Безотходная форель: компания «РМ — Аквакультура» обновила очистное оборудование в Карелии

«Русское море — Аквакультура» — одно из крупнейших предприятий республики по выращиванию и переработке форели. В конце прошлого года на их очистных сооружениях произошел сбой — сточные воды с кровью рыбы вытекли в болото. Компания сама приостановила производство до ввода в эксплуатацию модернизированной очистной системы. О том, как она теперь работает, а также как устроено производство в целом, узнала “Республика”.

Форель в садках. Вылов. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Форель в садках. Вылов. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

«На Сегозере у нас девять производственных площадок, но управляем мы ими аккуратно: не все они с рыбой, с рыбой сейчас только три площадки. Этого требуют наши внутренние правила и план биологической безопасности, чтобы рыба не болела и хорошо росла. Принцип примерно такой же, как и с картофельными полями — участкам нужно отдохнуть, очиститься”, — рассказывает исполнительный директор «Русское море — Аквакультура» Алексей Богушов.

Компания начала заниматься аквакультурой в 2007 году. Первая площадка появилась именно в поселке Попов Порог, на берегу Сегозера (Сегежский район). Сейчас основное производство находится в Мурманске: в Баренцевом море фирма выращивает атлантического лосося и морскую форель. В Карелии компания выращивает и перерабатывает только радужную форель.

 

Переработка рыбы — сезонная операция: летом «Русское море — Аквакультура» занимается выращиванием форели, а с осени до апреля — выловом и переработкой. Ежедневное количество переработанной рыбы зависит от заказа. Но в день фирма перерабатывает примерно от 30 до 40 тонн.

«Рыба вылавливается краном, помещается в специальные емкости, которые с помощью снегоходов доставляются в цех. Этот процесс занимает 10-15 минут. То есть через 15 минут рыба уже перерабатывается в цехе», — отмечает Богушов.

Когда форель поступает в цех первичной переработки, ее ждет бак усыпления. После ее обескровливают, охлаждают, потрошат и упаковывают. Икру передают в икорный цех, где ее солят и упаковывают.

 

В форели примерно 1,5% крови от массы тела. Ежедневно через сотрудников предприятия проходит от 12 до 15 тысяч штук рыбы.

Но рыбные потроха — не отходы: сотрудники компании собирают и вывозят их в другой цех. Из них вытапливается ветеринарный рыбий жир. Ежегодно фирма производит его сотнями тонн. Исполнительный директор отмечает, что из этого продукта можно сделать и рыбий жир для людей. Но для этого, правда, ему необходимо пройти более тонкую очистку.

 

Основная продукция компании «Русское море — Аквакультура»:

— охлажденная форель (иногда мороженая);
— икра форели;
— ветеринарный рыбий жир.

После потрошения рыбу моют и сортируют, потом взвешивают, упаковывают в одноразовые пенопластовые контейнеры со льдом и маркируют. В этот же день форель увозят к заказчику.

 

«Получается так: утром форель выловили, а вечером или на следующий день она уже будет у клиента. Свежесть — это ключевое преимущество нашего производства. Мы достаточно близко к федеральным центрам, где находятся основные потребители.

Каналы сбыта у нас разные — это и сетевые магазины, и переработчики, которые ее солят, коптят и так далее»,  отмечает Алексей Богушов.

«Русское море — Аквакультура» — одно из крупнейших в республике компаний по выращиванию и переработке форели. На Сегозеро у фирмы показатели такие: от 2 до 2,5 тысячи тонн товарной рыбы.

В декабре 2020 года в работе очистных сооружений произошел сбой. Тогда компания «Русское море — Аквакультура» по собственной инициативе приостановила работу предприятия до завершения ремонта и модернизации очистного оборудования стоимостью 20 млн руб.

 

«Нужно понимать, что отходы на нашем предприятии — это, по сути, только вода с рыбьей кровью, ведь потроха мы используем для производства ветеринарного жира. То есть наши отходы — эта та вода, которая используется при потрошении рыбы и ее мойке.

В декабре из-за пиковых нагрузок на производстве (был большой объем переработки и реализации нашей продукции), к сожалению, произошел выброс сточных вод в болото. После чего мы приняли решение остановить производство до завершения ремонта и модернизации наших очистных сооружений. Это заняло у нас примерно три недели. Мы вложили в оборудовании 20 млн рублей, и после новогодних праздников вновь запустили производство.

Новые очистные сооружения позволяют работать нам даже с учетом пиковых нагрузок. Технологический процесс очистки сточных вод предусматривает сначала удаление жира через жироуловитель. Далее вода поступает на механическую очистку — на ленточный фильтр с мелким ситом. После чего она обрабатывается реагентами в двух больших цистернах, а затем мы вывозим полученную воду на сторонние очистные сооружения, где она подвергается утилизации», — рассказал Алексей Богушов.

Алексей Богушов. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Алексей Богушов. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

В компании работает сто человек, 90% из которых — жители Сегежского района. Как сообщил Алексей Богушов, когда в декабре компания почти на месяц остановила производство из-за сбоя в системе очистки, никто из сотрудников работу не потерял, более того, вынужденный простой им оплатили.

Форель в цеху переработки. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Форель в цехе переработки. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова