Дом.com: расселение утопающих

Как разваливающемуся дому официально стать аварийным? Разбираемся на примере Шежемского, 18 в Кондопоге. Дом рекомендовали расселить еще в 1995 году. Но вместо сноса провели капремонт, несмотря на уличные туалеты и негодования жильцов. Представляем обновленный «Дом.com».

К сентябрю 2017 года в Карелии должны расселить дома, признанные аварийными до 1 января 2012 года. На этом завершится большая программа федерального правительства. Вот только на территории нашего края остаются сотни домов, жильцы которых остро нуждаются в расселении. Дом.com рассказывал о десятках таких жилых зданий. Если они признаны аварийными после 1 января 2012 года, жильцам остается дожидаться новой программы, которая, скорее всего, начнет работать в 2018 году. Дожидаться или попробовать признать аварийной только свою квартиру? И что делать жильцам развалюх, которые власти не хотят признавать аварийными?

Как жить

Дом.com встретился с жильцами дома № 18 по улице Шежемского в Кондопоге. История 70-летнего жилого здания вопиюща, но, к сожалению, характерна. Еще в 1995 году в технических документах прописали: износ несущих конструкций дома составляет от 65 до 70%. Согласно действующему законодательству, этих цифр достаточно, чтобы дом уже тогда признали аварийным и снесли, а жильцов расселили. Этого не случилось.

В 2014 году дом попал в региональную программу капитального ремонта. Срок ремонта — в 2017 году. Жильцы, десятками лет вынужденные ходить в уличные туалеты, сразу были против капремонта. Жильцы требовали их расселить. Городские власти людей не послушались. По заключению проектной организации «Рея», нанятой региональным Фондом капремонта на деньги жильцов, износ несущих конструкций к 2016 году составил всего 35, а фундамента — 40%.

 

То есть на деньги небогатых людей, проживающих в доме на Шежемского, пришлая организация постановила: за 22 года дом «помолодел» вдвое. Но и этого мало. Капитальный ремонт было решено перенести — с 2017 года на 2016-й. Начали работы в преддверии зимы, в ноябре. В не самый, мягко говоря, подходящий для капитального ремонта сезон. Результаты соответствующие — их во всей «красе» запечатлела телекамера программы Дом.com.

Как быть?

Что же делать людям, населяющим непригодные для жилья бараки, официально не признанные аварийными? Рассмотрим этот вопрос подробно — в теории и на практике.

Шаг первый

В теории

У городских или сельских властей сегодня есть два пути расселять аварийное жилье: строить новые дома взамен снесенных или выдавать людям готовые квартиры.

Рассмотрим первый вариант. Без участия в федеральной программе сегодня он недоступен практически ни одному муниципалитету Карелии. Денег нет. Согласно Жилищному кодексу России, единственный орган власти, который вправе официально признать дом аварийным, — это межведомственная комиссия. В нее входят специалисты различных надзорных и контрольных ведомств: МЧС, Роспотребнадзора. Но в основном чиновники мэрии и депутаты местного совета. Они-то и признают либо не признают ваш дом аварийным. Для того чтобы к вам пришла комиссия, в муниципалитет необходимо написать соответствующее заявление. Можно отправить его и в Жилищную инспекцию Карелии, но смотрите шаг второй.

На практике

К сегодняшнему дню далеко не все муниципалитеты Карелии справились с действующей федеральной программой, а новой программы пока нет, поэтому межведомственные комиссии (читай: местные власти) крайне неохотно пополняют свой рабочий список новыми аварийными домами. Это означает, что межведомственная комиссия вполне может вам отказать. Несмотря на все крики о помощи, подкрепленные «живой картинкой» или фотографиями текущей кровли, рушащихся стен и перекрытий.

В доме на улице Шежемского, 18. Фото: ИА "Республика"

В доме на улице Шежемского, 18. Фото: ИА «Республика»

Шаг второй

В теории

Вам понадобится экспертиза. То есть оплаченная самими жильцами работа организации, имеющей допуск к техническому освидетельствованию состояния основных конструкций здания. Примерная стоимость работ в деревянном двухэтажном доме на 10-12 квартир — 50 тысяч рублей. Трудное решение придется принимать на общем собрании жильцов — очном или заочном. Администрация города или поселка не имеет права отказать собственникам в проведении экспертизы, если такое решение они примут на общем собрании, вне зависимости от доли в доме. И муниципалитет обязан оплатить часть стоимости экспертизы соразмерно тому, сколько квартир в здании принадлежит муниципалитету.

На практике

Организовать общее собрание жильцов дома — уже задача непростая. Особенно если в жилом здании велика доля муниципального жилья. В этом случае муниципальная власть может долго не присылать к назначенному людьми числу своих законных представителей или долго ставить галку в протоколе заочного голосования.

 

Но даже если жильцам удалось договориться на общем собрании, найти необходимую сумму, нанять экспертную организацию, которая официально покажет, что дом необходимо расселять, нужно быть готовым к тому, что и на этом этапе местные власти могут вставлять палки в колеса. Например, жильцы дома № 18 по улице Шежемского предоставили в мэрию результаты независимой экспертизы, которая показала необходимый для расселения процент износа конструкций здания. Более того, экспертная организация указала, что находиться в этом доме опасно для здоровья и жизни.

Но мэрия Кондопоги нашла основания отказать и здесь — оказалось, что текст экспертизы не соответствует федеральным нормам. Все. Люди свои деньги потратили зря.

Ответ из мэрии Кондопоги

Ответ из мэрии Кондопоги

Поэтому крайне желательно выделить еще немного денег на консультацию грамотного в сфере ЖКХ юриста — как минимум пусть он просмотрит текст экспертизы. Кстати, можно потребовать провести экспертизу в суде: в случае победы издержки оплатит ответчик. Но сначала в суд нужно подать, нанять юриста — то есть заплатить.

Шаг третий

В теории

Теперь рассмотрим второй вариант расселения из аварийного жилья — предоставление квартиры на первичном или вторичном рынке для отдельно взятой семьи. В качестве примера вернемся к истории петрозаводчанки Лидии Рожиной. Долгие годы вместе с соседями она не могла добиться расселения трухлявого барака на улице Ф. Тимоскайнена, 4. Большая часть квартир муниципальная, как и бывшее жилье Лидии Викторовны. Мэрия города многие годы отказывалась признавать дом аварийным.

— Администрация города долго нас убеждала в том, что жилье нужно приватизировать, мы никуда от этого не денемся, — рассказывает Лидия Рожина. — Нам говорили: продавайте жилье, покупайте новое, используя ее стоимость как первый взнос.

Лидия Рожина

Лидия Рожина. Фото: Максим Шумейко

Сейчас дом по Тимоскайнена, 4 признан аварийным и ждет новой федеральной программы. Но Лидия Викторовна дожидаться этого не стала.

— Я пошла своим путем. Стала ходить по инстанциям, через суд добилась выездного совещания межведомственной комиссии, которая признала мою квартиру непригодной для проживания. Не весь дом, а только муниципальные квартиры, в том числе мою. На это ушло год или два.

На практике

Полгода петрозаводчанка ждала маневренного жилья, еще полтора — новую квартиру. В результате всех мучений ей дали муниципальное жилье в доме на улице Мурманской. В доме, которому не 50-70 лет, а 14 — почти новое по нашим меркам, говорит Лидия Рожина.

Если же признать квартиру аварийной захочет не наниматель муниципального жилья, а его собственник, ситуация еще сложнее. Как минимум он сильно потеряет в деньгах при продаже своей признанной аварийной квартиры. А если вдобавок он ее ранее приватизировал, то взамен получит только муниципальное жилье — второй раз приватизировать жилье в России нельзя.

Шаг четвертый

В теории и на практике

Все эти выкладки подводят к одному: к сожалению, в ситуации, когда местная власть не признает дом аварийным, придется обращаться в суд. Муниципалитеты суды не любят.

— Как только дом признается аварийным, подлежащим сносу, жители тут же обращаются в суд, — заявил мэр Кондопоги Валерий Анхимов. — Суд выносит решение — в 10-дневный срок предоставить благоустроенную квартиру в соответствии с нормами и правилами. Естественно, в этот срок мы предоставить квартиру не можем. Санкции огромные. Мы платим 50 тысяч рублей — это судебное исполнение, затем 50 тысяч штраф, затем еще 50 тысяч штраф, а затем уже возможно уголовное преследование. В целом это миллионы рублей.

Валерий Анхимов. Фото: ИА "Республика"

Валерий Анхимов. Фото: ИА «Республика»

Мэр города бумажников говорит о старой норме. Уже несколько лет в российском законодательстве прописано: если суд встает на сторону жильцов, то муниципалитет обяжут вынести постановление о признании дома аварийным и установить конкретный срок расселения. Так, как это, например, произошло со сгоревшим домом № 44 по Октябрьскому проспекту в Петрозаводске. Полужилое строение мэрия карельской столицы обязалась расселить до 31 декабря 2021 года.

Вывод. Неутешительный

Печально, но факт: расселения в новые квартиры вам не гарантирует ничто — ни независимая экспертиза, ни тонны заявлений и жалоб, ни даже право на безопасность, прописанное в Конституции. Зачастую все зависит от решения суда. И тот лишь обяжет указать конкретные сроки расселения, которые при отсутствии денег в муниципальных бюджетах и неясного пока будущего федеральной программы могут выглядеть как титры в фантастических фильмах — 2021 или 2035 год. Очевидно, не все дома доживут до этих времен.


Над выпуском работали:
Максим Алиев и Александр Батов, журналисты
Борис Касьянов,
оператор
Михаил Проскалов,
режиссер
Ирина Добродей,
шеф-редактор

Проект «Дом.соm» — еженедельная программа интернет-ТВ «Сампо» о бедах и победах в сфере ЖКХ. «Дом.соm» вникает в самые безнадежные коммунальные ситуации, задаёт прямые вопросы и требует ответа, советуется с экспертами и ищет выход. «Дом.соm» — нас боятся все коммунальщики!

Абзац