 1984 году у нас появились первые диатонические кантеле, а также йоухикко. Первыми йоухиккоистами стали скрипачи Нелли Пийпонен, Наташа Ткаченко, а также Леонид Севец. Ну а я схватил 12-струнное кантеле и самостоятельно начал учиться игре. С тех пор играю на 5-, 10-струнных кантеле. Каждое кантеле звучит по-разному. В каждом — душа мастера, его изготовившего, мастерство в выборе дерева.

Играя на кантеле, представляешь вздымающиеся вверх алые на закате сосны, играющий в ветвях ветер, пение птиц, озерную синь, блеск солнца, рябь на поверхности воды, плывущую к далеким островам моторку. Ну, или звон колоколов и тихое деревенское кладбище. Для меня кантеле — это музыка тишины и покоя. Даже на больших концертах, играя или слушая кантеле, хочется абстрагироваться от суеты и шума городского.

За свою жизнь я повидал многих кантелистов. Большое впечатление на меня произвел Максим Гаврилов, записывавший на радио Карелии цикл передач о своей жизни и кантеле. Часто у него был с собой инструмент — хроматический кантеле-альт, на туго натянутых толстых струнах которого он искусно импровизировал и декларировал строки из «Калевалы». Наверное, у него были железные пальцы. С Максимом выступал иногда похожий на старого мудрого Вяйнямёйнена с копной седых волос и бородой финн Самппа Уймонен.

С уже покойным Матти Контио и его супругой Синиккой мне удалось записать телевизионную передачу. Как и многие финны, они играли на больших диатонических концертных кантеле с красивым объемным звуком. В хорошей акустике они звучат как небольшой оркестр. С известным финским кантелистом и редактором журнала «Кантеле» Тимо Вяяняненом довелось побывать в фондах нашего Национального музея, в котором хранятся старинные инструменты.

Радует, что есть взаимодействие российских и финских музыкантов. В конце 1980-х финский музыкант Кари Дахлблум был настолько увлечен карельским хроматическим кантеле, что взял долгосрочный отпуск и приехал работать в наш ансамбль «Кантеле». Многие, наверное, считали его шпионом. Кари освоил инструмент и, вернувшись на родину, активно внедрял его в Финляндии, потому что считал, что многообразие видов этого инструмента только на пользу.

Напомним, проект “100 символов Карелии” стартовал в марте 2019 года, Редакция уже получила сотни откликов читателей. Люди присылают свои идеи символов Карелии, на их основе верстается план редакционной работы на год. В течение этого года на сайте “Республика”, в газете “Карелия” и на телеканале “Сампо ТВ 360” выйдут 100 репортажей о ста символах республики. Итогом этой работы станет книга.

Сбор предложений и идей от читателей продолжается в группе“Республики”.