Игорь Корсаков: «Интересы людей важнее всего»

Игорь Корсаков стал новым замом главы Карелии по внутренней политике. Эта должность в Карелии считается одной из самых социально ориентированных. Здесь принимаются решения, от которых напрямую зависит качество жизни людей в регионе. Как вице-премьер по здравоохранению и социальной защите Игорь Корсаков уверен, что хорошо понимает заботы жителей Карелии. В интервью «Республике» он признался, что искренне верит не только в политику с человеческим лицом, но даже в гармоничные отношения человека с государством.

Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Фото: "Республика"/Леонид Николаев

— По вашему личному мнению, почему именно вам глава Карелии доверил руководить внутренней политикой в регионе?

— Каждый член правительства работает по своему узкому направлению, и только глава региона оценивает ситуацию в целом. Поэтому нам сложно пытаться объяснять его действия. Он лидер, и решения остаются за ним.

Я могу только предположить, что одним из факторов моего назначения стало доверие. Глава отвечает за республику перед населением, перед президентом и должен всегда показывать высокие результаты. Внутренние процессы управления  — вещь сложная, и иногда, чтобы добиться цели, надо поступать нестандартно. То, что в народе называется «под твою ответственность». И вот тут рядом должен быть человек, на которого ты можешь положиться на все сто.

Кроме того, глава хорошо знает мои профессиональные возможности — мы ведь много лет работали вместе в службе судебных приставов (Игорь Корсаков был главным судебным приставом сначала Чувашской Республики, а потом Нижегородской области — прим. ред.). В службе меня называли политработником. Дело в том, что после школы я учился в военно-политическом училище. Это серьезное учебное заведение, где нас фактически учили профессионально общаться и выстраивать отношения. Позже я получил три высших образования, работал в разных должностях, но именно знания, полученные в политучилище, всегда помогали мне находить главный рычаг управления коллективами — и средними, и большими, и огромными. Мне удается обнаружить ту клавишу, которая позволит выстроить всю работу в стройную гамму.

— Как многолетний опыт работы в службе судебных приставов может помочь вам   политической работе?

— Пристав — это не профессия. Это государственная гражданская служба, дающая колоссальный опыт государственной работы, причем не теоретической и отвлеченной, а предметной и остросоциальной. За каждым судебным производством стоит судьба конкретных людей.

Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Фото: «Республика»/Леонид Николаев

При Артуре Олеговиче (глава Карелии Артур Парфенчиков возглавлял Федеральную службу судебных приставов с 2008 по 2017 г. — прим. ред.) главной установкой нашей работы стала ориентированность на людей. Мы должны были сделать так, чтобы нас перестали бояться и начали воспринимать как помощников. И это удалось.

Достаточно сказать, что под эгидой Парфенчикова наша служба стала второй по цифровизации в стране после налоговой. Это был колоссальный прорыв. Людям стало удобно с нами работать.

Приставы показали свою полную открытость. Одними из первых мы начали работать с общественными приемными уполномоченных по правам человека, детей, предпринимателей. Банк исполнительных производств был выведен в публичный доступ — любой гражданин в любое время может теперь зайти на сайт, проверить свой долг и оплатить его.

И, конечно, законодательство. Пакет изменений был большой, но вспомним одно из самых показательных: теперь в первые 20 дней автовладельцы могут оплачивать штрафы с 50-процентной скидкой.

Работа в службе приставов — это не только умение принимать сложнейшие управленческие решения в трудных юридических ситуациях, но и способность в любой ситуации вставать на сторону простого человека, чтобы облегчить его положение. И политическая работа, если она делается честно, должна быть с человеческим лицом: интересы людей важнее всего, и уже под них надо подстраивать работу государственного аппарата, а не наоборот.

— Что такое внутренняя политика в вашем понимании?

— Принято считать, что внутренняя политика — это исключительно выборы. Но выборы — уже вершина айсберга, финальная контрольная точка, показатель эффективности государственной политики в регионе. А в основе выстраивания внутренней политики лежит создание такого социального климата, внутри которого будут комфортно взаимодействовать все органы власти и население. Если максимально упростить: всем должно быть удобно общаться друг с другом и все должны видеть, что поставленные цели постепенно достигаются.

Эффективная внутренняя политика должна максимально снижать уровень разногласий. У нашей команды, например, есть такой формат как  согласительное совещание. Если появляется проблема, мы обсуждаем при участии всех сторон, чтобы прийти к общему решению.

Внутриполитическая работа по сути своей незаметна. Она направлена на то, чтобы между всеми группами населения и на всех уровнях власти соблюдался баланс, а отношения были гармонизированы. Если работа по реализации внутренней политики в регионе делается хорошо, ее не видно. Если о ней говорят, значит, где-то появились проблемы.

Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Фото: «Республика»/Леонид Николаев

— Каким самым главным качеством, по вашему мнению, должен обладать руководитель регионального внутриполитического блока?

— Он должен уметь договариваться. Везде работают люди. И выстраивание любых отношений основано на понимании. Поэтому так важно уметь искать компромиссы. Все, кто со мной когда-либо работал, знают: худой мир лучше доброй ссоры.

— Как думаете, что помешало вам стать мэром Петрозаводска?
(весной 2021 года Игорь Корсаков участвовал в конкурсе на должность главы Петрозаводского городского округа, но депутаты выбрали  Владимира Любарского — прим. ред.).

— У Владимира Любарского было главное преимущество — он петрозаводчанин и знает Петрозаводск в его разные периоды. В управлении городом ведь очень важно уметь связать его историю с планом дальнейшего развития. В способности отразить воспоминания людей в новых предложениях по развитию территорий Владимир Константинович был, безусловно, сильнее. Он обошел меня на этом вираже, и, думаю, это было справедливо.

— А для должности заместителя главы по внутренней политике ваш статус «приезжего» не помеха?

— Эта должность более технократична. Она очевиднее направлена на будущее, и исторический контекст для нее менее важен. Здесь необходимо иметь широкий угол обзора, уметь подниматься над ситуацией, видеть перспективу, предугадывать развитие. Это политика, и тут мой опыт работы в других регионах скорее плюс, чем минус. Более того, я думаю, определенную роль сыграл тот факт, что я много лет прожил в национальной республике. Моя мама татарка, отец — чуваш, мне понятны особенности регионов, где национальным вопросам должно уделяться особое внимание.

В карелии 85 национальных общественных объединений и национально-культурных автономий, и с каждой из них должны быть выстроены партнерские, доверительные отношения. Мир и лад между общественными организациями — это одна из основ спокойной обстановки в регионе. И, конечно, отдельное направление — это  сохранение коренных малочисленных народов, развитие их традиционных культуры и быта. Эта работа должна проводиться на высоко профессиональном уровне. Здесь важно действовать тонко, но при этом точно и уверенно.

— Вы планируете вносить какие-то свои предложения в существующую программу социально-экономического развития Карелии? Или будете идти по уже утвержденному плану?

— Любой программный документ не статичен, надо критически оценивать его эффективность, и если в нем что-то в нем не работает, надо это менять. Действующая программа развития республики создавалась при участии всех членов правительства, ее авторы — команда профессионалов. Главная ее цель — решить проблемы в болевых точках республики. Со временем акценты могут смещаться, а значит, и тактические задачи этого стратегического документа могут обновляться в соответствии с потребностями населения.

Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Фото: «Республика»/Леонид Николаев

— Будете ли вы проводить «под себя» какие-то кадровые перестановки в правительстве? 

— Нет, команда главы сформирована, и мы будем с ней работать. Эффективность команды, слаженность ее работы важна не только для нас самих — это один из показателей, по которому федеральный центр оценивает нашу работу. Будет согласие в команде — будет поддержка Москвы и будут инвестиции. Начнется раздрай — и тогда мы ни один проект не сможем защитить.

— Вы уже три года отработали в Карелии заместителем главы по здравоохранению и социальной защите. Назовите ключевые проекты социальной сферы, которые удалось реализовать вашей команде.

— Нашим первым успехом я считаю решение нашумевшей проблемы с закупкой лекарств для льготных категорий граждан. Я когда пришел работать в правительство Карелии в 2018 году, по этому вопросу от людей ежедневно поступали сотни жалоб. Мы создали специальный отдел, изменили сроки закупок — и проблема была решена.

Серьезным испытанием на прочность для нас стал перинатальный центр. До нас он строился 4 года и достался мне в виде полуфабриката — без отделки, без оборудования и с необходимостью в сжатые сроки освоить федеральные деньги. 10 месяцев напряженнейшей ежедневной работы, в том числе и на федеральном уровне, и 5 декабря 2018 года Республиканский перинатальный центр принял первых рожениц!

Появление в республике санавиации — еще один наш проект, важность которого невозможно переоценить. Созданная с нуля система работает бесперебойно и спасает по 400 человек в год.

Хотелось бы отметить прошедшую реформу системы социальной защиты населения. Из разрозненных районных служб она превратилась в автоматизированный республиканский центр с филиалами во всех районах. Центр социального обслуживания населения также стал единым для всей республики. Если бы мы этого заранее не сделали, то я не представляю, как бы мы прожили этот ковидный год, когда надо было выполнять поручения президента по выплатам, организовывать волонтеров в помощь людям, и все это в условиях резкого ограничения личных контактов.

Кстати, я убежден, что вне зависимости от эпидемиологической обстановки общение людей с чиновниками должно быть минимизировано. Изложил нам человек свою проблему на личном приеме или онлайн, и мы обязаны, используя все доступные нам системы электронного документооборота, суметь  найти решение его вопроса и дать  ответ, а не отправлять его собирать бумажки и справки по инстанциям.

Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Фото: «Республика»/Леонид Николаев

— Как заместитель главы по внутренней политике вы продолжите курировать строительство новых социальных объектов, над которыми начали работу еще в качестве вице-премьера? 

— Конечно,  я буду вести эти проекты, но уже на другом уровне. Так, в следующем году в Костомукше начнется большая социальная стройка — современный пансионат для пожилых людей на 200 мест. Это первый подобный проект в Карелии, он получил одобрение на федеральном уровне, более того, был рекомендован к тиражированию в других регионах.

Еще одно важное предприятие для Карелии — модернизация курорта «Марциальные воды». Там планируется строительство нового корпуса на 100 мест и реконструкция действующих корпусов. Мы планируем, что курорт «Марциальные воды» будет активно задействован во всероссийской программе реабилитации людей, переболевших ковидом, и рассчитываем на федеральную поддержку.

На подходе и строительство нового онкодиспансера в Петрозаводске. Это будет суперсовременная больница. По нашей концепции вместе с Республиканской больницей (где сейчас достраиваются новые корпуса и завершается работа над блоком кардиологической помощи), а также с Детской республиканской больницей и перинатальным центром они должны организовать единый медицинский городок. Вкупе с проводящейся сегодня серьезной реконструкцией Больницы скорой медицинской помощи это создаст в Петрозаводске мощную медицинскую базу, пользоваться которой смогут все жители Карелии. Отдельно хочу подчеркнуть, что сегодня проведена полная ревизия по ФАПам, мы знаем, где какие потребности у населения, где надо ремонтировать и где строить. Впереди создание единой структуры районного здравоохранения первичного звена.

— Почти полтора года вы руководили республиканским штабом по борьбе с коронавирусом. Сохраните ли вы теперь за собой эту должность?

— Такие решения принимает глава, но если это будет от меня зависеть, то бы хотел продолжить эту работу. Она во многом пересекается со внутренней политикой. Многие думают, что штаб — это чисто медицинское направление. Но штаб в период пандемии занимается и поддержкой предпринимателей, и организацией работы волонтеров. Он обеспечивает оперативное взаимодействие всех ведомств в период, когда проволочки недопустимы. Мы работаем и с депутатами, и с федеральным центром — ведь надо постоянно решать вопросы финансирования. Штаб по борьбе с коронавирусом — это экстремальная работа на пределе возможностей, которую, как мне кажется, нам, в отличие от некоторых других регионов, все эти полтора года удавалось вести на достойном уровне, во всяком случае, без глобальных срывов.

— Как вы оцениваете ситуацию с ковидом в Карелии сегодня?

— Как весьма серьезную. Мы входим в десятку по высоте уровня инфицированности в стране. Но при этом у нас неплохо идут дела с вакцинацией — наши показатели привитого населения выше общероссийских. Вакцина к нам доставляется, вакцинироваться жизненно необходимо, остальное — вопрос соблюдения санэпидрежима.

— Ваш прогноз по коронавирусу для Карелии?

— Если мы будем вакцинироваться, то прогноз оптимистичный. Инфекция не исчезнет, но мы сможем ею управлять. Для этого нужна иммунная прослойка — привиться должно 60-70% населения. Это тот случай, когда будущее зависит от каждого из нас. Прививаясь, мы помогаем не только себе, но и вносим свой личный вклад в спасение сотен людей.

Фото: "Республика"/Леонид Николаев

Фото: «Республика»/Леонид Николаев